ЛитМир - Электронная Библиотека

Роберт Черрит

Волчья стая

(Боевые роботы — BattleTech)

Часть первая

Смесь

3053 год

I

Имя мое Брайен Камерон. Я один из тех, кто носит форму воинов Волчьих Драгун. В общем, обычный солдат, хотя друзья сказали мне, что сама попытка поведать миру эту историю выделяет меня из рядов простых воинов. Может, они и правы, хотя это не имеет значения. Знаю одно — я посчитал необходимым запечатлеть то, что случилось с нами, чтобы подвести черту под событиями, повлиявшими на мою жизнь и на жизни тех, кто носил и продолжает носить мундир Волчьих Драгун. Хотелось бы надеяться, что идущим следом повезет больше и они смогут избежать многих ошибок, учитывая наш опыт.

Я не претендую на всезнайство, честно излагая все, с чем пришлось столкнуться мне самому. Что же касается событий, в которых я участия не принимал, и слов, которых не слышал, полагаюсь на добросовестность очевидцев и собственное чутье, но я честно пытался следовать духу и букве рассказанного мне. Я говорил со всеми — ну, кроме, может, одного — героями моего повествования и поэтому взял на себя смелость излагать некоторые события от их лица. Лично я верю, что все рассказанное ими — правда, по крайней мере, как они сами ее понимали. А кто, кроме Творца, может знать настоящую истину?

Итак, слушайте рассказ Брайена Камерона. Кстати, первые семнадцать лет своей жизни я был просто Брайеном. Само собой, имел я и полное имя, но в то время оно играло роль скорее простого указателя, чем подлинного имени. Впрочем, не стану отклоняться, перебирать грехи моей юности: это только внесет лишний сумбур в мое повествование. В Драгунах мы твердо уверовали в то, что малейшее колебание на поле боя — верная смерть. Но если воин не испытывает напряжения, царящего на поле боя, то он поневоле начинает мешкать и канителиться.

Так что приношу свои извинения.

К концу февраля 3053 года нас в сиб-группе оставалось всего с десяток. Остальные к тому времени получили назначения: кто куда и каждый по своим заслугам. Мы все жутко переживали, когда нас собрали на плацу полигона Тетсухары, чтобы объявить результаты последнего испытания. Волнений хватало уже оттого, что мы должны были узнать оценки для окончательного назначения на должность воина боевого робота, но к тому же мы ждали и результатов Суда Имени Чести.

Я знал, что достаточно успешно справился с последним испытанием, но предполагал, что оценка окажется недостаточно велика для присвоения мне звания. Впрочем, на место воина в одном из линейных полков я мог рассчитывать наверняка, даже в худшем случае. И все же нервишки пошаливали. Ведь как и все остальные сибы, я принимал участие в Испытании Имени Чести. Все мы являлись нераздельной частью генетического наследства родового имени Камерон и имели полное право претендовать на него. Правда, все мы были еще достаточно молоды для возрастного порога, необходимого для получения этого имени, но некоторые из нас все же лелеяли надежду, что высокая оценка сыграет свою роль. Короче, шансы перед началом испытаний были у всех. Но я, как мне казалось, выступил не особенно блестяще.

И вот стоял я, остолбенело уставясь в громадный экран, под которым чинно восседали наши офицеры — инструкторы в парадной форме. На экране стали появляться ряды имен, оценок и назначений.

Мое имя вместе с номером стояло во главе списка. Как оказалось, у меня были лучшие результаты не только в нашей сиб-группе, но и во всем выпуске. Я успешно прошел испытания и заслужил привилегию носить родовое имя Камерон. Список назначений еще несколько секунд продолжал разворачиваться на экране, но меня это уже совершенно не волновало. Еще никогда в жизни я не был так счастлив.

Несколько моих сверстников толклись поблизости, когда я стоял, пялясь в монитор. Оглянувшись, я прочел в их глазах разочарование собственными результатами. Джовелл, мой недавний соперник возрастом постарше, уступивший мне по очкам во всех военно-полевых разрядах, видимо, наступил на горло собственному самолюбию и оказался одним из первых, кто принес ритуальные поздравления новому носителю Родового Имени. Я не мог сдержаться от усмешки, отвечая на его поздравление. По реакции Джовелла я понял, что усмешка задела его. Однако в своем восторженном состоянии я не обратил на это внимания. Джовелл повернулся и скрылся в толпе. Здесь уже скопилось предостаточно желающих принести свои поздравления новому Камерону.

Многие при этом высказывались искренне. Каждый из нас имел дело с одними и теми же испытаниями, и, раз уж мы выложились, кто на что способен, не было никакого бесчестия в том, что ты не оказался первым. Все мы были лишь частицей Волчьих Драгун, и успех одного становился успехом для всех остальных. Но от этого не менее приятно было принять эти искренние поздравления от восхищенных сверстников, и я был просто-таки переполнен нахлынувшей на меня волной восторга моих сибов. Каждый и каждая желали имени Камерон для себя, однако им удалось, по крайней мере внешне, ничем не выразить разочарования. Они улыбались, смеялись и хлопали меня по спине, отказываясь обращаться ко мне не иначе, как называя полным именем — Брайен Камерон. Один из нашей сиб-группы завоевал Родовое Имя, и теперь все мы разделяли эту честь. Я был страшно горд и в то же время в глубине души стыдился, потому что сомневался, что сам смог бы столь же искренне и открыто радоваться, окажись на моем месте Карсон, Джеймс, Лидия или кто другой.

Толпа окружавших меня поздравителей и пожалате-лей мало-помалу расступилась, пропуская вперед чернокожего человека, который двинулся прямо ко мне. Полковник Джейсон Кармоди собственной персоной. Блеск серебряных планок и значков на его мундире прекрасно сочетался с благородной сединой в волосах и лицом, на котором время прочертило весь его жизненный путь — путь удачливого воина, достаточно удачливого, чтобы уцелеть в сражениях и дожить до столь преклонного возраста. Кармоди числился в кадровом составе и был одним из первых боевых товарищей самого Джеймса Вульфа. Он занимался своим делом, когда ни меня, ни кого-либо другого из сибов еще не было на свете. Некогда Кармоди управлял воздушно-космическими силами Драгун. Он ушел в отставку после ранения в одной из боевых операций на Капелле и вскоре после гибели полковника Эллмана был назначен на должность нашего командира-инструктора. Теперь Кармоди находился в должности командира корпуса охраны, что сделало его ответственным за руководство тренировочными программами Драгун. Так что и нам суждено было узнать его железную руку.

Для нас он всегда был фигурой суровой и недоступной, кладезем знаний, офицером с непререкаемым авторитетом и редкого благородства. Теперь же он отошел от просмотрового экрана и приблизился ко мне. Я так и оцепенел, когда его глаза скользнули по мне с головы до ног.

— Поздравляю вас, Брайен Камерон. Вы заслужили Родовое Имя. Честь вашему Имени.

Ритуальное приветствие на сей раз прозвучало искренне, в отличие от того, что преподнес Джовелл. Это были слова моего командира — голос силы и власти. Я смог лишь выдавить из себя шепотом:

— Сайла.

Тут глаза его несколько подобрели.

— Вы так похожи на него, что мне кажется, будто передо мною стоит призрак.

Я знал о своем сходстве с Основателем, но такое случалось со всеми из нашей сиб-группы на определенной ступени развития. Я никогда не придавал особого значения этому сходству. Знал я и то, что память иногда сбивает с толку зрение, и ответил поклоном на это замечание седого полковника. Вновь подняв голову, я понял: шок, вызванный личным поздравлением Кармоди, настолько ослепил меня, что я не разглядел еще двух Драгун-офицеров, сопровождавших командира.

Старший из воинов — майор Алисия Камерон. Она была не первой из заслуживших это имя, освященное нашим Основателем Вильямом Камероном — такая честь досталась Малькольму, погибшему при обороне Лютеции. Зато Алисия считалась старшей, завоевав свое имя на возместительном состязании после смерти Малькольма. Младший офицер, капитан Гарри Камерон, был из второго поколения Камеронов. Он получил это имя на первом состязании для своего возрастного порога, одолев в поединке кровного сына Вильяма Камерона. Хотя Гарри раньше стал Камероном, он предоставил слово Алисии как старшей.

1
{"b":"6172","o":1}