ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это неизбежно, — ответил Волк, когда я обратился к нему с этим вопросом. — Для свободной торговли мне нужен открытый город. Не пускать их сюда — значит унизить неДрагун и потерять репутацию честных дельцов. Пока выплачивают ренту, они могут оставаться. Но другой стороны гор им не увидеть никогда.

«Другая сторона гор» была местом тренировочных сражений, местом, представлявшим собой самый обширный континент Фортеции, где в незапамятные времена Звездйая Лига устраивала Военные Олимпиады. Эти места были известны как Провинция в противовес так называемому Свету — континенту размерами поскромнее, где мы занимались нашей внешней деловой деятельностью. Теперь Провинция использовалась для других целей, и не все из них я могу раскрыть вам. Посторонние могли посещать ее только при наличии специального конвоя. Даже орбитальные полеты над этой территорией были запрещены под угрозой обстрела. И если Фортеция была нашим домом, то другая, заповедная сторона гор, Форт, была нашей спальней, в которую посторонние не должны были соваться. Мы, то есть те, кто служил в командном корпусе Джеймса Вульфа, имели доступ к той стороне гор, правда, не слишком часто. Командный корпус Вульфа являлся одновременно и усиленным оперативным звеном из шести боевых роботов, приспособленных как для штабных, так и непосредственно для боевых задач. Но поскольку Волк в отпуск не собирался, все мы были загружены всевозможной побочной работой. И все же никто среди Драгун не мог долгое время оставаться без возможности отточить свое воинское мастерство. Периодически вся тупость городской жизни, пылью оседавшая на нас, вытряхивалась тренировками и легкими разминочными сражениями.

Это давало мне возможность опробовать свой «Локи» — машину весом в шестьдесят пять тонн, самый крупный по размеру боевой робот, каким мне доводилось когда-либо управлять. Имей он стандартную полевую конфигурацию, у меня, вероятно, не возникло бы с ним проблем. Оборудование в «Локи» было установлено так, что я мог справляться и с обязанностями обычного полевого офицера, одновременно выполняя работу адъютанта. «Локи» имел разветвленную систему связи и прочего электронного оборудования, что делало его более пригодным для командования полком в походном порядке, чем самый лучший командный центр сфероидов. Если бы офицер из сфероидов увидел своими глазами внутренности моего «Локи»: эту компактность, эту скрытую в ней мощь, то он просто умер бы от зависти.

Часто я размышлял о том, как классно мог бы управлять этой машиной Основатель Вильям. Один из первородных Драгун, он познал бы ее куда лучше любого воина моего поколения. «Омнис» был клановой техникой, вследствие этого являлся вещью для нас новой, однако у Драгун все же имелось несколько экземпляров на вооружении. Быть допущенным управлять такой машиной считалось привилегией и просто неслыханной честью. Я, конечно, намеревался ее оправдать.

Могу сказать без ложной скромности, что мое мастерство в управлении боевым роботом возрастало с каждым поединком. Если бы только уверенность в моих навыках оставалась неизменной и тогда, когда я вылезал из своей машины. В мои обязанности командующего офицера входила подача сигналов. Несколько недель я безбожно путал опознавательные сигналы и полки, за которыми были закреплены эти сигналы. Из-за всех этих вечных перестановок да изменений, постоянных маневров, на которых держалась стратегия Драгун, определенный процент накладок был неминуем. Многие из этих пертурбаций я постиг, но некоторые были явно экспериментального характера. Временами я начинал подозревать, что Волк проделывает эти маневры просто от скуки, чтобы скрасить свое времяпрепровождение. И, может, наблюдая наши ошибки, он находит в них своеобразное развлечение.

Впрочем, мы с Волком ладили. Экстренные дежурства доставались мне не чаще двух раз в месяц. Другим штабникам везло куда меньше. Он обращался с ними с каждым днем, казалось, все суровее и постоянно придирался к любой ошибке в уже выполненном задании. Возможно, это сокрушенное состояние духа, в котором находился полковник, было вызвано как его вынужденным бездействием, так и промахами со стороны подчиненных. Глядя на все это, я частенько приходил к мысли, что временами штабники просто не заслуживают подобного обращения.

Говорят, что хороший штабист — тот невидимый прозрачный фильтр, сквозь который протекают все приказы его командира. Может, так оно и есть. Помню времена, когда я чувствовал себя в командном центре каким-то механическим приспособлением для передачи информации. И именно в этом качестве меня все больше и больше использовал Волк. Долгое время мне казалось, что я значу для него не намного больше, чем приставка к радио, лазерной оптике и сверхволновой связи, сокращающая расстояние между ним и войсками. Стремясь стать добросовестным штабником, я убеждал себя не принимать такого отношения близко к сердцу. И призывал себя увидеть в этом своеобразную похвалу и признание моих способностей. Я убеждал себя в том, что казалось просто невероятным, пока в один прекрасный день не поверил в это сам, когда Волк назвал меня Вильямом.

Я был потрясен. И напуган. Может быть, напряжение последних дней оказалось чрезмерным для Волка? Я слышал, что пожилые люди временами словно впадают в прошлое и все окружающее воспринимают как происходящее в совершенно другом времени и месте, начинают разговаривать с теми, кто давно уже мертв. Неужели Волк состарился до такой степени, что оказался добычей старческого одряхления? Он становился придирчивым, раздражительным — вот еще одна черта характера, что, говорят, свидетельствует о наступлении старости. Я не знал, что и думать. Воины вообще редко достигают преклонного возраста, и у меня было мало опыта в общении с пожилыми людьми.

Я разыскал Стэнфорда Блейка, с которым давно и прочно контактировал по вопросам службы при штабе Волка. Старший офицер разведки уже бессчетное количество раз приходил мне на помощь, и в трудной ситуации я всегда обращался к нему за советом. Хотя он был намного старше меня, я нашел в нем хорошего товарища. Он имел самые простые манеры и однажды даже велел называть его Стэном, пока поблизости нет никого из клиентов.

В этот день я застал Стэна за изучением доклада о развертывании полка «Альфа» во время налета на Брайтон согласно договору с Сент-Ивом. Капеллане предложили в контракте дополнительное вознаграждение, если профиль задания потребует лишь одного батальона с подкреплением. Стэн уже говорил мне, что они просто представляют ситуацию в ложном свете. Полк «Эпсилон» тащит на себе гарнизонную службу по полной форме на Релеву — системе, что находится по соседству, всего в одном броске Т-корабля. Капеллане давно славятся своей хитростью и коварством, и из официальных сообщений я подозревал, что мне будет приказано воспользоваться малейшей зацепкой, чтобы ухватить капеллан за жабры и вывести их на чистую воду.

— Ну, есть что-нибудь? — спросил я, постучав по стеклянной переборке, отделявшей его стол от просторного штабного кабинета. Даже в моем взвинченном состоянии я понимал, что к делам старшего по званию необходимо относиться с должным уважением.

— Пока ничего, — рассеянно пробормотал Стэн, приглашающе махнув рукой, но не отводя глаз от экрана, по которому пробегали данные. Я подождал, не решаясь отрывать его от дел. Просмотрев еще несколько документов, он зафиксировал экран, откинулся в кресле и приветливо усмехнулся.

— Ну, чем я могу быть тебе полезен, Брайен?

— Вы ведь были с Волком с самого начала, не так ли?

— Так. — Стэн задумчиво посмотрел на меня. — И что же стряслось?

То, с какой легкостью он вник в мое взволнованное состояние, меня даже немного обеспокоило, хотя, возможно, безосновательно. И я услышал, как срывается мой голос, когда попытался ответить.

— А кто сказал, будто что-то стряслось?

— Ты сам сказал, — ответил Стэн как-то слишком уж радостно. — Как только происходит что-то непонятное, ты всегда начинаешь разговор почти одними и теми же словами на тему «с самого начала», только с некоторыми вариациями. Почему бы тебе не присесть и не выложить все начистоту, раз уж такое дело?

10
{"b":"6172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правила соблазна
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Побег без права пересдачи
#Имя для Лис
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя
Башня у моря
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Белокурый красавец из далекой страны