ЛитМир - Электронная Библиотека

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Последняя пачка донесений с Диерона. По рапортам Грегора, все сложилось согласно вашим ожиданиям.

Несмотря на древнюю вражду между Домами Куриты и Дэвиона, именно со стороны Дома Штайнера и их Содружества Лиры проистекала сейчас опасность, становившаяся еще более губительной для Империи Драконис в свете последних событий. Заметные успехи в развитии Содружества Лиры, еще до ее соединения с Вольными Системами, в результате чего появился Великий Кагал, породили новое поколение недоброжелателей. Враждебность тлела ныне на границе Диерон — Скай.

Назначение нового наместника Диерона стало одним из промахов Такаси, которые, надо признать, случались крайне редко. Такаси, ознакомившись с махинациями своего сына Теодора в военном округе Диерона, настоял на своем личном выборе нового наместника. И выбор его самым прискорбным образом пал на Исороко. Зато этот молодой тупица был кровей Дома Куриты — чего ж тут ожидать хорошего. Он видел в воинской славе самую прямую дорогу к правлению Империей Драконис и лелеял мечты о том, как оттеснит со временем от власти и Такаси и Теодора.

Но даже при таком обороте дел ситуацию еще можно было бы контролировать, если бы Ричард Штайнер не был назначен командующим фронтом. Ричард был сыном Нонди Штайнера, одного из величайших героев войны последнего поколения. Штайнер не делал особого секрета из своего страстного желания отомстить Дому Куриты, вне сомнения, рассчитывая, что это придаст ему популярности в массах. С высокой степенью уверенности можно было утверждать, что потомок Штайнера нуждался в росте популярности, уже хотя бы потому, что втайне надеялся со временем достичь своей заветной мечты: выдернуть руль правления Великим Кагалом из рук династии Дома Дэвиона в пользу собственного Дома.

Несмотря на всю напряженность соперничества во Внутренней Сфере, отнюдь не Штайнер представлял собой главную опасность для Империи Драконис в последние дни. Вопреки утвержденному Звездным. Братством соглашению, запрещавшему кланам и близко подкатываться к Терре, кланы по-прежнему угрожали звездным системам Драконис. Даже самое поверхностное изучение материалов этого соглашения выявляло недостаточную точность формулировок, вследствие чего данный документ не мог удержать посягателей от набегов на Внутреннюю Сферу. Подобное решение могло удовлетворять Звездное Братство, но при этом подвергало риску набегов большую часть Империи Драконис, в том числе и саму ее столицу.

Империя Драконис не была единственным государством, подвергавшимся риску вторжения. Добрая половина владений Содружества Лиры тоже оставалась за границами соглашения и столь же широко открыта хищникам. Великий Кагал не мог проигнорировать угрозу тому, что ныне являлось сердцем всей экономики страны. Любой правитель, трезво взирающий на состояние дел, давно уяснил бы, что сейчас не время для военных авантюр. Субхаш надеялся, что молодой Виктор Дэвион поймет всю нелепость продолжения старого соперничества Дэвион — Курита, когда на пороге обоих Великих Домов стоит куда более грозный общий враг. И директор разведцентра целиком возложил свои надежды на молодого Дэвиона, на то, что он последует нынешнему политическому курсу своего отца на демилитаризацию на всем протяжении границы с Империей Драконис. Однако принц оказался не слишком осмотрителен в управлении наследным государством. Уже произошло несколько инцидентов.

— Союз агрессивно настроенного Исороко Куриты и столь же воинственного Ричарда Штайнера остается по-прежнему неустойчивым, — заключил Нинью.

— Совершенно верно. Однако следует ожидать более опасного поворота событий.

— Что-нибудь новенькое?

— Нет. — Субхаш нервно постучал пальцами по подлокотнику кресла. — К несчастью, это как раз старенькое.

— Такаси, — догадался Нинью.

Субхаш в душе порадовался проницательности своего протеже. Если бы только сын от его ныне иссохших чресел мог быть столь же догадлив!

— Как догадался?

— Я знал, что он вызвал бывшего Драгуна. — Нинью взглянул на часы. — Встреча должна закончиться как раз к этому времени. Ну, примерно. А теперь я разговариваю с вами и вижу, что вы взволнованы.

Субхаш не смог сдержать улыбки. Да, намного лучше, чем его бездельник сын.

— Координатор живет в прошлом. Скорчив хмурую гримасу, Нинью заметил:

— А я думал, что это вы позволили ему поставить в саду «Стрельца». Субхаш вздохнул:

— В непогрешимость директора разведуправления верят только те, кто не живет в реальном мире. Те же из нас, кто вовлечен в большую игру, сознают, что непогрешимости не существует, а есть только мастерство и удача.

— И первое часто влечет за собой второе, — закончил за него Нинью. Он покачал головой и снова нахмурился. — Если Координатор снова подбирается к этим трижды проклятым наемникам, будут осложнения. Его навязчивая идея уже чуть было не стоила нам всей Драконис, тогда, во время Четвертой войны за Наследие. Если бы не великолепная стратегия Теодора в совокупности с ограниченным присутствием Дэвиона на фронтах Вольных Систем, мы наверняка потерпели бы поражение. Но Координатор должен был использовать свое право первенства. В результате мы потеряли слишком много звездных систем. Мы должны были удержать лиранцев и забрать системы у Дома Дэвиона.

— Одно лишь прошлое живо в уме.

— Ив сердце, приемный отец, и в сердце. Иногда мне кажется, что вы забываете об эмоциях.

— Я никогда не забываю о них, приемный сын. — Субхаш испустил короткий надтреснутый смешок. — Я просто их контролирую и потом извлекаю наружу, когда это нужно. Это искусство, в котором тебе следует попрактиковаться, если ты хочешь унаследовать мое директорское кресло.

— Я добьюсь этого, папа, — торжественно сказал Нинью, возложив руку на спинку автоматической коляски Субхаша. — У меня хватит сил.

Субхаш нахмурился:

— Главное для директора — умственные способности, а не телесная мощь.

— Простите, приемный отец. Я не имел в виду...

— Забудем об этом, — сказал Субхаш, которому доставило удовольствие это искреннее замешательство его протеже. — Ты не должен отвечать за слабость моего тела. — Он выкатился на своем кресле из-под руки Нинью. — Я все еще директор. И этого у меня не отнимет никто.

— По крайней мере, пока я жив, приемный отец.

— Все так же прочны твои обязательства по отношению к Империи Драконис, приемный сын?

— Они еще прочнее.

Субхаш почувствовал искренность слов своего наследника и остался удовлетворен. Надежная рука сменит его в управлении государством, когда он уйдет. Такаси уже одобрил бумаги о назначении. А то, что их подтвердит Теодор, — дело только времени. Да разве сможет он отвергнуть старого боевого товарища, одного из своих ситенно?

Однако директорство не будет иметь смысла, если не останется действенных сил, чтобы управлять государством. Одна мысль о возможном падении Империи Драконис, этого оплота порядка во вселенной, вызывала в душе Субхаша глубокое беспокойство. Поэтому Субхаш настроен на решительные действия, чем он, собственно говоря, и занимался всю жизнь. И пока он дышит, будет продолжать сражаться за то, чтобы видеть свое государство целостным и стойким против всех врагов, внутренних и внешних,

— Очевидно, вы обеспокоены насчет Такаси, — заметил Нинью. — Неуравновешенность Координатора продолжает расти?

— Тут не все еще прояснено. Его ошибки становится все труднее загладить.

— Мы сделаем все от нас зависящее.

— Да, мы сделаем. Империя Драконис должна быть сильной и сплоченной в это тяжкое время испытаний. — Субхаш почувствовал решимость Нинью. Править может только твердая и неколебимая рука. Но всему свое время, и путь еще долог и труден. — Как там поживает новый партнер Координатора по кендо?

Нинью, казалось, не решался отвечать на этот вопрос, памятуя про недавний разговор о немощном теле Субхаша. Дело в том, что Субхаш тоже некогда был партнером Такаси по кендо. Их совместные занятия открывали директору массу возможностей влияния на Координатора, но теперь Субхаш изыскивал другие пути — его влияние на Такаси заметно поубавилось. Их взгляды на кендо сходились, особенно в вопросе подбора для поединка лучших, профессиональных партнеров. Еще до того, как один из них стал Координатором, а другой — директором, они были друзьями. Они и сейчас оставались друзьями, но вне своих непосредственных служебных обязанностей.

15
{"b":"6172","o":1}