ЛитМир - Электронная Библиотека

Мзв была в каком-то восторженном состоянии. Я надеялся, что не испорчу ей настроения и не нагоню на девушку скуку. С необычайным волнением отметил я, как близко мы теперь сидим на скамье, а тут еще она удивила меня совершенно неожиданным вопросом.

— Ты сказал, что приходишь сюда, когда тебе нужно подумать. И наверное, не для того, чтобы оживить в памяти детство. Этим лучше заниматься в другом месте и в компании своих сибов. Так зачем же ты сюда заявился? — Она настойчиво добивалась ответа. — Конечно, если это относится к вашим штабным делам и ты предпочитаешь не говорить об этом, я пойму.

— Да нет, все в порядке. Тут не в штабе дело. По крайней мере, не совсем. — Я понимал, что в этот момент на моем лице была глупая перекошенная ухмылка, но все же надеялся, что она окажется достаточно убедительной. — Сегодня мне попалось на глаза одно старое коммюнике. Насчет генного фонда.

— Ты узнал, кто твои родители? — Она так и подскочила, взволнованная одним предположением об этом. Видимо, наша беседа произвела крутой поворот в направлении ее мыслей. Мэв уже говорила мне о том, что сама происходит из сиб-группы с неопознанным зачинателем, и поэтому в своем вопросе обнажила скрытые надежды на отыскание родового имени. В ее глазах я увидел неподдельную радость, вызванную тем, что она верила в мою удачу. И я должен был разочаровать ее.

— Нет, не то.

— Разве ты не хочешь узнать? — В голосе Мэв прозвучала ее собственная надежда. Я был дико смущен.

— Да своих, в общем-то, я всегда знал. Я из сиб-группы Вильяма Камерона.

— Правильно. Я совсем забыла. Ты же не безымянный, как я. -

В ее голосе не было боли. Я потянулся к Мэв, чтобыобнять ее, поделиться с ней частичкой человеческоготепла и хоть немного скрасить ее одиночество. Она оставалась недвижной до моего прикосновения и только тут вздрогнула.

— Ты еще завоюешь Родовое Имя, — брякнул я совсем уж некстати.

— У меня есть свое собственное, — чуть слышно ответила она.

Я понимал. Ведь в сравнении с ней я был счастливчиком, зная, что я появился на свет из посева Имени Чести. Даже если бы я не отвоевал его себе, это имя все равно осталось бы со мной, как наследство моей памяти. Однако я заслужил его и доказал делом, что имею право носить Родовое Имя. И теперь должен вести себя так, будто снисхожу до нее.

Я опустил руки и повернулся лицом к окну. Там, за транспексом, колонны железных маток маршировали во тьму неподвижными шеренгами, скрывая утробное тепло под холодным металлом. Новая жизнь уже стучит в броню этих маток, что лишь с виду кажутся такими суровыми и бесчеловечными. Дети, рожденные в них, окунутся в жизнь, полную сражений. Некоторые узнают своих генных родителей, как я, например. Другие же и догадаться не смогут о том, кто предоставил сперму и яйцеклетку, из которых они выросли. И все будут расти в мечтах об обретении имени. И некоторые, весьма немногие, преуспеют в этом. И гораздо большему количеству из них суждено погибнуть. Почти безымянными.

И для чего?

Чтобы пополнить ряды Волчьих Драгун.

И для чего?

Чтобы быть готовыми к новому нападению кланов.

Джеймс Вульф определил позицию Драгун — они должны противостоять кланам в их неукротимом движении к Терре. Официальные причины этого решения были занесены в закрытые анналы Драгун. Все сиб-группы просто кишели слухами об этих скрытых причинах. Как-то уже после выхода из сиб-группы мне довелось услышать и более дикое предположение, исходящее от сфероидов. Справедливый или нет, этот домысел никак не изменял действительного положения вещей.

Драгуны являлись перебежчиками от клановцев, людей, которые сконструировали железные матки. Большинство ветеранов из Драгун, происходивших непосредственно из кланов, были вольнорожденными. Они родились от настоящих родителей, и некоторые из них даже росли в самых настоящих семьях. Такая родословная, пренебрежительно называвшаяся вольным рождением, делала их гражданами второго сорта, и так называемые вернорожденные, зачатые в железных матках и получившие воспитание в сиб-группах, взирали на них свысока. Здесь, на Фортеции, Драгуны обратились к железным маткам, чтобы спасти себя как группу, и поступили при этом как верные последователи Николая Керенского, основателя кланов; таким образом, пресловутые ренегаты шли стезей тех, против кого они сражались. Сиб-группы пополняли ряды солдат и делали Драгун отборным воинством Внутренней Сферы. Как и воины кланов, сибы становились солдатами Волка. С раннего детства они должны были учиться и тренироваться. Солдаты без родителей, элита Волчьих Драгун.

Таким был и я. И Мэв.

Дети, появившиеся на свет из этих маток, были нашими братьями и сестрами, причем даже те дети, с которыми мы не разделяли никакого генетического наследства. Мы все представляли собой единую семью. И, согласно плану Волка, должны были сплетаться узами родства все теснее, чтобы стать еще опытнее и монолитнее и в конечном счете превзойти старую гвардию Драгун, впервые переступивших порог Внутренней Сферы, еще не остыв от клановых тренировок.

— Брайен?

Я хмыкнул в ответ что-то неопределенное. Но выразительное.

— Прости меня, — сказала она.

— Ты не сделала ничего, за что стоило бы извиняться.

— Я понимаю, что ты хотел помочь.

— Я...

— Может, просто забудем об этом?

— Конечно. — А что еще мог я ответить?

— Ты собирался рассказать, зачем пришел сюда сегодня ночью.

— В сиб-группе нам говорили, что Драгуны должны сами добиваться решения общих задач.

— Единство разума, единство цели, — вдохновенно процитировала она.

— Коммюнике, которое попалось мне на глаза, было адресовано ученым. В нем говорилось о новых вложениях в генные банки.

— Новая ветвь Имени Чести?

— Нет. Новые гены.

Глаза Мэв расширились.

— Что ты имеешь в виду?

— Помнишь, вожди Внутренней Сферы прибыли на Фортецию? Волк пригласил их, чтобы предупредить об угрозе со стороны кланов. Он рассказал им о нашем клановом происхождении и нашем отречении от прежнего верноподданства. Он предложил им пройти курс подготовки для совместных действий против десантов кланов. Он даже уговорил их прибыть вместе с наследниками, так, чтобы следующие поколения были тоже готовы сражаться с кланами. Вожди Домов с успехом овладели навыками и знаниями, но никогда не догадаются, каким образом заплатили за это.

— Ты сказал про новые гены.

— Совершенно верно. Волк распорядился взять у их потомков генные образцы, они проходили комплексное обследование. Во время этих обследований каждый из Лордов-Наследников Домов погружался в сон. Надеюсь, им снились восхитительные сны, — они оставляли при этом кое-что от самих себя. Теперь все это находится в генном банке.

— Значит, Волк ввел гены сфероидов в основной фонд?

Я не смог бы наверняка определить, была ли Мэв шокирована или просто удивлена. Я утвердительно кивнул.

— И даже гены Дома Куриты?

— Ут.

Ненадолго она притихла.

— Но он сохранил это в тайне?

— Ут. Любому командиру приходится хранить некоторые секреты. Секретность — столь же важная статья на войне, как и планирование в отношении орудий и крови. Многое из того, чем занимается Волк, сохраняется в секрете. На публике у него одно лицо, в командном центре — другое.

— Как и у любого хорошего офицера.

— Тут кроется нечто большее. Хотел бы я знать, что именно.

— Может, он опасается, что у приемышей возникнут проблемы в связи с его решением, — задумчиво произнесла она. — Ведь им наши сиб-группы не нравятся. Мне кажется, они и в самом деле думают, что мы не совсем люди.

— Может, они и правы.

— Тебе лучше знать, — шепнула она, дотрагиваясь рукой до моей щеки.

Голос у нее был сейчас точно такой, как у Лидии. Моя сиб-сестра всегда находила слова утешения, когда я не справлялся с каким-нибудь испытанием, но это были слова, и только. Ладонь Мэв приятно согревала мою щеку, Я пытался не обращать внимания на это прикосновение, но оно огненной линией проложило себе путь в мой мозг. И я только смог промямлить:

22
{"b":"6172","o":1}