ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бронекостюм сработан в стиле Клана Рыси, — определил Стэн. Вид у него при этом был крайне озадаченный.

Я украдкой бросил взгляд на Элсона. Он немо стоял с окаменевшим лицом, хотя на его скулах просвечивал румянец. Он сам был из Клана Рыси и до сих пор носил клановое имя как собственную фамилию. Джеймс Вульф, к примеру, носил имя Клана Волка. Все равно ни один из них не оставался членом своего исконного Клана. Чувствовал Элсон смущение оттого, что попытка покушения была совершена со стороны его прежнего Клана? Или тут было задето нечто другое?

Джейсон Кармоди пнул пустой рукав бронекостюма. Тот едва шелохнулся, но удара оказалось достаточно, чтобы манипуляторы клешни левой руки вздрогнули и разошлись в стороны. Кармоди медленно покачал головой.

— Разве они не знают, что Клан Волка окончательно отрекся от нас?

— Они должны знать об этом, Джейсон, — сказал Стэн. — Может быть, подобный факт их ничуть не беспокоит. Хотя бы потому, что мы помогали отбивать их атаки при Лютеции. Всем известно, как они из кожи вон вылезали при Токкайдо. Хотели доказать, что Лютеция была лишь досадным недоразумением. Все, что они заваривали, кончалось новым шумом и побоями. Не говоря уже о том, что после поражения в битве при Токкайдо загнанные в угол кланы вынуждены были обещать сдерживаться от вторжения в течение пятидесяти лет. Мы дали им достаточно поводов для ненависти, так что вся эта старая вражда с Волками им уже ни к чему.

— О какой вражде может идти речь, если мы ее не объявляли, — заметил Брубейкер. Стэн тяжко вздохнул.

— Настройся на серьезный лад, Хэнсон. Мы живем не в саге. Не одни Коты называют нас бандитами. И никто не станет объявлять вражду бандитам.

— Но ильХан не признал нас бандитами, — возразил

Хэнсон.

— И не сделает этого, — вставил Кармоди. — Потому что он сам из Волков.

— Может быть, не сделает, — уточнил Стэн. — У него хватает забот и без того, чтобы решать участь кучки беглых вольнорожденных воинов.

После справедливого замечания Стэна вид у Кармоди стал и вовсе подавленным.

— Может быть, это просто попытка наказать Драгун за измену кланам?

Еще несколько офицеров согласились с этим предположением.

— Элсон, как ты думаешь, какую цену дали Коты за эту привилегию?

— Я больше не воин Рыси.

— Так что ж с того? Твое мнение?

— Я никогда не принимал участия в жребиях.

— Большущая удачища для тебя, — бросил Атвил. Он вымещал свою досаду, пиная пустой бронекостюм. — Думаю, Джейсон уже принял это на заметку. Так, Коты бьют карту Волка и удваивают очки. Разом мстят Драгунам за Лютецию и мешают Волкам разгрести дерьмо, что Коты оставили за собой. Так они смогут поднимать колоду наравне с другими кланами, а это все, что им сейчас нужно, особенно после Токкайдо.

— Может, нам удастся узнать что-нибудь от элемент тала. — В голосе Кармоди звучала надежда.

Сообщение, прозвучавшее в моем аудиошлеме, возложило на меня печальную обязанность разрушить эту надежду.

— Из медцентра докладывают: элементал откусил язык и захлебнулся собственной кровью. — К хору нахлынувших возгласов я добавил и более важную новость. — Волк держится. Прогнозы самые утешительные.

— Слышно что-нибудь от Маккензи? — обеспокоен-но спросил Атвил.

— Держись, Хэм! Послание отправлено только что.

— Я знаю, Стэн, — хмуро отвечал Атвил. — Только я был бы много счастливее, будь Маккензи здесь, пока Джеймса нет рядом с нами. Кто-то ведь должен вести стаю на эту свору.

Все дружно согласились, но я с изумлением заметил, что некоторые офицеры не проявили при этом должного энтузиазма. Я собирался еще понаблюдать, как отреагировал на эти слова Элсон, но он уже исчез. Вместе со своими элементалами.

XII

Маккензи Вульф прибыл на Фортецию две недели спустя после покушения на своего отца. И путешествие это могло оказаться куда длиннее, если бы полковник Атвил не снял часть Т-кораблей Драгун с обычных служебных постов и не разместил их так, чтобы создать то, что у сфероидов называется командной цепью. Целая вереница Т-кораблей была предоставлена в распоряжение Маккензи на всем его пути до Фортеции. И вместо того, чтобы поджидать на остановках, пока корабли дозаправят свои межзвездные двигатели, Маккензи вполне мог перемещаться на своем шаттле от одного Т-корабля к другому, уже поджидавшему его. Столь частые перемещения значительно сократили путь к Фортеции, но все равно оставалось более чем достаточно времени, чтобы каждый успел создать свою собственную версию о происхождении неудавшегося убийцы.

Некоторые теории имели больше приверженцев, другие — меньше. Убийца из клана, выбранный кланом, нанятый со стороны... Речь шла о вмешательстве реакционеров Звездного Братства. Кое-кто считал, что это просто залетный бандит со стороны и даже изменник из Драгун. Последняя версия была особенно популярна среди сфероидов, очень хотевших поверить в то, что мы давно ведем заговор с использованием марионеток из клана. У меня на этот счет не было своего мнения, я ждал появления фактов и свидетельств. Однако меня беспокоило, как далеко зашли эти предположения.

С течением времени ведущие теории понемногу окостеневали, превращаясь в твердые, почти уже политические позиции. Временами аргументы просто-таки извергались, произошло даже несколько стычек между сторонниками разных версий покушения. Иногда начинало казаться, что с легкостью можно определить версию, которая больше всего пришлась по душе Драгунам, — достаточно было знать, какая из них настойчивее всего распространялась среди группировок, имеющих отношение к Драгунам.

Это разделение мнений, эта желчность день ото дня все больше огорчали меня.

В сиб-группе я рос в твердой уверенности, что все Драгуны были одной большой семьей. Не зная своего генетического происхождения, ты мог называть любого Драгуна из старшей возрастной группы своим родителем, как и любого из своей или младшей группы — сибом. Ребенком я был искренне уверен в этом, что значительно облегчало мне жизнь в сиб-группе. А почему бы и нет? Ведь каждого Драгуна, родителя или сиба, с его сочувствием и опекой, можно было найти всюду в соответствии с нашими рангами и группами. Я усвоил, что жизнь в Драгунах, как и в любом другом месте, была нелегкой. Будь мы просто семьей, мы бы так не ладили.

В недавнем нападении на Мэв я начал видеть не просто случайный инцидент, но симптом настоящей болезни, распространившейся среди Драгун. Что-то зловещее поджидало нас впереди. Я стал замечать, что Драгуны, окружавшие меня, имеют и свои семьи, семьи внутри семей. И некоторые из них, казалось, находились в состоянии самой настоящей вражды.

Сфероиды не доверяли старшим, и сибы за это презирали их. Те, кто был рожден от настоящих родителей, свысока взирали на тех, кто появился на свет с помощью матки. И связанные клановцы с явным пренебрежением относились к остальным Драгунам. Я не хочу сказать, что каждый таил в сердце такую неприязнь, отнюдь. Но существовали группы, в которых воспитывались воины, впоследствии разделявшие их чувства.

Некоторые выражали свои взгляды более открыто. Никто не стеснялся вербовать себе сторонников. И день за днем брожение умов все больше нарастало.

Я пытался убедить себя в том, что мои опасения насчет групповщины — просто навязчивая идея. Ведь все мы были Драгунами, верными Волку. И всплеск желчности был просто следствием стресса. Обеспокоенные состоянием здоровья Волка, все были раздражены и подавлены. Если бы командира прикрывали как следует, все обернулось бы иначе.

За те несколько недель, что пришлось Волку пролежать в медцентре, я почти постоянно навещал его. И волей-неволей встречался с его кровной семьей.

Конечно, я знал Маришу Дэндридж. Она была координатором сиб-групп, и в детстве мне часто приходилось встречаться с ней. Она всегда была такой теплой в общении, тогда мне верилось, что она с особенной нежностью и теплотой относилась ко мне. Очевидно, то же чувствовали и многие другие сибы, если не все. На третьей возрастной ступени я грезил о том, что влюблен в нее. Потом я узнал, что Мариша была женой Волка, и исполнился смутного трепета и ужаса, который только может испытывать двадцатилетний сиб, узнав, что влюбился в жену командира. Наши отношения изменились в одно мгновение. Не думаю, что она даже догадывалась об этом.

24
{"b":"6172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок
Убить пересмешника
Макбет
Запасной выход из комы
Взлет и падение ДОДО
По кому Мендельсон плачет
Инферно
Любовь на троих. Очень личный дневник