ЛитМир - Электронная Библиотека

На обломках разбитых надежд меня повлекло куда-то в сторону, и я целиком погрузился в грезы. Я смутно помню, как Маккензи время от времени вставлял фразы в поддержку доводов отца, и я неосознанно чувствовал, как что-то меняется в самом направлении беседы. Это, конечно, тоже беспокоило меня, но что это было в сравнении с моей потерянной любовью.

Затем был перерыв, и Джеймс Вульф воспользовался возможностью поздравить Мэв с новым назначением. Я задумчиво наблюдал за ними. Бывшая телохранительница была того же роста, что и человек, которого она охраняла, но телосложение воина не имеет значения, когда боевой робот начинает действовать на поле сражения. Теперь вообще ничто не имело значения. Она будет где-то в другом месте, и кто-то другой станет охранять Волка. Глупейшие размышления. Что ж, я впал в глупость. Уже ничего толком не соображая, я сел и сидел — бездумно и бездеятельно. Так или иначе, но ее глаза никогда не будут смотреть на меня. А если и посмотрят, то я... а что я? Не знаю. Знаю только, что я не сводил с нее глаз, когда она уходила с офицером Маккензи, отряженным проводить ее до места новой службы.

Шаттл Мэв должен был стартовать в ближайшие два часа. Когда снова началась эта затяжная дискуссия, я понял, что так и не смогу отлучиться до самого ее конца. Одни хотели изменить порядок распределения «Омнисов», в то время как другие расспрашивали насчет новой организации полков. Поступил протест в отношении личных обозначений. Офицеры обсуждали проблемы строения подразделений элементалов, и каждый при этом желал принять командование элементалами на себя. Оживленнее всего обсуждались вопросы о новых сиб-группах и ревизованных тренировочных полках. И все это текло мимо меня. Позже я ухватил многие детали этого обсуждения, просматривая записи, но в то время не слышал ничего, кроме какого-то скорбного бормотания внутри.

Мы так и не простились.

Часть вторая

Заклятые враги

3054 год 

XIV

Полковник Вульф не мог не заметить этого раскола среди Драгун, как и то, что его реформы не имели ожидаемого отклика. Групповщина росла, и каждая фракция гнула свою линию. Временами казалось, что только сам Волк и наиболее приближенные к нему офицеры видят в Драгунах единое целое.

И как всегда в таких случаях, на горизонте замаячили кланы.

Первые Драгуны были чужими на чужой земле — ситуация третьего лишнего, накрепко связавшая их воедино, крепче, чем это сделали уже их военная организация и состояние постоянной боевой готовности. Испытания, с которыми они столкнулись, блуждая по Внутренней Сфере, в особенности жестокое сражение на Мизери, где Дом Куриты почти разбил их, заставили уцелевших держаться друг за друга еще крепче. И те, кому удалось перенести все предшествующие испытания, будь они членами клана или сфероидами, считались теперь старой гвардией.

Можно было, конечно, видеть в угрозе со стороны кланов источник предстоящих испытаний и — соответственно — единения, стимул, который побудил бы новообразовавшиеся фракции сгладить возникшие меж ними противоречия. Но не многие, кроме ветеранов, столь далеко заглядывали в поисках пути к полному согласию среди Драгун.

В попытке одновременно достичь согласия и упрочить нашу боеготовность Волк разработал следующий план. Тщательно отобранной группе из личного состава армии Драгун будет поручена секретная операция.

Где-то во Вселенной таилась остывшая звезда Бристоль, окруженная голыми, лишенными растительности планетами. Ее нет ни на одной из звездных карт Внутренней Сферы, она расположена в стороне от пригодных для жизни солнечных систем, и поэтому какой-нибудь рахитичный Т-корабль сфероидов безнадежно потерялся бы в глубинах Вселенной, сбейся он хоть немного с курса. Но на картах Драгун Бристоль имелся.

Еще до своего поселения во Внутренней Сфере Драгуны разместились в холодном пространстве вокруг Бристоля. Их изначальной задачей было проникнуть во Внутреннюю Сферу под видом наемников, однако секретная рекогносцировка в стане противника показала, что разведка клана несколько ошиблась в своих предположениях. Часть воинского снаряжения и оборудования Драгун настолько превосходила амуницию даже элитных войск Великих Домов Внутренней Сферы, что использование подобной техники могло породить массу нежелательных расспросов, если не кровожадную алчность новых хозяев. Джеймс и Джошуа Вульфы, назначенные командирами секретной миссии кланов, решили спрятать часть этого ультрасовременного снаряжения в системе Бристоля. Усовершенствованные шаттлы и Т-корабли, боевые роботы, которые были прототипами современных боевых машин, когда люди Керенского покинули Внутреннюю Сферу, электронное оборудование и боевая техника клана были законсервированы. Мне думается, что уже тогда братья Волки предусмотрели возможность разрыва с кланами. Подобный склад оружия и боеприпасов в любом случае имел практический смысл. После этого Драгуны совершили заметный скачок в развитии боевой техники, используя только оставшуюся часть снаряжения.

Теперь Драгунам могло пригодиться все, что могло дать хоть некоторый перевес. Некогда секретные изобретения клана стали теперь общим достоянием. Мы ни на что не претендовали, но нам нужна была сила. И такая заначка на Бристоле могла дать эту силу.

Однако операцию по изъятию оружия следовало держать в тайне от руководителей Внутренней Сферы. Когда кланы, можно сказать, уже стучались в двери Внутренней Сферы, жадность вождей простиралась даже дальше того, что мы могли бы доставить из этого межзвездного путешествия. Но корабли и машины были по праву нашим достоянием. Они были нашим козырем, оставленным про запас, последним средством для обуздания нанимателей. Если, конечно, нам самим суждено будет пережить грядущую атаку кланов.

Это путешествие в межзвездный мрак имело и другую, более тонкую и, возможно, даже более важную цель. Маккензи Вульф числился первым среди офицеров, руководящих данной операцией, и его командный совет был тщательно отобран — по представителю от каждой из группировок. Во время этого космического путешествия на пути к далекому Бристолю Маккензи получит благоприятную возможность построить взаимоотношения с участниками экспедиции, воинами, которые впоследствии станут ядром его командного состава.

Кроме совершенно необходимых техов и ученых, которым предстоит расконсервировать корабли, помимо подсобного обслуживающего звена, в экипаж корабля вошли представители от всех полевых частей Драгун и от большей части обслуживающих подразделений. Небоевой личный состав тоже был предусмотрительно включен в этот микрокосм Волчьих Драгун. Оторванные от привычной среды, ограниченные пространствами корабля, участники экспедиции смогут лучше изучить друг друга, постичь, что у них — одна общая цель на всех, и, усвоив это, помогать друг другу ради ее успешного достижения.

Джеймс Вульф решил, что разброд среди групп по большей части вызван простым незнанием Драгунами друг друга. По собственному опыту полковнику было известно, что совместно пройденные испытания объединяют даже самые разрозненные группы. Эта миссия была благоприятной возможностью положить конец кривотолкам и несогласиям и привести все в соответствие с установленным порядком.

Шаттл «Меч Ориона» являлся флагманским кораблем нашего небольшого флота. Разведывательный корабль класса «сюзерен» составлял в массе почти десять тысяч тонн. Полностью экипированный для боевой операции, он мог принять на борт две роты боевых роботов, шесть истребителей и батальон мотопехоты вкупе с мобильным обеспечением. Даже без огневой поддержки со стороны самого корабля это была сила более чем достаточная, чтобы атаковать целую планету, даже располагающую средствами защиты. И хотя вторжение не входило в задачи миссии «Меча Ориона», корабль нес на себе полный боекомплект, как и три других шаттла в составе флота. Шаттлы должны были перенестись через различные ненаселенные звездные системы Великого Кагала, чтобы в конце концов состыковаться с Т-кораб-лем «Гончий» для совершения последнего шага в предстоящем путешествии на Периферию. Считалось, что все это делается из осторожности: никто не знал, что может ожидать экспедицию у тайника с оружием, и длительное пребывание в малодоступной глубине космоса могло заметно повлиять на будущие боевые операции Драгун. Волк предчувствовал, что его план не сработает, если действительные причины атого похода станут известны многим.

27
{"b":"6172","o":1}