ЛитМир - Электронная Библиотека

После всех этих формальностей, оправдывающих отлучку, полковник оставил помещение. Должно быть, посланник ожидал, что Волк собирается предаться наедине чему-то вроде медитации, так как на его лице появилась некоторая озадаченность, когда присутствующие в зале старшие офицеры вереницей двинулись вслед за Волком. Иноши ответил на буравящий взгляд Стэна улыбкой, которая ничуть не отразилась в его глазах. Среди шума, постоянно наполнявшего мой аудиошлем, я уловил сигнал: «Всем, всем, всем». Уяснив его важность, я поспешил вслед за офицерами. Добравшись до конференц-зала еще до того, как они успели разместиться на своих обычных местах, я протиснулся вокруг широкого стола к месту Волка, чтобы, запинаясь от волнения, выпалить то, что было мной только что выловлено в эфире.

— Полковник, поступило общее оповещение о том, что Такаси Курита вызывает вас на поединок.

— Он отвергнет этот вызов. — Стэн выглядел чрезвычайно рассерженным. Я пожалел его агентов: стихийное возникновение Стэна на горизонте свидетельствовало о том, что его не предупредили заранее о происходящем.

— Чушь, — предположил Кармоди. — Старый Змей пыхтит на угли, раздувая жар напрасный.

— Он самурай. — Замечание это исходило от Нейла Пареллы, командира полка «Гамма». — Он не может публично оповещать о таких вещах, не отдавая себе отчета.

— А кто сказал, что это публично, Нейл? Что, если это сообщение подстроено только для нас? — Кармоди повернулся ко мне. — Что скажешь, Брайен? По какой распределительной сети поступило сообщение?

— Это сеть Звездного Братства. Заключительный радиосигнал говорит о том, что сообщение разошлось по всей Внутренней Сфере.

Это вызвало возгласы проклятия сразу у нескольких офицеров. Джеймс Вульф спокойно сидел в своем кресле, подперев голову рукой, его глаза задумчиво светились.

Стэн обратился к нему, но достаточно громким голосом, чтобы слышали все присутствующие.

— Отвергни вызов — и Такаси потеряет лицо. Это самое страшное оскорбление для него. Все равно мы больше никогда не свяжемся с Империей Драконис.

— А разве не этого мы дожидались? — спросил Келли Юкинов. Командующий полком «Альфа» повел вопросительным взглядом по сторонам в поисках поддержки.

Кармоди хлопнул ладонью по столу, словно хотел этим что-то утвердить.

— Нечего об этом беспокоиться. Не обращай внимания на старого Змея.

— А как же честь Драгуна? — запротестовал Хэнсон Брубейкер. — Поединок — верный путь для прекращения распри. Курита идет дорогой чести. Если полковник проигнорирует вызов, как сможет потом он говорить о собственном благородстве?

Волк проигнорировал скрытое в этих словах оскорбление. Кармоди выступил в защиту шефа.

— Ты не был на Мизери. Тебе не понять. Брубейкер насупился.

— Я понимаю, что такое честь.

— Честь? — Кармоди рассмеялся. — Эти куритсу еще станут говорить о чести. — Обернувшись к Волку, он произнес умоляющим тоном: — Это очередная ловушка, говорю тебе. Джеймс, проигнорируй Змея.

— Кто может игнорировать честь и при этом ужиться с самим собой? — спросил Брубейкер, вставая с места. Лицо его налилось румянцем, спина гордо распрямилась тетивой. Казалось, он готов немедленно бросить вызов Кармоди, а то и самому Волку.

— Сядь-ка, Хэнсон, — подал голос Стэн. — Мы здесь говорим о куритсу, а не о чести.

Обсуждение продолжалось больше двух часов, пока полковник Вульф не распустил наконец офицеров. Он так и не вынес никакого решения. Время от времени в продолжение последующих двух недель поступали все новые аргументы. Волк хладнокровно их выслушивал, так и не клюнув ни на одну из приманок, что неустанно разбрасывались перед ним. Он предоставил своим советникам полную свободу рассуждать сколько влезет. Ручаясь собственными головами, они просто до смерти затормошили сам предмет обсуждения; причем мнения их никогда не менялись, а только становились все тверже и непоколебимее. Временами Волк выглядел уставшим. Порой он оживал и в эти моменты словно ожидал чего-то, по его мнению, крайне важного. И когда ни с чьей стороны этого не происходило, то казался разочарованным и принимал участие в дальнейших дискуссиях с явной неохотой.

Беспокойство посланника Дома Куриты росло с каждым днем, но очередная посланная им нота возвращалась с вежливым отказом от ответа. Несмотря на эти участившиеся запросы, полковник явно не спешил вновь встречаться с Иноши. И тут поступило сообщение, что миссия Маккензи оказалась успешной — они обнаружили тайник. После этого сообщения полковник созвал дневное совещание. С загадочной улыбкой он сказал мне:

— Теперь осталось только утрясти одно старое дельце.

И послал за представителями Империи Драконис.

XVI

Упираясь широко расставленными ногами в пол, Элсон обозревал капитанский мостик «Молота». Шаттл уступал размерами «Мечу Ориона», но в качестве десантного корабля пехоты был больше по душе элементалу. Он с удовлетворением отметил, что и капитан Брэндон со своими ребятами куда лучше экипажа «Меча Ориона». По крайней мере, они меньше занимались болтовней во время исполнения своих служебных обязанностей. Может, эта и неплохо, что его сюда перевели. Лучше командовать самостоятельно на стороне, чем оставаться в тени какого-нибудь офицерика вроде Маккензи Вульфа.

Вздох дверей лифта и раздавшиеся следом шаги за спиной Элсона известили о том, что к, нему кто-то пришел. По походке Элсон узнал капитана Эдельштейна. Выходец из сиб-группы, Эделыптейн был одним из немногих, кто совмещал в себе размеры и физическую сноровку, необходимые для элементала. Он немного напоминал Петра Шадда, разве что отсутствовала в нем эта невыносимая утонченность в движениях. И пусть даже получил Эдельштейн свою толику элементалской крови, тяжелая походка выдавала в нем полукровку. Но и при этом он оставался вполне сносным воином и неплохим командиром тринария, несмотря на некоторый недостаток личной инициативы.

Эдельштейн остановился за спиной Элсона и замер в ожидании. Элсон сделал вид, что его крайне заинтересовало то, что демонстрировалось в данный момент на мониторе. И только услышав легкий шум за спиной, — капитан, видимо, начинал терять терпение, переминаясь с ноги на ногу, — Элсон наконец заговорил.

— Хотите мне что-то сказать, капитан Эдельштейн?

— Так точно, майор Элсон.

Заминка в голосе Эдельштейна дала понять Элсону, что он застал капитана врасплох. Хорошо.

— Так в чем дело?

— Надеюсь, вы понимаете, что я ничего не имею против вас.

— А с чего бы вам иметь что-то против меня?

— Кому-то может показаться, что я недоволен тем, что вы переняли команду над «Молотом».

— На мне боевое командование, поскольку я командир элементалов, и стратегическое, поскольку я являюсь членом совета офицеров. Оперативное командование остается на капитане Брэндон. Не вносите путаницу в субординацию.

— «Молот» — это штурмовой корабль, сэр. Поэтому боевое командование на нем — самое главное. По крайней мере, такова военная доктрина Драгун. — Эдельштейн передвинулся так, чтобы видеть лицо Элсона. — И это было моей епархией, пока Маккензи Вульф не направил вас сюда. Я хочу, чтобы вы знали — я не в обиде. Я надеюсь воспользоваться возможностью поработать с вами. Вульф может думать, что оттер вас в сторону, однако нам кажется, что он не туда повернул голову.

— Нам?

— Нам, в боевых частях, сэр. Мы все думаем, что вы лучший офицер, когда-либо вступавший в постоянную армию со времени Антона Шадда.

Это сравнение не особенно тронуло Элсона. Хотя он нашел его лестным, о чем и сообщил Эдельштейну недвусмысленной улыбкой. Антон Шадд был героем настоящим, в отличие от того элементалского подобия, завоевавшего право носить славное имя.

— Благодарю вас, капитан. Я оценил вашу мысль, однако Маккензи Вульф остается при своих правах, дарованных ему отцом.

— Ходят слухи, что вы также находились при своих правах, когда высказывали свое мнение.

— И все же водители боевых роботов пролезают туда, куда прочим воинам путь закрыт.

30
{"b":"6172","o":1}