ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правда, черт побери! — Эдельштейн энергично кивнул. — Надо же было ему скоропалительно отстучать папаше, как только спрятанный флот был обнаружен глубоким сканированием. Кровнорожденный молокосос. Только и ждет, что папа по головке погладит. Что за слюнтяйство. Тьфу!

— Я пытался дать ему совет, но он пропустил мимо ушей мои предупреждения.

— Его право, — согласился Эдельштейн. — Однако в любом случае ему не следовало пренебрегать вашими подсчетами относительно количества кораблей. «На один больше?» — Эдельштейн писклявым голоском изобразил речь Маккензи — довольно непохоже. — «Просто ошибка в записи». А меж тем ему следовало прислушаться к вашему совету и расследовать все досконально, прежде чем отшлепывать рапорт. Ложная гордость водителя-воина, вот что это такое. И склонность переоценивать свои возможности.

— Не все так свято верят в то, что они боги, не всем так вскружила голову мощь их машин. — Элсон попытался настроиться на более миролюбивый тон. — Может, он и вправду уверен в том, что в записи была ошибка.

На самом деле Элсон понятия не имел, в чем может быть уверен этот Маккензи, однако иначе ему казалось просто невероятным, как можно было допустить такое противоречие в подсчете кораблей, не обратив на эту деталь самого пристального внимания. Явная слабость лженауки Внутренней Сферы, решил он. Отринув свое наследие, Волчьи Драгуны были до невероятия неточны в отношении военных расчетов. Между тем способности к подобным расчетам были глубоко заложены в генах каждого клановца. Но Эдельштейн не унимался.

— Я только хотел, чтобы вы знали: здесь есть люди, уверенные, что прав Маккензи или не прав в отношении этих кораблей — он однозначно не прав в том, как обращается с вами.

— Это успокаивает.

Штабной офицер с дальнего конца капитанского мостика порвал их беседу.

— «Меч Ориона» сообщает о готовности отстыковаться от кольца.

— Поступайте согласно инструкциям, — отвечала капитан Брэндон. Обращаясь к пехотинцам, она сказала: — Майор Элсон, капитан Эдельштейн, вы можете сесть. «Гончий» — не самый молодой среди Т-кораблей флоте, и отстыковка происходит не всегда мягко.

— Со мной ничего не случится, капитан, — откликнулся Элсон.

Задержав взгляд на свободном аварийном кресле, Эдельштейн сказал:

— И со мной.

Брэндон пожала плечами:

— Как знаете.

Корабль дернулся. Эдельштейн потерял равновесие и приземлился на пятую точку. Элсон же удержался на ногах. Последовала едва заметная попытка сохранить равновесие, и при этом на его лице не отразилось почти никакого напряжения. Восхищенный шепот, раздавшийся при этом вокруг, послужил наградой за мастерство. Пусть думают, что ему легко далось это, пусть, так и строится имидж командира. А имидж — главное в командире.

— «Меч Ориона» отчалил, — доложил офицер.

— Очень хорошо, мистер Джонс. Все посты возвращаются в нормальный режим.

Элсон протянул Эдельштейну руку. Как только смущенный капитан встал на ноги, Элсон сделал шаг к креслу капитана Брэндон.

— Капитан, можем мы понаблюдать полет «Меча Ориона»?

Брэндон пожала плечами:

— Как вы думаете, мистер Джонс?

Ответом теха стал озарившийся светом главный экран. Звезды горели в глубокой космической ночи, и только нижний экран обзора сиял рябой физиономией планетоида, над которым чертил свою орбиту захороненный флот. На ширину всего свода планетоида протянулся остов «Гончего». Ни одного из шаттлов Т-корабля не было видно из-за позиции стыковки «Молота». На самом конце длинного остова «Гончего» находился шар главного корпуса, маячивший черным силуэтом на фоне светлого межзвездного промежутка. Яркие разбросанные в отдалении точки были кораблями и космическим мусором, среди которого они были захоронены.

— «Меч» как раз проходит эту зону, — доложил Джонс.

Громоздкий овал «Меча Ориона» проникал в экран снизу и немного слева, заслоняя обзор. Огни света с неровными интервалами вспыхивали по бокам корабля, в то время как маневровые стержни отталкивали его от корпуса «Гончего». Отдалившись от Т-корабля на безопасное расстояние, «Меч Ориона» отстрелил свои кормовые стержни и стартовал по дугообразной траектории, огибая парус, раскинувшийся среди звезд. Корабль исчез из виду, однако Элсон смог проследить его полет на мониторе орбитальных путей. «Меч Ориона» направлялся к самому плотному скоплению укрытых кораблей.

— Славный песик, — процедил Эдельштейн.

— Все, что осталось для обзора, — примирительным тоном произнес Элсон.

Они подождали, пока «Меч Ориона» вновь возникнет из-за паруса «Гончего».

— Капитан, — произнес Джонс, и в голосе его прорезались нотки тревоги. — С мостика «Гончего» сообщают о движении неопознанных объектов.

— «Орион» уже встретился с ними?

— Нет. Корабль скрыт от нас парусом, а эти неопознанные объекты скорее всего... — Джонсон замолчал на секунду, сверяясь со вторым экраном, — ...скрываются за «Александром».

Брэндон застучала ключами, выходя на связь с мостиком «Гончего». Она прислушалась, поводя кончиком языка по верхней губе. Элсон увидел в этой нервозности признак непрофессионализма.

— Вы собираетесь принять позицию поддержки, капитан Брэндон?

— На то есть приказы с. Т-корабля.

Этого он и ждал.

— Дайте мне связь.

— Это сфера действия оперативников, майор Элсон.

Этого он тоже ожидал и поэтому знал, что ответить.

— Как член совета офицеров этой экспедиции, я по рангу старше всех офицеров воздушно-космических сил, за исключением полковника Атвила с «Гончего», который также является членом совета. Вы намерены нарушить субординацию?

Капитан Брэндон вновь энергично задвигала языком. Она колебалась.

— Говорите, если хотите. Пропустите его, мистер Джонс.

— Благодарю вас, капитан, — сказал Элсон е лукавой усмешкой.

Брэндон что-то проворчала в ответ, однако Элсон заметил, что она отвлеклась от контроля за расстыковкой. Ей пришлось вернуться к своим обязанностям.

— Полковник Атвил, с вами говорит майор Элсон Рысь с борта «Молота». Я так понял, что вы отдали приказ расстыковаться и занять позицию прикрытия «Меча Ориона».

— Я занят, Элсон, — коротко и сухо отвечал Атвил.

— Я в курсе. Могу напомнить вам, что полковник Маккензи Вульф специально распорядился насчет того, что его корабль будет единственным, который оторвется от «Гончего» до достижения места запрятанных кораблей.

— Тогда мы еще не знали о существовании неопознанных объектов.

— Это был особый приказ. В связи с чем хочу заметить, что никаких проявлений непосредственной угрозы нет, чтобы нарушать установленный порядок.

Вздох Атвила прошелестел, вплетаясь в шум эфира на линии командной связи.

— Этот неопознанный объект может...

— А может, и нет, — резко ответил Элсон.

— Я не хотел бы в данном случае рисковать.

— Что вы в точности и станете делать со своей карьерой, если нарушите приказ. Даже полковник Джеймс Вульф соблюдает общепринятую дисциплину. — Элсон тихо порадовался тому, что Атвил явно не может ничего ответить на этот выпад. Что ж, самое время делать следующий шаг. — «Меч Ориона» обогнул парус только что, верно?

— Десять минут назад.

— Стало быть, еще двадцать минут у него уйдет на достижение орбиты, где расположен тайник. Этого времени более чем достаточно, чтобы выйти на связь с полковником Вульфом и предоставить ему принимать решения самому.

Не меньше четырех секунд Атвил размышлял и наконец ответил.

— Что ж, очень хорошо. — И затем добавил: — Капитан Брэндон, сохраняйте готовность на отстыковку.

— Ут, — подтвердила Брэндон.

— Для стратегии звучит многообещающе, сэр, — заметил Элсон.

Повернувшись к экрану, Элсон осмотрел панораму, почти не изменившуюся за истекшие пять из десяти минут. Он бросил взгляд на орбитальный монитор и улыбнулся. Хотя едва ли его можно было назвать специалистом в воздушно-космической тактике, он знал толк

в прикрытии, равно как имел представление о необходимости пользоваться всяческими уловками, когда имеешь дело с противником, превосходящим тебя силами. А противник наверняка меж тем поджидает — если там действительно находился противник.

31
{"b":"6172","o":1}