ЛитМир - Электронная Библиотека

На звук сигнала, донесшегося с борта корабля, я заспешил вверх по трапу.

XX

Эдельштейн распорядился:

— Перестрелка на два уровня вниз. Расчеты второй и пятый контролируют лифт. Третий расчет — в машинный отсек. Четвертый — со мной.

Как только расчеты развернулись, направление Эл-соку подсказала оперативная болтовня элементалов. Изредка в их разговоры вмешивался отдаленный шум боя,но в целом Элсон был доволен. Его элементалы как следует подготовились к тому, чтобы очистить «Александр». По отголоскам боя, временами перекрывавшимсвязь, Элсон рассудил, что бойцы проявили сдержанность и используют минимум силы. Это не вызовет особых разрушений, несмотря на то, что они пришли с опозданием.

Но что-то из услышанного зацепило его, и Элсон вдруг вспомнил: Эдельштейн разбросал свою команду шире, чем этого требовала необходимость или предусмотрительность. Группа захвата с «Меча Ориона» и небольшая команда во главе с Маккензи Вульфом постепенно уходили все дальше от центра, отдаляясь вместе с тем от элементалов с «Молота». Элсон вообще-то был лучшего мнения об Эдельштейне как о командире.

Возвратившись к своему челноку, он созвал расчет. В полной готовности и боевой броне боец Хэнсон приветствовал его на борту. Элсон отправил Хэнсона дежурить на капитанский мостик. Просмотрев данные на экранах, Элсон бросил пилоту:

— Подсчитайте время до «Александра». Прямым курсом.

— Подсчитать — это минута.

— В таком случае — старт. — Элсон оглянулся в поисках стартовых стропил. — Вы сможете подсчитать время в пути.

Он не обратил внимания на недовольное бормотание пилота. Элсон был уже готов к полету. Пилот отстрелил захваты и скорректировал положение челнока. Главный двигатель выбросил пламя, и челнок пустился в свой путь по направлению к «Александру».

Уже на подходе к законсервированному кораблю оперативный канал между Эдельштейном и группой Эдельштейна и «Молотом» взорвался треском разрядов и грохотом стрелкового оружия. Элсон все время подгонял пилота, чтобы тот поторопился с посадкой. Пилот наконец внял ему. Элсона так и вытряхнуло из стропил и грохнуло прямиком в переборку. Бронекостюм спас его только от повреждений тела, но не чести. Сграбастав скобу возле люка, Элсон пришел в себя и сориентировался. Как только загорелся свет, сигнализирующий стыковку, он просунул захват бронекостюма в углубление люка, открывал воздушный замок. Панель прогнулась, и Элсон проскользнул в открывшийся люк, предоставив остальным следовать за ним.

Ему доводилось бывать на борту кораблей того же класса, что и «Александр», поэтому у Элсона созрела неплохая идейка насчет того, где мог сейчас находиться Эдельштейн. Одним рывком он перебросил себя через верхнюю палубу, рикошетом отскочил от противоположной стенки и с помощью вспомогательной скобы рукояти пронесся на нижние уровни. Незнакомый с конструкцией корабля, расчет несколько замешкался. Он оставил их далеко позади.

На волне Здельштейна царила полная тишина. Элсон обнаружил второй расчет именно в том месте, где и ожидал. Здесь произошла перестрелка, и расчет элементалов, разумеется, одержал верх. Тела вперемешку с шарами разбрызганной крови хаотично кружились перед глазами. Большая часть тел была в униформе Драгун. Элементалы тем временем вытаскивали трупы грабителей из коридорного прохода и укладывали покомпактнее. Эдельштейн склонился над очередным трупом, и только тогда капитан элементалов выпрямился. Элсон разглядел безжизненное тело Маккензи Вульфа.

— Что здесь произошло?

Бронекостюм Эдельштейна, казалось, напрягся и выпрямился еще больше.

— Эти мерзавцы заманили нас в ловушку, сэр. Я предупреждал полковника Вульфа, что не следует разгоняться на этом участке, но он настоял на своем. Я вызвался идти первым, рассчитывая, что боевая броня, по крайней мере, защитит идущих сзади. Но эти гады тоже все рассчитали. Они пропустили нас и затем открыли огонь из засады. Мы выкосили их к чертовой матери, но было уже поздно. Под перекрестным огнем погиб полковник Вульф вместе со всеми своими людьми.

Эдельштейн произнес свою речь быстро и без единой запинки, словно выученную заранее. Элсон при разговоре привык смотреть собеседнику в глаза, но Эдельштейн сейчас упрятал их в бронекостюм, и лицо его скрывалось за темным, П-образным экраном обзора. Элсон скользнул взглядом по коридору, прикидывая потери и понесенный ущерб. Все могло произойти в точности так, как рассказывал Эдельштейн, а могло и иначе.

Рыси не испытывали добрых чувств к Волкам, все равно — верно— или вольнорожденным. Элсон не станет горевать по Вульфу. Оплакивание совершается после гибели истинных воинов. А Маккензи был всего-навсего истинным Драгуном — изменником, отвернувшимся от наследия кланов. И в том, что его застрелили грабители, Элсон увидел проявление высшей, поистине космической справедливости, показавшей, что одна попытка получить то, на что не имеешь права, влечет за собой неминуемую смерть.

Но если как следует поразмыслить над фактом гибели Маккензи, остается масса невыясненных вещей. Элсону это событие казалось весьма примечательным.

Возможно, элементалы проявили верность своему командиру в большей степени, чем он мог от них ожидать. А ведь кто-то всегда может извлечь выгоду из того, что принесло сражение.

— «Молот», это Элсон. Медицинские бригады по прежним координатам. — Он переключился на другую частоту: — «Гончий», Элсон запрашивает полковника Атвила.

— Атвил слушает. Что там происходит, майор Элсон? У нас был длительный перерыв связи.

— Ничего хорошего, полковник. Думаю, нам придется созывать совет офицеров. Полковник Вульф убит. Спустя некоторое время Атвил откликнулся:

— Вас понял.

И больше ничего. Никаких распоряжений, приказов, просто — «вас понял». Элсон разжал зубы. Кто-то должен взять контроль на себя.

— Я так думаю, что мы встретимся на борту «Гончего» час спустя после того, как «Александр» будет проверен до конца. Думаю также, что о потерях пока сообщать не следует.

— Вас понял.

Элсон отключил связь. Он был несколько раздражен этой неопределенной реакцией Атвила, зато весьма доволен в других отношениях. Наклевывались неплохие шансы. И кое-что предстояло сделать еще до встречи на «Гончем», если, конечно, он пожелает воспользоваться тем, что само идет в руки. Тем временем еще поджимали и другие дела.

— Раненые есть?

— Ни одного, — отрапортовал Эделыптейн.

— Кроме ваших бойцов, в перестрелке больше никто не уцелел?

— Так точно, сэр. Как он и ожидал.

— Заканчивайте проверку корабля.

— Есть, сэр. Мы вычистим все еще до того, как вы примете командование, сэр. — Эделыптейн увел своих людей.

Осматривая отсек, Элсон сознательно искал следы, которые могли бы свидетельствовать о том, что Маккензи Вульф и его люди расстреляны не грабителями. Все, что открывалось его глазам, подтверждало версию Эдельштейна. Единственное, что могло навести на подозрение, — то, что грабители были уничтожены чрезмерно агрессивно, при большом расходе боеприпасов, это можно было вполне списать на ярость бойцов, на глазах у которых только что застрелили командира. Припоминая свой разговор с Эдельштейном накануне десанта, Элсон заметил себе, что с этим человеком надо быть осторожнее. Уж очень он расторопный. Такой человек может стать полезным, хотя и опасным, орудием, зато с преданными людьми, сознавал Элсон, можно сделать многое.

XXI

Звезды выглядывали из своих гнезд с высокого ночного неба Лютеции. Только они да призраки, бродившие по улицам, могли заметить появление человека в черном одеянии. Он двигался так плавно, что удивил бы сейчас всякого, узнавшего в нем Тайцзо Хомитсу. Этот воин никогда не бегал. Он даже ходил всегда чуть прихрамывая.

Хомитсу вступил в тень складских помещений и вскоре вынырнул из нее. Черная скатка на его плече на вид ничем не пополнилась, и только призраки знали, что он уносит свое оружие, которое так долго прятал от постороннего глаза.

35
{"b":"6172","o":1}