ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синдром зверя
Ненавидеть, гнать, терпеть
Четыре года спустя
Тео – театральный капитан
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Богиня по выбору
Шестнадцать деревьев Соммы
НЛП. Техники, меняющие жизнь
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания

Сейчас, двигаясь быстрыми шагами, Хомитсу был встревожен. Он торопился. Не время затевать дело. Он, по чести сказать, выбрал бы другое время, но теперь выбирать не приходилось, руку его подгоняла посторонняя сила. Джеймс Вульф прибыл на Лютецию. Предстояло дело, и многое еще следовало для этого подготовить. В двух кварталах от казарм он остановился. Дыхание его было неровным, и это раздражало Хомитсу. Не время для плотских слабостей. Свернув под прикрытие аллеи, он прислонился к стене, чтобы как следует отдышаться. Спокойствие приходило медленно, но все-таки приходило. При таком повороте событий поспешность могла только подвести, а он решил во что бы то ни стало исполнить свой обет.

Стараясь дышать ровнее, Хомитсу отделился от стены. Снова готовый ко всему, он двинулся вперед. Он был один в этой ночи, наедине со своим молчанием. Его отлучка прошла незамеченной. Видели только звезды над головой, но они никому не расскажут. И призраки немы.

И кто может остановить человека, которому не страшна сама смерть?

Призраки были знакомы Декхану Фразеру, так часто они навещали его сны. Только посещения их вносили еще большую смуту. Хуже всего, если это были призраки Мизери, а в эту ночь лишь они приходили к Декхану.

Он выскользнул из постели, с удивлением отметив, что его лихорадочный бред не разбудил на этот раз Дженнет. Или это пробуждение было только продолжением его бреда? Он тихими шагами прошел через спальню, чувствуя босыми ступнями, как холодны и тверды доски пола. Отодвинув ширму, Декхан выглянул в пустой сад.

Звезды Лютеции мерцали в предрассветном небе, последний раз салютуя рассвету. У многих из этих звезд есть собственные планеты. И для миров других систем каждая звезда была солнцем, своим сиянием создававшим и день и жизнь, в то время как здесь каждая из них была не более чем слабым мерцанием среди многочисленных светил ночи.

Когда-то и самого Декхана позвала звезда, поднявшаяся среди Волчьих Драгун, но кто теперь из Драгун, кроме призраков, еще помнит его?

Вдалеке виднелось черное пятно среди огней города — императорский дворец, Такаси Курита, верно, спит там сейчас, ни о чем не ведая. Посланник Иноши возвратился с ответом, гласившим, что Джеймс Вульф принимает вызов, и последние известия по всем каналам раструбили об этом поздней ночью. Однако Декхан Фразер не получил никаких предупреждений ни от Теодора, ни от кого-либо другого из знакомых куритсу. Никаких предупреждений не поступало и от агентов Драгун. Снова Джеймс Вульф прибывает на Лютецию, и снова он, Декхан, остается в неведении. Интересно, а знает ли о поединке Миси? И если знает, что он сейчас испытывает?

Декхан и своего поведения толком предсказать не мог, что уж тут говорить о друге, старом его друге, которого он не видел уже столько долгих лет?

Если Миси действительно оставался его другом, а не тем из многих, что видели в нем просто исполнителя своих желаний. Казалось, чуть ли не каждый при нужде пользуется Декханом и немедленно забывает о нем, как только что-то другое привлекает его внимание. Каждый, за исключением разве что Дженнет. Она оставалась верной ему, как и он ей. Она все еще спала, не потревоженная его сомнениями и раздражением. Они могли лечь на нее слишком тяжким бременем, а он не хотел этого.

Он еще продолжал смотреть в окно, когда Дженнет проснулась и вскарабкалась ему на спину, заключая его в сонные, но крепкие объятия.

— Рано встал, — бормотала она, целуя его в шею.

— Хотел увидеть рассвет.

Дженнет скользнула по телу мужа, обвила его рукой свою талию.

— Прекрасный рассвет, — сказала она, опуская голову Декхану на плечо. — Надо было разбудить и меня.

— Не хотел тебя беспокоить. Ты спала так мирно. — Он поцеловал ее в волосы. — Будут еще и другие рассветы.

— Но сегодняшний уже не повторится. — Она прильнула к нему еще теснее. — Мы можем начать встречать его прямо сейчас.

Он почувствовал, как ее рука ласкает его живот и спускается все ниже. Тело его ответило раньше, чем рассудок, но, поцеловав ее, он уже целиком — и телом и рассудком — растворился в ее любви. И на это время весь остальной мир потерял значение.

XXII

Конференц-зал «Гончего» был битком набит всеми свободными от вахты офицерами, которым только удалось туда втиснуться. Желающих выслушать, что скажет совет офицеров, было более чем достаточно. Правда, следовало предупредить и по возможности даже удержать кое-кого от вступления в дискуссию, но Волчьи Драгуны, согласно обычаям, никогда не проводили закрытых заседаний. Элсон видел, как обеспокоило присутствие посторонних наблюдателей некоторых офицеров из старой гвардии Драгун, в особенности полковника Атвила. Нервозность эта еще раз убедила Элсона в том, что приглашение младшего офицерского состава на собрание было верно выбранной стратегией.

Элсон отметил также, что на совете присутствовали его элементалы, плечами и головами изрядно возвышавшиеся над толпой. Он не приказывал им явиться сюда, однако они пришли, осмотрительно рассредоточившись по всему пространству конференц-зала. Вероятно, не было простой случайностью, что по одному эле-менталу возвышалось над каждым из офицеров совета. Вероятно, подобная предусмотрительность была бы нелишней и с его стороны, но он еще раз порадовался, что подчиненные проявили инициативу.

Удовлетворенно прослушивая предварительные дебаты, Элсон откинулся на спинку кресла. Воздух нагрелся, и система кондиционирования просто не могла поглотить такое количество тепла, которое исходило от множества людей, заполниащих это помещение. Он позволял этому жару пропитывать тело, расслабляя и нежа плоть и облегчая циркуляцию крови. Элсон остановил свой взгляд на Атвиле, в то время как остальные члены совета были заняты обсуждением, и при этом продолжал спокойно и удовлетворенно улыбаться.

Первым шагом стало предложение пополнить совет еще одним офицером. И тут Джилсон вовремя выставил кандидатуру Эделыптейна. Этот воин представил ее согласно плану Элсона. Утверждение кандидатуры Эдель-штейна вызвало одобрительный шум в толпе. Атвил занес в список еще два имени, как вдруг из толпы послышался голос Брэндон, потребовавшей поименного голосования. Когда это прошло, Эделыптейн был утвержден окончательным голосованием четырех членов совета против двух.

Далее совет переключился на другие текущие вопросы, главным из которых был выбор первого среди офицеров. Когда имя Элсона было предложено в первую очередь, Атвил уже, казалось, был готов к бою. Затем после того, как капитан Брэндон подтвердила и обогатила новыми деталями вдохновенный рассказ Джилсона о первых минутах встречи с грабителями, кто-то в толпе стал скандировать имя Элсона. К нему стало постепенно присоединяться все больше и больше присутствующих.

В общем шуме Атвил стал призывать к порядку и постепенно добился своего, но решимость полковника, казалось, растаяла в пылу всеобщего воодушевления. Он стал говорить об экспедиционной цели миссии и важности обретения ею командира опытного и знающего толк в тонкостях подобных межзвездных экспедиций. Однако доводы его были ущербны, и это плавало на поверхности. Первый командир миссии, полковник Мак-кензи, был воином, а вовсе не пилотом. К тому же в экспедиции был только один командир кораблей дальнего космоса — сам Атвил. Накал страстей в зале несколько поубавился, когда Джессика Седано, капитан шаттла «Чехол», встала и предложила кандидатуру Атвила. Джилсон, получив кивок от Элсона, поддержал ее и тут же предложил принять окончательное решение. За Атвила проголосовали только летные командиры Седано и Шанкар. Элсон был назван первым офицером совета.

Новость эта мигом облетела весь Т-корабль и прикрепленные к нему шаттлы и вскоре была доставлена обрадованными командирами на борт законсервированных кораблей. Еще до того, как толпа в конференц-зале рассосалась, в помещение вступил командир техов Ишора и, проложив себе дорогу в толпе, вышел на открытое пространство вокруг стола членов совета. Секунду поколебавшись, он, казалось, вспомнил, что произошла смена командования. Обратившись к Элсону, он произнес:

36
{"b":"6172","o":1}