ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вы верите ему?

— Да.

— А если он лжет, сэр?

— А ты стал бы так лгать, Брайен?

— Я не стал бы прежде всего подсылать убийцу.

— И он никогда не стал бы. И в данном случае — тоже. — Волк убрал дискету; — Такаси никогда не переступал кодекса чести самураев. Он хотел поединка и только поединка. Я даже думаю, что ему необходим этот поединок.

— А вам, полковник?

Он развернул кресло так, что теперь сидел спиной ко мне, и только потом ответил:

— Я же — здесь!

Мне показалось, что это все, что он собирался мне сказать, но не хотелось еще уходить.

— А когда мы оставляем «Атаман», полковник?

— Не «мы», — поправил он меня резко, — а я. Я буду единственным пассажиром, когда этот шаттл приземлится.

Внутренне ожесточившись, я ответил:

— Нет, сэр.

Кресло снова развернулось ко мне.

— Что-о?

Но меня так просто не запугаешь. Я знал, что Основатель Вильям Камерон погиб, настояв на своем решении сопровождать Вульфа в опасном деле без соответствующей экипировки. Я решил вверить себя той же участи. Еще в сиб-группе я обожал слушать истории о непоколебимой отваге и самоотверженности нашего Основателя. Как часто сам я предавался мечтам о том, что Брайен Камерон когда-нибудь сможет повторить подвиг Вильяма Камерона. Но теперь это все больше становилось пустой мечтой. Хотя робости у меня при этом ничуть не убавилось. Я чувствовал, что стоит мне посмотреть Волку в глаза — и он увидит там страх. Тогда мой план безнадежно провалится. Поэтому я предусмотрительно уставился взглядом в стену над его головой.

— Мы с Гансом будем сопровождать вас, полковник.

Волк снова сел в кресло — мое сопротивление явно застигло его врасплох. Глаза Волка сузились. Я заметил это и понял, что, если наши глаза встретятся, я не смогу выдержать его взгляд.

— А ведь я могу приказать тебе остаться на борту «Атамана».

— Я все-таки надеюсь, что вы не станете этого делать, полковник, — выдавил я умоляющим тоном.

Так мы просидели в молчании еще некоторое время. Несколько томительных минут показались мне часами ожидания. Наконец полковник спросил:

— Это ведь Стэн подговорил тебя, а?

У меня не вызвало удивления, что он так легко догадался.

— Да, сэр.

— Я могу решить все это одним приказом. Конечно, Волк знал, как проще всего поставить меня на место. Я решил выбросить последний козырь:

— Если вы не вернетесь, я должен буду дать отчет полковнику Блейку, почему не подчинился его приказу. Волк поскреб бороду.

— А ты что — думаешь, я проиграю этот бой?

Я открыл было рот, но осекся. Как он мог только подумать о том, что я сомневаюсь в нем? Такаси Курита, может быть, и лучший среди лучших воинов Внутренней Сферы, но он не проходил подготовки в кланах, как Джеймс Вульф. Тут и сравнивать нечего.

— Я на сто процентов уверен, что вы сразите Такаси Куриту в этом бою, полковник.

— Осмотрительно сказано, Брайен. Хорошо мы натренировали тебя, может быть, даже слишком хорошо. — Он ненадолго замолк, затем чуть наклонился вперед. — Ты нужен Драгунам. Ты понадобишься любому, кто станет командовать Драгунами. Ты слишком дорог для нас и не имеешь права подвергать себя риску.

Я уже участвовал в сражении вместе с вами. Тогда вы меня не выгораживали.

Снова откинувшись в кресле, он сказал спокойным голосом:

— Времена меняются.

— Они-то могут и меняться, но я и так уже рискую, переступая порог системы Лютеции. Точно так же, как и «Атаман». Этот корабль важнее для любого предводителя Драгун, чем любой из штабных офицеров.

— На орбите ты будешь находиться в безопасности, — проронил он, пока я переводил дыхание.

— Прошу прощения, сэр. Я не останусь на орбите.Вы вождь Драгун, и раз я являюсь столь дорогостоящимимуществом для любого предводителя Драгун, то важени для вас, где бы вы ни находились. .

Глаза его снова стали колючими, а голос рассерженным, но что-то в лице Волка изменилось, выдавая совсем другие чувства.

— Так, значит, ты отказываешься подчиниться непосредственному приказу?

Он поставил вопрос слишком прямолинейно. Отвечать на него было явно не в моих интересах. Надеясь, что на сей раз сил у меня достанет, я мужественно встретил взгляд Волка и сказал:

— Это же не относится к службе, полковник. Это дело чести.

Мои слова повергли Волка в продолжительное молчание. Он буквально впился в мое лицо взглядом, так что через некоторое время мне стало казаться, что, кроме нас, во Вселенной больше никого не осталось, что я вот-вот сморгну или отведу глаза. После того, как прошла целая вечность, он наконец отыскал то, что высматривал в моих глазах. Повернувшись ко мне спиной, он тяжело вздохнул. До меня донеслось слово, сказанное шепотом: «честь». И еще я услышал:

— Не беспокойся, сынок. Я не стану ставить тебя в условия, когда приходится отказываться от выполнения приказа. Если ты переживешь это приключение, тебе еще предстоит делать карьеру в Драгунах.

XXIV

— И это мудрость, супруг мой?

Голос Жасмин не умолял и не обвинял, однако ответ Такаси прозвучал жестко.

— Это моя воля.

— Если ты так настаиваешь на поединке с Джеймсом Вульфом, тебе следует хотя бы передохнуть. Состязание утомит тебя.

— Я еще не так стар. Кендо успокоит меня.

— Ты никогда не говорил так после поединков с Субхашем-кун.

— Эти дни ушли.

Координатор тем временем полностью ушел в работу — стягивал шнуры своего до. Жасмин молча помогала ему. Пальцы у нее были проворнее, чем у Координатора, и при этом действовали не менее уверенно. Закрепив на теле доспехи, он приостановился, доставая перчатки и маску.

— Пойду посмотрю, как приготовили твой жилет с охлаждением и лучшую твою форму. Хочешь принять офуро?

— Это было бы неплохо.

— Супруг мой...

— Не говори ничего, жена.

Глаза ее наполнились слезами. Такаси мягко протянул руку, чтобы отереть то, что уже успело сбежать по ее щекам. Внезапно Жасмин схватила его руку и крепко прижала к своим губам. Сотрясаясь в рыданиях, она бросилась из комнаты, ножки ее простучали по веранде, уводившей в главные покои дворца. Не сказав ни слова, Такаси так и остался стоять с вытянутой рукой. Затем рука упала сама собой, и он замер, уставившись взглядом в пустой дверной проем.

Из зала, где Хомитсу ждал партнера, он услышал все, что было сказано между Координатором и его женой. Как и подобает всякому слуге Дома Куриты, он не подал виду, что до его слуха дошло то, что его не касалось. Такаси наконец сошел с циновок в углу помещения и ступил на полированный деревянный пол. Хомитсу, ставший теперь частью окружающего Координатора мира, приветствовал своего соперника глубоким низким поклоном. Координатор поклонился в ответ поклоном партнера, но не хозяина.

— Приношу извинения, что заставил вас ждать, Хомитсу-сан.

— Я к вашим услугам, Координатор.

Такаси вдруг усмехнулся — дружески и располагающе.

— А знаете, было время, когда я занимался с директором разведуправления. Эти были, должен вам признаться, тяжелые поединки. Мне не всегда удавалось выйти из них победителем.

— Видимо, Координатору было угодно поддаваться?

— Йие, — рассеянно ответил он, натягивая маску и закрепляя шнуры, удерживающие мэнь. — Никогда.

— Если Координатору будет угодно, я предложил бы сегодня для поединка боккэн.

Лицо Такаси было уже спрятано за маской, и трудно было понять, как он отреагирует на это предложение.

— Боккэн? — раздалось из-под маски. — Да, деревянные мечи больше подойдут для сегодняшнего поединка, чем синаи. Вы знаете, что должно случиться сегодня?

— Хай, Координатор.

— Так что не сдерживайте себя, Хомитсу закончил завязывать свой мэнь. Как хорошо, что лицо его было сейчас тоже спрятано под маской.

— Ладно.

Они натянули перчатки, и Хомитсу предложил Такаси два боккэна, предоставляя возможность ему определиться. Такаси выбрал свой, меч, взвесил его в руках и удовлетворенно кивнул. Хомитсу сжал в руках оставшийся боккэн, ощущая его тяжесть. Он сделал глубокий вдох и медленно выпустил воздух.

38
{"b":"6172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наше будущее
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Лучшая подруга
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Спецназ князя Святослава
Миф. Греческие мифы в пересказе
Кремоварение. Пошаговые рецепты