ЛитМир - Электронная Библиотека

Нинью выстрелил снова.

В этот раз боль вспыхнула пламенем в животе, разрывая плоть и сокрушая его решимость. Он и не ожидал, что сможет зайти так далеко. Уже не чувствуя рукой меча, Миси даже не мог сказать себе, там ли он. Миси упал навзничь, и голова его ударилась о твердый деревянный пол. В теле уже не было силы, и он мог только чувствовать, как жизнь толчками выхлестывает из него. Свет померк в глазах самурая.

Один из разведагентов шагнул вперед. Перевесив свой «Шиматсу» на плечо, он нагнулся к полу и завладел мечом Миси, но пока только держал его наготове. В наступившей паузе Такаси опустился на колено возле павшего и тронул пальцами остывающий лоб воина.

— Он был истинным самураем и понимал, что такое честь. Его верность Империи Драконис прочнее, чем ваша, Субхаш.

— Он правда был верен, и верность — сила великая, но его понимание чести оказалось ограниченным, на что вы и сами указали ему, мой старый друг. Он не мог взглянуть на вещи тем широким взглядом, которого я достиг только тщательной работой над собой. С вашей стороны я ожидаю большего.

Такаси поднялся, в лице его читалась твердая решимость.

— Прискорбно, но должен разочаровать вас.

— Мне тоже очень прискорбно.

— Вы собираетесь объявить, что он убил меня?

— Это была бы неплохая легенда, но вот беда — она не послужит на пользу. Публично оглашать смерть Координатора от руки одного из подданных — значит только ослаблять государство. Хотя Теодор, думаю, охотно поверит в эту легенду и, наверное, согласится объявить народу, что вы умерли во сне. Вы прожили долгую я насыщенную жизнь, Такаси-сама. Желаю вам преуспеть и в следующей.

Кресло повернулось еще на девяносто градусов и медленно укатилось потайным ходом, откуда оно и прибыло.

— Агент Уилсон, — обратился Нинью к воину с мечом. — Удар должен быть чистым. Нокетсуна все-таки был мастером клинка.

Уилсон ответил поклоном и, повернувшись к Такаси, занес меч.

XXVII

Такаси не стал дожидаться, пока агент опустит меч. Он ушел в низкий удар, поранив при этом свою коленную чашку. Однако этот прием дорого обошелся ему самому. Боль в поврежденном колене заставила его застонать. Но как истинный самурай Такаси презрел боль, вспыхнувшую в ноге, и выхватил меч из рук скорчившегося на полу Уилсона. Голова разведагента отделилась от тела, следуя за лезвием клинка.

— Не стрелять! — скомандовал Нинью. — Он должен умереть от меча. Первая бригада — вперед.

Агенты, вошедшие в зал следом за Нинью, перевесили автоматы за спины и повытаскивали мечи из лакированных деревянных ножен, что висели у каждого на боку. Раздался звенящий шепот стали — единственный звук, нарушивший воцарившуюся в зале тишину. Координатор поднял меч высоко над головой и медленно опустил его в позицию, означавшую готовность к бою.

— Этот клинок слишком хорош для таких псов, но вас, шавок, слишком много, а я один. Ну, кто желает подохнуть первым?

Дородный агент, из-за своей массы производивший обманное впечатление человека кряжистого, бросился на Координатора. Их клинки зазвенели целой серией парирующих ударов, пока меч Такаси не обнаружил брешь в защите, скользнул вдоль клинка агента и развернулся на девяносто градусов, взрезав шею толстяка, когда тот попробовал отступить назад. Агент брякнулся об пол, из разрезанного горла раздался слабый хрип.

Первое же столкновение обнаружило слабость Координатора: поврежденное колено ограничивало его подвижность. Второй агент начал поединок на дальней дистанции, пытаясь выманить Координатора из угла, в котором он занял неприступную позицию. Но Такаси стоял прочно, отказываясь клюнуть на эту уловку. Более того, он заманил агента в западню, которую расставил сам. Позволив мечу противника пройти через его защиту, он почувствовал явную слабость того, что агент, очевидно, считал удачной ловушкой. Неожиданный успех этого неотпарированного удара, видимо, совсем вскружил голову агенту — он открылся, став уязвимым для ответного выпада, и меч Такаси немедленно вспорол ему живот. Второй удар рассек его туловище снизу вверх, отбрасывая назад.

Остальные стали осторожнее и принялись окружать Такаси. Он держал свою позицию, предусмотрительно оставив за спиной тело павшего Миси. Двое набросились на него одновременно, атакуя на верхнем и нижнем уровнях. Такаси развернулся на поврежденной ноге, опускаясь насколько мог низко. Меч первого агента встретил на своем пути клинок меча Такаси, второй меч просвистел над самой головой Координатора.

Преодолев боль, Координатор встал на ноги и рывком отбросил противника назад. Меч другого агента прошел сквозь кимоно Такаси, оставив глубокий порез на его правой руке. Ответный удар неповрежденной левой тоже пришелся по руке противника, но раскромсал плоть значительно глубже. Меч агента со звоном ударился об пол, и противник отступил, обливаясь кровью.

Но первый вновь обрушился на Координатора, и Такаси едва успел парировать его удар. Они обменялись серией быстрых пробных ударов, клинки вызванивали мелодию ярости. Перехватывая инициативу, Такаси ринулся в наступление. Клинок противника звонко просвистел в воздухе. Такаси взял его на встречном ударе, рассекая запястья противника. Отрезав таким образом раззяву агента от его меча, Такаси вернулся в свою первоначальную позицию.

— Вторая бригада, — распорядился Нинью.

Еще пять мечей двинулись на помощь оставшемуся в живых единственному уцелевшему воину из первой бригады. Нинью наблюдал из дальнего угла зала. Такаси устал, его искусство фехтования стало давать заметные сбои. Даже если вторая бригада окажется слабее первой, им наверняка удастся одолеть Координатора.

Из сада донеслись крики.

Нинью досадливо выругался, а Такаси улыбнулся. Агенты остановили свое наступление. Тот, что подступил ближе других, сделал шаг назад, отдаляясь на безопасное расстояние, в то время как остальные устремили вопросительные взгляды на своего начальника.

— Я еще поохочусь за вами, — пообещал Такаси. Нинью пожал плечами с деланным равнодушием.

— У вас нет свидетелей, Координатор. Вне всяких сомнений, здесь имели место происки враждебно настроенной группировки изменников. Возможно, это работа диверсантов из Дома Дэвиона. Чему найдется и подтверждение. — Глаза Нинью при этом по-прежнему оставались прикованными к выходу из сада. — Значит, так тому и быть. Даже вам должно быть понятно, что Империи Драконис не выжить, если вы обезглавите разведуправление в столь напряженный исторический момент.

Голос Такаси оставался по-прежнему холодным и непреклонным.

— Ничего, мы уже пережили до этого нескольких предателей.

— Разведуправление служит Империи Драконис, а не Дому Куриты. Так кто же настоящие предатели, а, славный вы наш самурай?

Такаси сделал шаг вперед, и в голосе его зазвенела ярость.

— Я убью тебя собственными руками, гнусная тварь!

Нинью презрительно рассмеялся.

— Будь я уверен, что вы доживете хотя бы до завтрашнего дня, то, пожалуй, и забеспокоился бы на этот счет, Координатор. Но вы пожнете то, что посеяли, — смерть уже приближается к вам в лице Джеймса Вульфа. Дурацкая смерть...

Тяжелые шаги загремели на веранде. Стража должна появиться через несколько секунд.

— Ну, мне пора. Желаю приятного поединка, Координатор, — ехидно бросил Нинью через плечо.

Агенты выскользнули потайным ходом, и Нинью задвинул перекрытие за собой, очевидно уверенный, что он вместе со своими приспешниками успеет уйти достаточно далеко, прежде чем преследователи смогут проломиться сквозь стену.

Мертвецы в черных одеждах устилали всю комнату. Еще один раненый агент вытащил из-за пояса кинжал и присоединился к своим товарищам. Такаси остался в окружении мертвых тел.

Небольшая группа людей ворвалась в зал, десяток стражников и человек пять из воинов Ицанаги. Некоторые из них были облачены в парадные доспехи дворцовой стражи, другие одеты в обычную служебную форму, кто выл в штатском, кто полуодет. Все находились при оружии. Они так и застыли в дверном проеме, пораженные видом такого количества трупов у ног Координатора.

42
{"b":"6172","o":1}