ЛитМир - Электронная Библиотека

— Жаб! — Не будь сейчас на нем бронекостюма, Элсон точно сплюнул бы. Какой-то сфероид, один из водителей боевого робота, назвал пехоту элементалов жабами, впервые увидев их, когда они пересекали равнину как раз перед его носом. Клановцы между тем выполняли маневр, во всю возможную прыть используя специальные дюзы для прыжков. Элементалы двигались в своих бронекостюмах так ловко и грациозно, а у этого вольнорожденного тупицы повернулся язык сравнить их с прыгающими жабами! Прозвище прижилось среди сфероидов и даже в пехоте. И забывшие дух солдатского братства придурки называли теперь так сами себя. Не было у них никакой гордости и чести.

И вдруг вся его озлобленность показалась Элсону беспричинной. Ведь он теперь находился среди Волчьих Драгун. Чего еще можно желать?

Появление воздушного патруля означало, что враг недалеко и появится в самом скором времени, слишком скоро, чтобы Элсон мог позволить своему расчету заниматься идиотскими рассуждениями, и праздными диспутами по поводу его приказаний. Он оборвал дискуссию и распределил расчет среди нагромождений железного хлама, выбирая позицию ненадежнее, чтобы находиться при этом как раз напротив предполагаемого пути движения противника. Элсон вернулся к «Громовержцу» и вскарабкался ему на грудь. Просканировав горизонт, он заметил вспышку света. Элсон переключил контур усилителя на десятикратное увеличение. Того, что он увидел, было вполне достаточно — легкое облачко пыли. Вовремя он успел укрыть свой расчет. Противник приближался.

Он надвинул оптический сенсор на остов «Громовержца» и проворно спрыгнул, чтобы не засветиться, предоставив павшей громаде защитить его от сканеров приближающихся боевых роботов, как он уже защитил его от патрульного. Между тем сам он продолжал наблюдать за противником посредством оставленного наверху оптического устройства.

Враг продвигался в количестве одного звена, целиком состоящего из легких боевых роботов. Самой тяжелой была модель, которую он лишь недавно увидел впервые, человекоподобный корпус с песьим очертанием головного шлема. Секунда потребовалась Элсону, чтобы вспомнить, как он называется... «Волкодав»! Остальные представляли собой классические изобретения Звездной Лиги: два «Страуса» с длинными, словно ходули, нижними конечностями и один боевой робот гуманоидной формы — «Шершень». Они двигались ромбом, с «Волкодавом» во главе и двумя «Страусами» с каждого крыла. По положению «Волкодава» в строю, а также учитывая выдающиеся размеры боевого робота, Элсон заключил, что он и должен быть командирским.

Машины слегка замедлили движение, подъезжая к заброшенному полю битвы, словно предчувствуя, что на этой местности могут таиться неведомые опасности. Осмотрительно. Один неверный шаг по шатким грудам обломков мог вывести машину из равновесия или вызвать перегрузку в механике. Водителю в случае такой незадачи предстояло изрядно попотеть, чтобы уберечь боевую машину от бесславного падения на землю. Подобные падения редко приносили повреждения боевому роботу, зато могли серьезно повредить водителю, даже если ущерб при этом был нанесен лишь его чести.

Элсон выжидал с завидным спокойствием. Одна за другой машины вступили на поле сражения. Двигались они медленно, осторожно. Однако внимание при этом уделяли только территории — ошибка, которая обойдется им дорого. Элсон подпустил их до того места, где, по его мнению, находился центр кладбища, и только, тогда вылез из своего укрытия.

Он вмазал по замыкающему колонну «Шершню» из лазера, намечая своему расчету первую цель. Щелкнув пусковым механизмом ракет ближнего действия, Элсон дал команду открыть огонь.

Боеголовки с ревом вырвались из пускового устройства. На какую-то микросекунду Элсона шатнуло в сторону. Шлем обдало жаром, когда ракеты прочертили путь навстречу мищени. Элсон радостно отметил появление двойных дымных шлейфов почти одновременно с четырех сторон. Весь его расчет отреагировал на появление мишени дружной пальбой из установок.

За ревом ракет последовали вспышки, и «Шершень» расцвел огненными цветами, но перед тем, как он исчез в растущих клубах копоти и песка, Элсон успел разглядеть, что одна из его ракет впаялась прямехонько в голову машины. И даже зная, что ракета не пробила броню, Элсон торжествовал при одной мысли о том, как огрело сейчас внутри какого-нибудь дубаря, упрятанного в броню. Впрочем, не время для торжества. Надо успеть унести ноги, пока не отреагировали сотоварищи «Шершня».

Сейчас голова Элсона была занята одной мыслью: как поскорее в целости и сохранности достичь второй огневой позиции. Старательно уклоняясь от встревоженных боевых роботов, он не успел разглядеть остальных солдат своего расчета. То, что противник ответил довольно-таки слабым огнем, воодушевило Элсона. Расчет должен застать этих тупиц врасплох, поразить неожиданностью нападения.

Спрятавшись в укрытии, он наконец рискнул оглядеться по сторонам. С его позиции просматривался только один из элементалов, Килли. Она подала сигнал, четыре раза качнув в воздухе рукой. Это должно было означать, что все единицы расчета находятся на своих позициях.

Элсон перевел взгляд на машины. «Шершень» свалился. Хорошо. И даже очень. На это он даже не рассчитывал. Падение боевого робота означало дополнительный шанс для его расчета. Остальные остановились. Естественно, они неотрывно прощупывали сканерами местность в надежде отыскать, куда запропастился один из них. Элсон злорадно ухмыльнулся. Не скоро им удастся его найти.

«Волкодав» остался на месте, очевидно, просматривая местность, а два «Страуса» отправились на поиски. При этом они шарахались от мертвых боевых роботов, словно ожидая, что вот-вот один из них вдруг восстанет и начнет их душить, словно призрак, поднявшийся из могилы.

Осторожность в данной ситуации свидетельствовала о прозорливости, но командир их звена вовсе не был таким уж прозорливым воином, каким, наверное, воображал себя. Именно такой реакции и ожидал от этих

недоумков Элсон. Припоминая схему расположения огневых точек, Элсон быстро прикинул, как далеко от него могут находиться бойцы расчета. Он выдал в эфир приказ в предельно сжатой форме, чтобы не дать возможности противнику обнаружить его позицию.

— Порядок. Вектор огня на «Волкодава». Три минуты до атаки. Концентрация — на правое плечо.

Он обождал десять секунд и позволил себе пошевелиться.

Отметка: минута двадцать секунд. Он припал к земле и выжидал под раздробленной ручищей боевого робота. Слева от него раздалось шипение лазера, вмонтированного в машину. Ни взрыва, ни вспышки за этим не последовало — воин, должно быть, просто чудил, постреливая по теням. В направлении Элсона не просматривалось никакого огня, из чего тот заключил, что его не засекли. «Волкодав» стоял по-прежнему неподвижно, обозревая пространство и карауля своих товарищей. Две минуты.

На частоте его расчета царила полная тишина. И «Волкодав» по-прежнему не двигался. События развивались лучше, чем он ожидал. Три минуты.

Элсон выскочил из прикрытия на коротком выхлопе прыжковых дюз, как раз достаточном, чтобы стряхнуть с себя мусор и осколки. При приземлении отсалютовав последним остатком РБД, он опять подпрыгнул, направляясь к новому прикрытию. Остальные бойцы расчета атаковали точно так же, выпрыгивая из прикрытий, открывая огонь и затем скрываясь из виду. Этот залп оказался более рассредоточенным, чем прежний. Тут уж «Волкодав» отреагировал. Опираясь на левую «ногу», он задрал правую и качнулся вперед, одновременно с этим поднимая «руку» с лазером. Ракеты элементалов угодили в эту «руку» и в корпус машины, произведя потрясающую какофонию грохота. «Волкодав» качнул правой «рукой», нацеливая голодное рыло лазера на врага. Огненный шквал выплеснул оттуда, облив броню Ворнера, выскочившего в поисках более надежного укрытия. Затем вспышки из двух лазеров, вмонтированных в «грудь» машины, пронзили землю рядом с Элсоном. Водитель вражеской машины палил напропалую из всего своего арсенала, очевидно, надеясь уничтожить замеченного элементала. Жаль, что не получилось выстрела поудачнее.

5
{"b":"6172","o":1}