ЛитМир - Электронная Библиотека

Волна голубого сияния с треском разорвалась перед машиной, едва не накрыв их вместе с джипом. Элсон снова запустил двигатель на полную мощь и рванул вперед. Пули прощелкали следом, когда джип уже почти достиг спасительного поворота на боковую улицу. Очередь из крупнокалиберного пулемета взорвала асфальт у заднего бампера. Элсон утопил акселератор, словно добиваясь от своей машины, чтобы она в скорости превзошла пулемет. Металл кузова заскрежетал, встретив первое попадание, когда они наконец скрылись за поворотом.

Пытаться уйти по улицам города было делом рискованным, но выбора у Элсона не оставалось. Ему нужна была скорость, только она могла спасти его сейчас, вывести из-под обстрела куритсу. Легкий джип на воздушной подушке не имел вооружения, и поэтому занимать оборону или завязывать перестрелку было бессмысленно. Нокетсуна доложил об обстреле с «Молота» и отрубил рацию.

Элсон решил направиться в космопорт. У него был шанс достичь космопорта раньше, чем тяжелый «Молот Войны» успеет стереть его с лица земли. Даже светоэлементы, раз уж ведущий куритсу решил пользоваться именно ими, окажутся не так проворны, как его джип.

Сейчас любая инициатива, любое преимущество, как и любая секунда, имеют свою цену — он во что бы то ни стало должен восстановить контроль над ситуацией. Взрывы донеслись до его слуха еще до того, как джип выехал на дорогу, ведущую к космопорту. Будка у ворот пустовала, а сами ворота были распахнуты настежь — заходи кто желает! Второпях Элсон чуть не разбил джип о ворота, и одну из створок смело, она обрушилась на будку за воротами. Когда вдали уже показались макушки шаттлов куритсу, ровные ряды складов и ангаров, он чуть сбавил ход, отыскивая безопасное место для остановки. Элсон вырулил в открытый ангар и тормознул почти у противоположных дверей. Нокетсуна последовал за ним, когда тот выпрыгнул и бросился к окну. Произошло то, чего он и опасался. Элементалов оттеснили огнем с шаттлов, на бетонной полосе лежали несколько трупов коммандос. Пять элементалов в составе расчета карабкались вверх по корпусу шаттла класса «Сфера». Позиция делала их неуязвимыми для пушек корабля, а его корпус укрывал от обстрела с трех соседних шаттлов куритсу. Элементалы уже находились на пути, который мог привести к захвату хотя бы одного из кораблей.

Однако попытка их, похоже, становилась напрасной. По прибытии боевых роботов куритсу элементалам несдобровать.

Элсон поискал глазами второй расчет и, обнаружив его под укрытием разваленной взрывом стены, бросился наперерез через взлетную полосу. Присев рядом с одним из бронированных воинов, он приказал ему открыть бронекостюм. По вмонтированной в нем рации Элсон связался с центром оперативного командования. Он чертыхнулся, услышав, что Фанчер распорядилась привести в состояние боеготовности полк «Бета». Два батальона уже двигались в направлении космопорта, а третий столкнулся с главной колонной бронетехники куритсу. Элсон тут же отменил приказ. Через несколько секунд с ним на связь вышла сама Фанчер.

— Вы хоть понимаете, что делаете? — раздался в головном телефоне ее голос, который срывался на визг.

— Спасаю наши активы, полковник Фанчер. Нам не нужна напрасная трата боевых роботов в бессмысленном сражении. Сохранить космопорт сейчас гораздо важнее, чем остановить куритсу, куда бы, черт побери, им ни вздумалось лететь. Завязывать здесь бой — значит обречь на провал все наши планы.

— Значит, вы так и позволите им уйти?

— Ут.

— А если они переметнутся к Волку?

— Значит, они переметнутся навстречу собственной смерти.

XLIII

Внутри боевого робота всегда рядом находится твой страх. Не сразу вспоминаешь о его существовании, но бывают моменты, когда не можешь думать ни о чем другом — только о нем. Однако думай не думай, а твой страх всегда рядом, и леденит желудок не хуже охлажденного жилета.

Конечно, боевой робот — самая замечательная военная машина, которую когда-либо изобрел человек, но и он по-своему уязвим, особенно когда сталкивается на поле сражения с другим боевым роботом. Чтобы стать воином, ты должен долгое время обучаться на тренажерах, пройти тяжелую школу боя, пока не преуспеешь на избранном тобой поприще, однако противник может оказаться опытнее тебя. Преимущества в снаряжении, мастерство и отвага увеличивают твои шансы на успех, но и это не очень-то спасает. Временами все зависит только от удачи, и каким бы опытным воином ты ни был, она всегда может изменить.

Размышления о том, была ли удача сегодня на моей стороне, ничем не могли мне помочь в тот момент, когда машины нашей боевой группы выдвинулись из центра боевого командования. Я был на «Омнисе», Франшетт досталась одна из наших новинок, Ганс и Грант гарцевали на продвинутых моделях классических изобретений, зато техи, конструировавшие остальные боевые роботы нашей группы, в данном случае оказались явно не на высоте. Мы еще не знали, с кем предстоит столкнуться, однако техи противника, вероятно, могли бы похвастаться чем-нибудь более добротным. Да и числом противник намного превосходил нас. Мы располагали всего лишь четырьмя недоукомплектованными звеньями да ротой подкрепления, в то время как силы предполагаемого противника могли превышать наши почти вдвое.

Я знал цену собственной сноровке и опыту, и мои преимущества сейчас не особенно меня радовали. Еще нескольким ребятам наглей группы довелось побывать на поле боя, но это был лишь общий первый опыт совместных действий в самостоятельной боевой группе. Те же, с кем нам предстояло встретиться, наверняка были старыми вояками: зеленых воинов редко берут в орбитальные десанты. Но если мы и отставали в снаряжении и мастерстве, то уж в отношении отваги могли бы потягаться с кем угодно. Наши бойцы знали, на что идут, и не колебались ни секунды.

Ганс и Франшетт приняли командование двумя звеньями и отошли далеко на левый фланг. Мы с Грантом двинулись в авангарде, возглавив два оставшихся звена. Двумя из машин в составе наших звеньев управляли ветераны, однако им пришлось оседлать «Хамелеонов». «Хамелеон» — это учебный боевой робот, изобретенный с расчетом на проведение боя с различными противниками и располагающий обширным арсеналом оружия. «Хамелеон» относился к классу средних боевых роботов, но внешне распознать это не всегда просто. Дело в том, что он был оборудован специальной системой бронепластин, позволяющих «Хамелеону» имитировать машину другого класса. Этому же способствовали и различные электронные устройства, маскирующие машину для локации. Поэтому «Хамелеон» в соответствии со своим названием мог изображать из себя вовсе не то, чем являлся на самом деле. Наши «Хамелеоны» маскировались под тяжелую технику — мы постарались выглядеть как можно внушительнее. Я страстно желал в это время одного — чтобы они оправдали свой внешний вид в сражении: «Хамелеоны» вообще-то не рассчитаны на продолжительные походы.

Несколько опередив Гранта благодаря способностям моей машины, я как бы стал во главе небольшого отряда. Когда канал связи с оперативным центром стал мало-помалу затухать, мой невидимый попутчик схватил меня за шары — это те самые небольшие штучки, подвешенные под животом, где, как вы уже знаете, помещается центр страха. Дурно, ах, как дурно становится, когда начинаешь беспокоиться за собственную шкуру.

Наши боевые роботы между тем пожирали километр за километром. Вследствие более высокой проходимости боевой техники мы вскоре зналительно опередили бронеподразделения корпуса охраны. Но как раз это меня не очень беспокоило. По нашим расчетам, силы противника были рассеяны на достаточно большом расстоянии друг от друга, так что нам не придется столкнуться со всеми разом. К тому же они наверняка, как и мы, испытывали дефицит информации о местности и поэтому будут вынуждены произвести рекогносцировку, что сделает их силы еще более разрозненными. Если нам случится влипнуть в тяжелую ситуацию, Ганс придет на помощь с фланга. Если же ситуация окажется совсем уж серьезной, удар примет на себя наша броня.

65
{"b":"6172","o":1}