ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Лавр
Я признаюсь
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Путь Шамана. Поиск Создателя
История дождя
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Луч света в тёмной комнате
Украина це Россия

Гриви был нашим связным от спецразведотряда, точнее, откомандированного звена, что регулярно курсировало между Провинцией и Светом, где располагались основные силы отряда. А уж они не давали скучать сторонникам Алпина. Гриви уже ранее навещал нас и доставлял последние разведсводки, полученные из разных источников. Если «Крыса» в самом деле принадлежала Гриви, он правильно вышел к месту своих поисков — месту, от которого по лучевой связи его сообщения поступят прямиком к Волку.

«Пыльная Крыса» притормозила в двадцати метрах от нашего бивака. Еще до того, как взлохмаченный разведчик выбросил свое долговязое тело из машины, я распознал машину Гриви по узорам маскировки.

— Привет, Гриви. Есть новости?

— Сначала кофе.

Пока он шел за мной к костру, я отчетливо чувствовал острый запах пота — долго ему пришлось сидеть скрючившись в тесной кабине.

— Какие новости? — спросил я, чуть приостановившись и подождав, пока он поравняется со мной.

Он тоже остановился и медленно повернул голову, пока наши глаза не встретились. Вытянутая физиономия Гриви ощетинилась недовольными морщинами.

— Не будет кофе — поминайте как звали.

В это, конечно, я не поверил, хотя кто его знает, ребята из спецразведотряда — типы странные и непредсказуемые. Лучше уж потакать ему. Люди временами становятся странными в поведении, мотаясь вот так, в одиночку, по передовой и тылам противника. Им порой свойственно забывать о такой непреложной части армейской дисциплины, как субординация. Я передал Гриви кружку и повернулся спиной к костру.

Как только Гриви опорожнил ее наполовину, то растянулся перед огнем, разминая затекшие конечности, и эта небрежность несколько смазала важность его сообщения.

— Там, в Свете, они пробились в оперативные каналы Чандры. Два дня назад было передано сообщение о появлении конвоя Т-корабля внутри солнечной системы. Шаттлы уже в пути. Батальон «Дзета».

— «Дзета»!

— Единство! Это добрые новости, — подал голос Циркони. — Мы быстро найдем применение штурмовым боевым роботам Джемисона.

— Этим придуркам, которыми командует Фанчер, теперь придется получше присматривать за своими задницами, — заметил Грант, и вся компания у костра радостно взревела.

— Шпик! — раздался крик со стороны, но эта новость запоздала: «Скат» уж пикировал над лагерем.

Внезапно появившийся флайер, должно быть, не совсем был уверен, кто перед ним; он не открыл огня на половине пике над лагерем. Когда же пилот наконец решил начать обстрел, лучи его лазеров пробороздили землю, разрезая все, что попадалось на их пути. Вихрь, поднятый аэропространственным истребителем, свалил с ног несколько человек, включая и меня. Но я проворно вскочил и припустил в сторону, пока «Скат» набирал высоту для второго захода.

Я бросился к своему боевому роботу, но на моем пути, как назло, оказались стартовые платформы наших истребителей вертикального взлета. Истребители класса «Страж» были не столь мощной силой для воздушного боя с подобным противником, но я догадывался, что «Скат» изберет их в качестве первостепенных мишеней. Ведь они были единственной силой, которая могла противостоять ему в воздухе.

Проклиная злосчастную судьбу, которая выставила эти платформы между мной и «Локи», я продолжал бежать со всех ног, надеясь, что все-таки успею.

Из-под одного «Стража» взметнулся вихрь пыли. Должно быть, пилот готовился к ночному патрулированию, раз он так быстро успел забраться в кабину. У него было мало шансов против «Ската», но еще меньше их осталось бы, задержись истребитель на земле.

За ревом дюз «Стража» я не слышал ничего, но дикие размахивания рук маячивших впереди людей послужили достаточно ясным предупреждением. Я зарылся лицом в землю, стараясь сровняться с ней, насколько это возможно, пока мне в этом не помогли воздушные силы противника. Так и есть — луч пропахал землю всего в нескольких шагах передо мной.

Лазерные молнии когтями вонзились в истребители, оставшиеся на стартовых площадках, один из рубиновых лучей попал в танкер с горючим и воспламенил его. Наши военно-воздушные силы исчезли в небытие, отсалютовав на прощание троекратным взрывом и гигантским клубом огня. На несколько минут ночь превратилась в какую-то адскую сцену, когда вспышки взрывов осветили клубы поднимающегося вверх дыма.

«Страж» перехватил «Ската», когда тот разворачивался на третий заход, но орудия нашего истребителя, как это ни прискорбно, не смогли зацепить аэропространственный истребитель, несущийся на сверхзвуковой скорости. Излучатели и лазеры «Ската» коротко мигнули — и «Страж» разлетелся на огненные клочья. Зато пилот выиграл для нас время. Я уже был на капитанском мостике моего боевого робота. Термоядерный реактор «Локи» был еще на холостом ходу. Риск, что меня застигнут врасплох, был велик, но опасность очутиться перед лицом противника с неразогретыми двигателями казалась еще страшнее. Поэтому я решил попытать счастья. Отстрелив глушители, я возблагодарил небеса, когда двигатель стал накачивать машину энергией.

Мой компьютер взял «Ската» на мушку, когда тот ринулся в следующий заход над нашим лагерем. Лазеры сверкнули по его крыльям, и из передней части корпуса вырвалось голубое свечение протонно-ионного излучателя. Истребитель с оглушительным ревом пронесся над лагерем, сея за собой очереди взрывов. На мгновение все погрузилось во тьму, вызванную растущими клубами дыма, поднимающимися из разбитых складов базы с боеприпасами, но вскоре я вычислил «Ската». Семисантиметровые лазеры Блэквелла выдали широкие сияющие лучи, скользнувшие по крылу «Ската». Я решил было, что мой выстрел не достиг цели, но скорость истребителя была столь высока, что он просто пронесся сквозь импульс моих лазеров. Наш лагерь был усеян оплавленными кусками брони с крыла и фюзеляжа.

«Ската» повело в сторону, корпус его стал сотрясаться, когда он в очередной раз с ревом ушел во тьму.

У меня затеплилась надежда, что мы увидели его в последний раз, однако экран радара показал, что «Скат» идет на вираж для следующего захода. Мой капитанский мостик гудел и сотрясался. Воины палили напропалую из своих боевых роботов. Наземные войска вопили, чтобы им указали вектор для стрельбы из зенитных установок. Запрашивали медиков и боеприпасы. Я в это время следил за маневрами флайера на своем экране.

Я рассчитывал, что он обогнет встававшие на его пути столбы черного дыма от горящих складов, однако он прошел сквозь них. Мои лазеры бороздили пустое ночное небо. Зато ничем не прикрытый «Локи» представлял для «Ската» как нельзя более подходящую мишень — броня машины завибрировала, когда лучи наших лазеров сцепились.

Другие боевые роботы и часть противовоздушных установок палили в этот момент по «Скату», который с их позиции был, вероятно, виден лучше, чем с моей. Были удачные попадания, но броня «Ската» устояла. Наконец, с ревом он ушел в ночь, приняв направление к югу, а радар сообщил, что «Скат» обратно не вернется. Я передал это сообщение по оперативному каналу моей бригады, когда над нашим лагерем пронеслись два наших истребителя.

— Мы его сделаем, ребята, — раздалось обещание в эфире. — Подпалим пташку.

Я не был уверен, удастся ли нашим летунам расковырять такую броню, но, во всяком случае, очень надеялся на это. Так оно и вышло — пилот «Ската» получил изрядные повреждения.

— А теперь — все по местам. На нас надвигаются наземные силы. Большая гадкая птичка уже накудахтала о нашем расположении.

XLVII

За последнюю неделю со времени внезапного налета «Ската», что застал нас врасплох, мы выдержали несколько перестрелок с полком «Гамма». Согласно плану полковника Вульфа, наши части на время заняли оборону, стараясь нанести как можно больший урон силам Алпина, в то же время сводя к минимуму собственные потери. К тому же мы расставляли множество засад и ловушек, и все они срабатывали успешно.

Теперь мы развернулись вокруг озера Силон, отчасти спрятав наши машины в его глубоких водах. Скрытый под водной гладью, что казалась сейчас такой безмятежной, я наблюдал и выжидал.

74
{"b":"6172","o":1}