ЛитМир - Электронная Библиотека

Волк повернулся лицом к нему. Не хотел бы я оказаться под огнем этого взгляда.

— Между прочим, под вами тоже земля горит, полковник. Если бы вы делали свою работу как следует, таких проблем не возникало бы.

— Вы сами распорядились о том, что необходимо оставлять прямое руководство полками, когда дела идут нормально.

— Я знал, что иногда совершаю ошибки, — холодно ответил Джеймс Вульф. Парелла прищурился.

— Сдается мне, сейчас вы совершаете очередную.

— Вот как, полковник Парелла? — Волк заколебался на какую-то долю секунды. — Что ж, может, вы и правы.

И, развернувшись на каблуках, Джеймс Вульф направился к выходу. Я поспешил за ним.

— Полковник Вульф. — Голос мой дрожал и срывался. Я дико сконфузился, но надеялся, он поймет дело так, что я хочу обратиться к нему приватно. — Я не могу понять, почему вы сначала приняли приговор Кантова, а потом вызвали'его на поединок. Ведь если...

— Шире надо охватывать эту картину, Брайен, шире. Здесь все намного сложнее. Я никогда не смог бы одним махом разрешить проблемы полка «Гамма» простым расформированием его или заменой личного состава.

— Так зачем же весь этот вызов? Кантов намного моложе вас, и его «Цербер» непростой соперник для вашего «Стрельца».

Вульф рассмеялся.

— Не беспокойся, Брайен. Никакого боя не будет.

— Вы хотите сказать, что все это — показуха? — Тут я уже вконец растерялся. Если этот вызов был брошен Волком только для того, чтобы показать во"..1, что он на самом деле не одобряет действий Кантова, то полковник неправильно выбрал время. Вокруг не было ни одного слушателя, кроме Драгун.

Джеймс Вульф отрицательно покачал головой.

— Вызов брошен всерьез. И если я говорю, что сражения не произойдет, я лишь имею в виду, что Кантова здесь не будет к началу поединка.

Я остановился как вкопанный, я был потрясен до глубины души. Не может быть! Неужели Волк поручит кому-то убрать Кантова? Заметив, что я отстал, полковник остановился и обернулся.

— Здесь нет никакой подтасовки, — сказал Волк, очевидно угадав направление моих мыслей. — Кантов — трус. Он сбежит еще до начала сражения.

И у меня сразу отлегло от сердца. Опасения насчет того, что Волк унизится в моих глазах, оказались лишь игрой воображения. Я припомнил основные положения его книги по стратегии и тактике, особенно о необходимости знать, что представляет собой твой враг. Волк был мастером своего дела, и его суждения о людях всегда оказывались безошибочными и непогрешимыми. Если он уверен, что Кантов сбежит, значит, так оно и будет. Кантов в самом деле драпанет — умора. Моя вера в благородство Волка не пошатнулась, и мы последовали дальше.

И тут Волк удивил меня в очередной раз.

— Как только появится полковник Блейк, передай ему, пусть просмотрит протоколы Трибунала и составит список по поводу перестановок.

— Перестановок, — словно эхо, откликнулся я, еще не вникнув в суть сказанного.

— У этих бравых молодцев из батальона Кантова еще есть шанс. Не замешанные в этом скандале солдаты и офицеры будут прощены. Вся гниль должна быть срезана, чтобы не распространяться на честных воинов. Если Драгуны не поднимутся выше любых упреков нанимателей, в скором времени мы станем ничем не лучше какой-нибудь залетной шайки пиратов. А я не стану руководить бандой. Волчьи Драгуны не имеют права называться разбойниками и мародерами.

Меня поразило, с каким жаром были произнесены эти слова.

— Вы говорите так, словно отстаиваете это, полковник.

— Всегда надо что-то отстаивать. Мы проследовали в зал, навстречу уже поджидавшим там репортерам.

V

Волк оказался прав: никакого Судилища Обиды не состоялось. Кантов пропал — в казарме не осталось и следа от него, только неделю спустя, по источникам информации полковника Блейка, мы узнали о его спешном бегстве на Т-корабле, державшем курс на Капеллу. Беглый майор отыскал себе новое прибежище у рейнджеров Олсона, в полку наемников, которые просто сочли за честь принять в свои ряды бывшего Драгуна, пусть даже и опального. Из того, что мне довелось услышать на офицерских собраниях, можно было заключить, что Кантов действительно смог «подняться» до морального уровня рейнджеров. Вслед за Кантовым Фортецию благополучно оставили и несколько его закадычных приятелей. При этом для большинства объектом бегства явилась Капелла, и лишь немногим из них удалось занять первые подвернувшиеся вакансии в подразделениях, согласившихся их принять. Через две недели ни одного человека из моего «черного списка» не осталось в пределах Фортеции.

Я оказался доволен вдвойне, так как получил радостную возможность раздать несколько появившихся вакансий.

Однако нам по-прежнему приходилось иметь дело с порядками, заведенными Кантовым.

Волк неплохо перенес свою вынужденную разлуку с полем боя. Он с головой ушел в работу, на которую ему раньше не удавалось выкроить время. Приговор, вынесенный Трибуналом, не запрещал ему заниматься деловыми операциями Волчьих Драгун. В свободное от работы время Волк пересматривал учебные планы, разрабатывал военные стратегии, интересовался успехами чуть ли не каждого инструктируемого на Фортеции: от залетных сфероидов, решивших познакомиться поближе с воинским искусством, до задействованных в процессе жесточайшей дрессировки сибов. Много внимания уделял он также ученым.

У меня же масса времени уходила на бесконечную перетасовку заявок и предложений. Хотя я неустанно убеждал себя в том, что это крайне важно и имеет для службы не меньшее значение, чем все остальное, должен признаться, что все же немало хлопот мне доставляли блэквелловские списки.

Я был молодым воином, а гильдия Блэквелла ныне являлась нашим основным поставщиком оружия, боеприпасов и новейших технологий. Мне, естественно, это было намного интереснее прочего, вроде запросов на выделение запчастей для техники. Большинство технических ультрасовременных спецификаций я просто не понимал, зато в полной мере мог оценить способности некоторых новых машин, только что вышедших из сборочных цехов. Так что, даже не принимая непосредственного участия в сражениях, я не порывал со своим главным делом, что помогало мне оставаться на должном уровне мастерства.

И хотя Волк был весь в работе, дел хватало и остальным Драгунам штаба. Куда денешься. Приговор Трибунала означал, что нам понадобится заключить уйму контрактов, чтобы хватило на отчисления, о которых уже распорядился полковник Вульф. Сколько времени ему пришлось провести в облицованных мрамором стенах Зала найма. Его деятельное внимание к организации контрактов Волчьих Драгун я чувствовал на собственном хребте. Разбросанность оперативных подразделений по необъятным пространствам Внутренней Сферы делала координацию жизненно насущной проблемой. Вот чего я не понимал, так это зачем он проводит столько времени с вольными наемниками, прибывшими на Фортецию.

Причины их интереса к полковнику были мне понятны. Этим наемникам необходимо клеймо Драгун, чтобы узаконить право на существование своих подразделений. Вопреки вердикту Трибунала, в репутации Драгун среди наемных солдат Внутренней Сферы ничего не изменилось. А если и изменилось, то только в лучшую сторону. Может, потому, что они думали о нас по-человечески: наверняка ведь все видели наше желание признать свои ошибки, дабы впоследствии избавиться от них. Но какими бы ни были причины, приводившие этих вольных воинов к Волчьим. Драгунам, они постоянно прибывали и встречались с Джеймсом Вульфом.

Те, кто приходился ему по душе, включались в «белый список», в котором уже состояли такие старые и верные наемники, как «Черная Бригада» и «Рыцари Картера». Временами мне казалось, что Волк был не особо разборчив по отношению к наемникам со стороны. Скажу честно: лично я сомневался в них, потому что, помимо всего прочего, они не были Драгунами. Но все опасения насчет этих подразделений — ничто по сравнению с тем отвращением, которое охватило меня при знакомстве с некоторыми образчиками целой коллекции сброда воинов, наводнявших бар у Зала найма. Это были люди того же пошиба, что и Кантов, пользовавшиеся любой подвернувшейся возможностью, чтобы состряпать себе худо-бедно какой-нибудь контрактец, пусть даже на кратковременную службу. Я вообще не мог взять в толк, почему Вульф разрешает им посадку на Фортецию. Они только отрывали от наших операций других клиентов и поручителей Драгун.

9
{"b":"6172","o":1}