ЛитМир - Электронная Библиотека

— Приношу свою благодарность, высокочтимый мастер.

Бинифилд застыла на месте, на лице ее ясно читалось изумление. Покачав головой, она потянулась к его сложенной форме, на которой лежали мечи Миноби.

— Ваши вещи будут в штаб-квартире, сэр. Миноби остановил ее.

— Мечи я должен взять с собой. — Он поднял вакизаши. Распустив шнур «сагейо», перекинул его через плечо и снова затянул. Меч он пристроил так, чтобы клинок не мешал ему подниматься в машину. Движения его были так же быстры и точны, когда он взялся за катану.

— Хорошо. Что ж, «Защитник» полностью готов, сэр. Нейросвязь включена, так что войти в нее не доставит вам затруднений. Можете подниматься. — Она проводила его взглядом, когда Миноби вошел в клеть лифта. Включив подъемник, он пополз вдоль корпуса «Защитника». — Сумасшедший самурай, — услышал он слова, с которыми она обратилась к другому технику, но он понимал, что реплика Бинифилд не предназначалась для его ушей. Она взяла его свернутую форму, и вышла.

Подъемник со скрипом остановился на уровне рубки, и Миноби почувствовал под ногами горячий металл переходного мостика. Прежде чем войти, он отстегнул перевязи мечей. Придерживая их за портупеи, он скользнул в открытый люк и устроился на месте пилота. Он аккуратно положил их рядом с собой и пробежал взглядом по тумблерам и экранам управления всеми системами машины, лишь после чего задраил люк.

Высвободив из захватов нейрошлем, он опустил его на плечи жилета, подключился к силовой консоли и переждал легкий приступ головокружения, который не замедлил прийти. Нейрошлем представлял собой сложное компьютерное устройство, которое вводило данные о состоянии и положении боевого робота непосредственно в мозг пилота. Контрольные системы машины, руководствуясь чувством равновесия пилота, включали гироскопы и руководили движениями робота. Управление шло на уровне подсознания воина, но момент подключения всегда давал о себе знать.

Головокружение пришло и тут же исчезло; оно было чуть более чувствительнее, чем то, к которому он привык, поскольку частоты связи не были подогнаны под него. Но машина подчинилась ему, и он ощутил в крови прилив адреналина. Она его слушалась. Экраны, настроенные на волну видимого света, показали, что техники освободили ему дорогу.

Выводя робота, он в знак приветствия вскинул ствол излучателя.

Сегодня, пусть и на короткое время, Миноби предстоит опять стать воином.

VIII

Огненный Разлом, Квентин IV, Граница Синдиката Драконов и Федеративного Содружества,

17 июня 3023 г.

«Защитника» окружала чертовски неприглядная местность. Миноби не видел тут никаких признаков существования животных, а единственными растениями были колючий густой кустарник и жесткая трава зеленоватых оттенков, говоривших о наличии аналога земного хлорофилла. Повсюду, куда падал взгляд, тянулись фантастические шпили красных каменных колонн, напоминавших древние минареты и арки Аль-Наира. Среди них порой попадались плоские участки, засыпанные обветренными голышами пепельного цвета. Кое-где тянулись столбы пара — следы вулканической активности. Вся эта картина расплывалась перед глазами и, затянутая дымкой, колыхалась в волнах раскаленного воздуха.

Тут было куда более жарко, чем рядом с космопортом. Слепящее солнце било прямыми раскаленными лучами, опаляя почву, жар проникал под броню роботов. Пилотам приходилось постоянно бороться с избытком тепла. Если температура в системах боевого робота повышалась до запредельных величин, это сказывалось на эффективности его действий. Тонкие системы могли давать сбои, а если машина несла на себе ракеты или баллистическое оружие, существовала опасность взрыва боеприпасов. Если же температура продолжала повышаться, автоматическая система безопасности могла отключить силовую установку робота, оставляя пилота беспомощным в гуще боя. А ведь он только приближался к окраинным районам Огненного Разлома. И дальше будет еще хуже, ибо плотная завеса пара от гейзеров говорила об усилении вулканической активности.

Миноби посмотрел на температурную шкалу «Защитника». Величины на ней были пока невелики, но если ему придется вступить в бой, они резко подскочат. Техники Драгун поставили на машинах ограничители скорости и удлинили время перезарядки, чтобы уменьшить разрушительное влияние перегрева. И если он хочет заставить робота воевать с полной отдачей, об этом не стоит забывать. Приборы показывали, что теплообменник пока работает на пятьдесят два процента мощности. До перегрева еще далеко.

Его «Защитник», покинув Батан, получил из командного центра азимут пути, и Миноби предполагал, что, двигаясь по нему, он доберется до полевой ставки полка «Альфа», где и встретится с Вульфом. Наемник не мог ждать, пока Миноби освоится с предоставленным ему боевым роботом. Он вместе со своим командным звеном снялся с места, и офицеру связи оставалось только следовать за ним. Миноби было подумал, не устраивают ли ему очередное испытание, но по размышлении пришел к выводу, что просто Вульфу не терпится поскорее приступить к делу.

Когда он оказался непосредственно в районе Огненного Разлома, связь начала давать сбои. Если ей не мешали горы, то врывались статические разряды. Только когда «Защитник» перевалил горный хребет, установилась приличная слышимость на боевой частоте Драгун. Но на возвышенности робот подвергался риску быть замеченным вражеской стороной, чего не стоило недооценивать. Пока связь была не самым главным.

Ему не удалось установить контакт с командованием «Альфы». Предположительно, они оставались в той же точке, что он видел на карте Вульфа. Взгляд на кроки, высвечивавшиеся в левой части панели, сказал ему, что он находится от нее примерно в сорока пяти километрах. Если местность будет ровной, он доберется часа через два, даже с ограничителями скорости. Но прикидки оказались неточными. Местность можно было считать какой угодно, но только не ровной, и чем дальше, тем она становилась хуже. Путешествие отнимет гораздо больше времени, но он не мог определить, сколько именно.

Миноби заставил «Защитника» спуститься по склону, где его ждал поток застывшей лавы. Поскольку на относительно гладкой поверхности машина держалась увереннее, он смог несколько ускорить движение. Когда поток пошел в другом направлении, ему пришлось отклониться от него, преодолевая обломки скал и оскальзываясь на каменистых россыпях.

На этих пустошах все расстояния были обманчивы. Эрозия создала из скал фантастические скульптуры всех форм и размеров, но они не помогали определиться на местности. При отсутствии привычных предметов, как, например, люди, деревья или роботы, почти невозможно было оценить расстояние. То, что казалось огромным плоскогорьем в километрах от него, оказывалось небольшим пятачком, отстоящим всего на пару метров. Эта иллюзорность мира могла бы заинтриговать и порадовать его дедушку, который, возделывая свой садик, по древней японской традиции, старался воспроизвести в микрокосмосе посадок весь естественный мир.

Дедушка часто брал его с собой в семейный сад. В этом месте, где царили безмолвие и спокойствие, старик впервые начал готовить юного Миноби к осознанию понятия «муга», открывая перед ним путь к обретению внутренней сосредоточенности, в которой и кроется сила самурая. В сопровождении дедушки Миноби бродил по тропам и внешнего мира и внутреннего, среди деревьев бонсай, которые превращали пригорки в могучие горы.

Миновав арку красновато-ржавого камня, Миноби впервые увидел изуродованного боевого робота. Застыв на месте среди остроконечных шпилей и уступов, машина казалась настоящим гигантом, подавляя своими размерами все окружающее. Его охватили ощущения, всплывшие из глубин памяти. Никуда было не деться от голографических игр детства, от вида чудовищных машин, тянувшихся на сотни метров в вышину. Но это был обыкновенный «Грифон», уничтоженный в бою. И его машина находилась от него всего в пятидесяти метрах, а не в сотнях, как ему сначала показалось.

16
{"b":"6173","o":1}