ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженкинса отвлек рев сирены, возвестившей об опасном уровне перегрева его робота. Наверно, срикошетив, осколок пробил охлаждающий кожух лазера и вывел оружие из строя. Потеряв способность вести огонь, лазер тем не менее продолжал разогревать механизм до опасных пределов. Еще немного — и «Беркут» взорвется. Он заставил машину опуститься к земле и застыл в ожидании. Одну за другой он отключил автоматические системы управления.

Из клубов дыма появился «Крестоносец». Когда враг оказался рядом, Дженкинс поднял робота, и «Беркут» заковылял навстречу Меченосцу. Лазерные лучи плавили броню его машины, ракеты рвали ее в клочья, но Дженкинс ни на что не обращал внимания. Подняв единственную здоровую руку своей машины, он обхватил врага, и два робота превратились в единое целое. В ходе борьбы с «Крестоносцем» он снес с вершины рубки ныне бесполезную лазерную пушку. Переключившись, как он предполагал, на частоту боевых роботов Куриты, Дженкинс рявкнул:

— Ты останешься со мной, самурайская змея. И мы вместе отправимся на небо.

С этими словами Дженкинс отключил свой теплообменник, чтобы жар уничтожил магнитную защиту его атомного реактора.

* * *

Когда Миноби нашел Хоукена, тот стоял, прислонившись к обугленному корпусу «Стрекозы», и бинтовал левую руку. При появлении Миноби он выпрямился и торжественно провозгласил:

— Блистательный бой, Тетсухара. И великая победа.

Миноби не отрывал глаз от его лица, залитого потеками пота. Он не видел ни малейших признаков сожаления о тех загубленных жизнях, которыми пришлось оплатить самолюбие Меченосца, одержимого желанием хоть как-то унизить наемников.

— Вы так и не смогли удержаться.

— Удержаться? Чего ради? — спросил Хоукен, и его голос был полон презрения. — Мы дали взбучку этим дэвионовским псам, и они убрались с поджатыми хвостами. И больше не вернутся.

— А если все же вернутся?

— Зададим им еще одну трепку. — Хоукен был полон уверенности, которую Миноби слышал в тоне его голоса и видел в осанке.

— С помощью чего? — задал он вопрос. — Все ваши машины получили повреждения. Четверть из них не подлежит восстановлению, а еще четверти предстоит провести несколько дней в ремонтном доке. Треть ваших людей погибла.

— Будут другие машины. И другие солдаты, — сказал Хоукен. — Любой настоящий воин отдал бы жизнь за право участвовать в такой блистательной битве.

— Как, например, вы? — спокойно, скорее интересуясь, чем утверждая, спросил Миноби. Его не так легко выбить из седла, как наивного майора Юкинова. Миноби пропустил мимо ушей оскорбительный намек.

— Да, — прошипел Хоукен, и глаза вспыхнули яростью. — Как, например, я.

Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Когда появился врач, изъявивший желание перебинтовать руку Хоукена, Меченосец отшвырнул его.

— Убирайся, болван! — гаркнул он. — Иди нянчи тех, кому это надо.

Смутившись и разгневавшись, врач отошел от него.

Не проронив больше ни слова, Хоукен покинул Миноби, присоединившись к группе своих солдат, стоявших в тени уничтоженного дэвионовского «Скорпиона».

Миноби лишь покачал головой, глядя вслед Меченосцу.

— Полковник Тетсухара, — донесся голос из коробочки переговорного устройства у него на поясе. — Это Юкинов. Я только что получил подтверждение, что мы прорвали линию обороны вокруг главного здания промышленного комплекса. Я подумал, что вы хотели бы глянуть на добычу прежде, чем мы упакуем ее.

— Спасибо, майор, я сейчас буду у вас. — Миноби направился к главному корпусу. Его звал долг.

XII

Комплекс «Оружие Независимости», Стальная Долина, Квентин IV, Граница Синдиката Драконов и Федеративного Содружества,

21 июня 3023 г.

Во всех помещениях комплекса суетились техники Драгун: таскали тяжелые ящики, переносили отдельные части оборудования в обусловленные места складирования. Сержанты внимательно наблюдали за новобранцами, как те грузили добычу в грузовики или в трюмы вертолетов, которые вместе с частью боевых роботов были отряжены для транспортировки. Работа спорилась.

Несколько техников возились с компьютерным блоком. Их работа заключалась не только в разборе трофеев. Они пытались взломать секретные коды, которые перекрывали доступ к базе данных. Давным-давно промышленные фирмы Внутренней Сферы усвоили науку, как надежнее скрывать свои производственные секреты. И теперь тайны их предприятий были основательно защищены от пришельцев со стороны, и те понимали, что неумелая попытка взломать защиту может уничтожить всю информацию.

Этой командой руководила старший техник Бинифилд. Когда вошли Юкинов и Миноби, она обратилась к майору. Бинифилд не скрывала своего возбуждения, и Юкинов тут же увлекся ее открытиями. Миноби не обращал на них внимания, решив сам понаблюдать, как идут дела.

В гуще этого организованного хаоса прогуливался шо-са Хоукен. Подобно лорду, вокруг которого подобострастно суетятся слуги, он направился к Юкинову и Бинифилд. Не обращая внимания на старшего техника, он обратился к майору:

— Все это имущество принадлежит Синдикату, майор.

— Что? — гневно вскинулась Бинифилд. Ее лицо залилось краской, что вызвало удовлетворенную улыбку Хоукена.

— Спокойнее, Бинифилд, — приказал Юкинов. И, повернувшись к Хоукену, сказал: — Я думаю, что вы несколько не в курсе, майор. Наш контракт оговаривает, что все трофеи, все остатки после битвы делятся пропорционально риску и стоимости операции.

— Ваш контракт? — фыркнул Хоукен. — Клочок бумаги. Не сомневаюсь, что наемники отлично разбираются в обломках, что оставляют после себя воины, так что мусор представляет для вас большой интерес. Солдат же интересуют военное снаряжение и информация. — Широким жестом он обвел здание и кипящую в нем работу. — Все вот это. Все это имущество носит военный характер и соответственно является собственностью Синдиката Драконов.

— Ах ты...

— Бинифилд!

— Вам бы стоило подучить своих подчиненных хорошим манерам, майор Юкинов.

— Ты, мерзкий...

— БИНИФИЛД!

В резком окрике Юкинова Бинифилд услышала недвусмысленное предупреждение. Она выключила экран компьютера и перешла к другому терминалу.

Юкинов даже не посмотрел ей вслед; он не отводил взгляда от Хоукена. Сдерживая возмущение, он сказал:

— Я думаю, вы сами убедитесь, что условия контракта...

— А вы, — прервал его Хоукен, — убедитесь, что Синдикат oтносит все, находящееся здесь, к разряду военных материалов и информации. Так что все это имущество является собственностью Дома Куриты.

— Вам не удастся присвоить его. Если вы так настаиваете, мы вынесем вопрос на Совет Ком-Стара.

Хоукен только расхохотался и пошел дальше.

Оглядевшись, Юкинов заметил Миноби и направился к нему. Волна гнева, который он сдерживал, разговаривая с Меченосцем, теперь хлынула наружу.

— Предполагается, что вы — офицер связи при Драгунах. Так? Тогда объясните, что тут происходит?

— Успокойтесь, майор, — остановил его Миноби. — Защищая условия своего контракта, вы действовали точно и правильно. Тем не менее майор Хоукен прав, изъявляя желание разобраться в этом имуществе. То есть если Меченосцы докажут, что трофеи носят преимущественно военный характер.

Пока они разговаривали, в помещении появились несколько солдат Меченосцев и стали руководить транспортировкой, меняя ее маршруты. Снаружи встал на сторожевой пост боевой робот Драконов.

— Так что мне теперь делать? — потребовал ответа Юкинов.

— Пока, майор, не торопиться.

— Хорошо. В интересах дружеских отношений я так и сделаю. Но предполагаю, что, когда тут появится полковник, мы будем говорить по-другому.

Работа продолжалась, но в ней уже не было воодушевления и радости. Миноби усомнился, что Хоукен заметил разницу, но сам он обратил внимание, что Драгуны явно замедлили темп. По мере того как Меченосцы все требовательнее отдавали приказы, в воздухе росло напряжение. Кое-где начались откровенные стычки между Драгунами и Меченосцами, но им быстро был положен конец. Рядом со зданием появилась вторая машина-Драконов.

24
{"b":"6173","o":1}