ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это твой долг, — произнес Миноби, показывая на нее. — Ты доказал, что можешь управлять боевым роботом. Он — твой боевой меч, в котором заключена душа самурая. Не омрачай его светлое сияние глупыми поступками или бесчестными деяниями. В его блеске отразится твоя честь, как и честь всей нашей семьи. И теперь тебе выпала возможность смыть пятно моего позора, павшего на незапятнанную честь нашей семьи. Ты — достойная замена. И отданный тебе приказ подтверждает это, младший брат. Клану Тетсухары еще раз предоставляется возможность принести честь и славу Дому Куриты. — Замолчав, Миноби отошел от брата. — Так куда ты направляешься? — Миноби надеялся, что слова помогут брату реально оценить ситуацию. Спокойный голос Фухито оправдал его надежды, но бесстрастность тона обеспокоила его.

— В округ Бенджамин. В Семнадцатый пехотный.

— То есть не в полк Меча Света.

— У меня не было возможности посещать Академию «Сан-Занг», как ты, брат. У меня не было покровителя. И среди Мечей не испытывают большой симпатии к воинам, которые обучались дома.

— Печально, но так и есть. А ведь честь человека и его преданность куда важнее, чем школа, которую он окончил. Не стоит ожидать, что тебе достанется тот пост, который я занимал. Тем не менее военный правитель Иориоши благородный человек и соблюдает все требования кодекса. Семнадцатый — это его собственный полк, а он сам — хороший командир округа. Тебе досталось отличное назначение. Ты сможешь расти и продвигаться по службе. Прояви себя как надежный солдат и отважный воин, и ты окажешься в рядах Меченосцев.

Миноби смотрел на брата, который стоял, прислонившись к косяку. Опустив голову, тот возил носком ноги по промасленному полу, словно бы отбрасывая несуществующие камешки. Хотя ему уже минуло двадцать лет, он нередко вел себя как упрямый ребенок. Миноби считал, что их отец проявил слабость, разрешив матери нежить и нянчить Фухито, ее младшенького. Фухито были свойственны мощные вспышки эмоций, но их жар не был постоянным источником силы. Его мастерства и умения владеть собой было достаточно, чтобы выжить как воину, если к тому же его осенит удача, которая так нужна солдату на поле боя. Фухито никогда не вырастет в настоящего командира, пока не обретет в себе уверенность и то спокойствие, которое позволяет действовать без раздумий или сожалений и принимать решения, не терзаясь угрызениями совести. И прежде чем к нему придет это спокойствие, ему придется найти свое место в окружающем мире.

— Я тоже получил приказ. И через неделю должен отбыть к месту назначения.

Фухито вскинул голову и горящими глазами уставился на брата:

— Командовать? Новыми машинами? Ручаюсь, что к Великим Драконам.

— Нечто иное. Я буду работать в Управлении по связям с наемными солдатами.

— С наемниками?! — гневно выдохнул Фухито. — Тебя, как беспородную дворняжку, обрекают присматривать за ними? Это оскорбительно.

— В этом нет ничего оскорбительного. Таков приказ Координатора Куриты. Он знает, что необходимо его армии, — сказал Миноби, и в тоне его голоса была суховатая деловитость. — Мы самураи и должны подчиняться приказам наших командиров. Таков долг. И мы обязаны помнить, что выполнение долга гораздо важнее наших желаний.

— Точно так же по повелению Координатора ты был отстранен от командования.

Фухито сошел с веранды в сад. Нагнувшись, он подобрал камень и швырнул его в отдаленное дерево.

— И у тебя забрали робота. — За первым камнем последовал второй. — А после тебя больше чем на год обрекли на ссылку в Авано. — Третий камень. Фухито повернулся, чтобы услышать ответ Миноби.

— Да.

— Значит, ты согласен, чтобы с тобой так обращались?

— Я не говорил, что согласен. — Миноби с трудом сохранял спокойствие в голосе. Как можно согласиться с тем, чего человек не понимает? — Я принимаю все как данность. И следую приказам, потому что я самурай.

— Но...

— Для самурая нет никаких «но». И тебе придется хорошенько это запомнить. Теперь ты самурай клана Тетсухары, пилот боевого робота нашей семьи. Подумай о своей чести. Это самое ценное из того, чем ты владеешь.

— А как насчет твоей чести? — запротестовал Фухито, растирая затылок.

— Больше года твоего пребывания здесь на тебе лежало бесчестие. Затем ты получаешь направление работать с наемными солдатами, жадными псами, которые не имеют никакого представления о чести и не верят в конечную победу Дракона. Тебя обрекли на позор.

— Я получил приказ. И буду верен своему долгу.

Миноби стал мерить шагами пространство веранды. По-прежнему стоя спиной к брату, он сказал:

— По крайней мере, среди этих наемников есть настоящие воины.

Повернувшись, Миноби увидел, что Фухито удивленно смотрит на него.

— Тебе не кажется, что порой карма бывает очень странной? Мне придется работать с командой, которая была нашим противником в последнем сражении. — Увидев, что Фухито не понял смысла его слов, МиноВи добавил: — А теперь, когда Такаси Курита подписал с ними контракт, я буду старшим офицером связи при Волчьих Драгунах.

— При Драгунах! Да они же лучшие бойцы во всей Внутренней Сфере! — воскликнул Фухито. — Если, конечно, можно верить сообщениям из других государств, — торопливо добавил он. — И кроме того, их много. Кое-кто говорит, что боевых роботов у них больше, чем у всех полков Мечей Света. Но ты же всего лишь шо-са. Подожди... — Вскинув голову, он с подозрением уставился на брата.

— Я буду носить нашивки чу-са, — успокоил его Миноби.

Фухито засмеялся.

— Ты было совсем меня запутал. В таком случае новость просто потрясающая. Повышение и пост, на котором тебе придется иметь дело с такими мощными силами. И как бы ты ни огорчался, тебе вернули благоволение. Координатор оценил твою преданность и открыл тебе дорогу. А вслед за этим тебе будет поручено командование настоящими воинами.

— Может, ты и прав, младший брат.

— Ты уже сказал отцу? — У Фухито внезапно голос стал напряженным.

— Нет.

— Теперь он смягчится и захочет увидеть тебя.

— Я так не думаю.

— То есть ты даже не попытаешься?..

— Нет. И ты тоже не должен рассказывать ему, — предупредил Миноби.

— Как ты упрям.

— Как и он.

Между братьями воцарилось неловкое молчание.

— Я должен идти, — наконец сказал Фухито. — До отъезда еще много дел. Может, мы еще успеем провести последнее занятие по стрельбе, скажем, дня через три?

— Отлично.

Миноби смотрел ему вслед. Когда юноша скрылся из виду за тщательно подстриженными посадками криптомерии, Миноби повернулся и вошел в дом. Он пересек комнату, направляясь к высокому ларю. Из нижнего ящика он вынул коробку и конверт с сообщением Ком-Стара. В нем находился приказ в виде «шуга-то-хама», письма, полного радостных слов, со всеми соответствующими печатями и подписями Бюро Назначений. Ему не надо было перечитывать его текст, чтобы вспомнить, что через два дня ему придется покинуть дом. Миноби знал, что Фухито будет ждать их последнего занятия, надеясь убедить его все-таки поговорить с отцом. Занятие не состоится, Миноби уедет до того, как отец узнает о его назначении, которое лишь оскорбит чувства старика и подтвердит правильность его низкой оценки достоинств старшего сына.

Миноби вернулся на то место, где работал, и опустился на колени рядом со своими мисочками с красками. Положив документы на пол, он открыл маленькую коробочку, приложенную к ним. На бархатной подкладке лежал набор знаков различия, двойные нашивки подполковника. Он попробовал снять одну из них с подложки, и та подчинилась без сопротивления. При помощи рабочего ножа он поддел покрытие тонкого зеленого металла, прикрывавшее эмблему. Она была из дешевого материала, и это сразу же дало ему понять, что звание носит только временный характер и не станет постоянным. Новое назначение было всего лишь рассчитанным маневром с чьей-то стороны. Чем же он так оскорбил Дом Куриты, что наказание его все длится и длится, а все просьбы об искуплении получают отказ?

3
{"b":"6173","o":1}