ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы имеете в виду указание, что целиться надо в тридцати сантиметрах от цели. Это бессмысленно.

— Идущий человек может кинуться бежать.

Джеймс пожал плечами. Не обращая внимания на разочарованный взгляд Миноби, он выпустил еще одну стрелу.

— По крайней мере, вы достигли куда больших успехов, обучая меня японскому языку.

— У вас есть способности. Просто все дело в умении концентрироваться.

— Что вы мне часто и втолковывали. Джеймс Вульф, тайный мастер «ки», — с насмешливой серьезностью сказал он и рассмеялся. — Будем считать, что для обучения я слишком старый пес. Вы должны чувствовать удовлетворение, как сенсей Мичи.

Прежде чем ответить, Миноби еще раз поразил мишень.

— Мичи — отличный адъютант, он прилагает все силы, чтобы я был им доволен. У него сердце настоящего самурая, он многообещающий воин, но вот «ки» у него еще слабовато.

— Он сам обретет его. Каждое новое поколение само находит свой путь. — Вульф подбирал стрелу для очередного выстрела. Спустив тетиву, он сказал: — Келли сообщил мне, что руководство Империи выделило вам боевого робота под командную машину.

В обществе друга можно было не сохранять на лице маску бесстрастия, которую самурай должен являть миру. И улыбка Миноби дала понять, насколько он рад больше не считать себя Отлученным.

— Это верно. Я получил ДРК-1N.

— «Дракона»? Это же вообще не ваш тип машины.

— Сейчас мне кажется совершенно несущественным ее тип. У меня есть машина, и в глазах Лорда Куриты моя честь восстановлена. И я не могу проявлять неблагодарность, оспаривая достоинства предложенной мне модели.

— Вы уже испытали ее? — спросил Джеймс.

— Да. Она совершенно другая по сравнению с моей старой «Пантерой», но ведь сейчас и положение у меня другое. Так что придется привыкать.

— А не возникнут ли у вас проблемы, когда придется стрелять из той «мертвой штуки»? — спросил Джеймс, выразительно качнув своим луком.

— Боевой робот — это нечто совсем иное.

Миноби помолчал, собираясь с мыслями. Джеймс был гений стратегии и тактики, мало кто из генералов мог бы сравниться с ним в глубине интуиции и умении понимать людей. Кроме того, он был великим воином, закаленным двадцатью годами жестоких битв в череде войн за Наследие. Тем не менее он был не в состоянии уловить суть духа Бусидо, воспринять духовную природу кодекса самурая.

— В давние времена душа самурая была заключена в его мече. Он был его частью, тем каналом, через который выплескивалось «ки» воина. Сегодня мы, самураи Дома Куриты, носим при себе мечи просто как символ. Средством для проявления «ки» стали боевые роботы, которые заняли место мечей. Когда воин в рубке робота, он почти буквально становится с ним единым целым. А древние самураи никогда не могли достичь такого слияния со своим мечом.

— Далеко не все воины являются самураями, и им не нужно с помощью своих боевых машин проявлять свое «ки»: Да и не у всех самураев есть такие машины, которые подобают им. Ведь часто оружие им вручают непросвещенные бюрократы.

— Но тип машины сам по себе не так уж и важен. Самое главное — это воин, который ведет боевого робота. Подлинную силу представляет не техника, а дух воина, что владеет ею.

Миноби посмотрел Джеймсу в глаза. Он понимал, что до конца тот его так и не понял, но в их глубине затеплился огонек. Если даже Джеймс и не усвоил его слов, он, по крайней мере, уважает кодекс и тех, кто следует его законам. Джеймс мог придерживаться решительно иных правил, но тем не менее он никогда не отступал от пути чести, чего Миноби не мог ни чувствовать. Основа их дружбы покоилась на том взаимном уважении, что они испытывали друг к другу. Преданность чести объединяла обоих воинов, несмотря на то что лежало у каждого за плечами, пусть даже они что-то не знали или не понимали друг в друге.

— Что же до соответствия машины своему пилоту, — сказал Миноби, — посмотрите на себя. Ведь «Лучник» — далеко не самый лучший робот, подобающий командиру самого большого и самого грозного соединения наемников во всей Внутренней Сфере.

— Тут вы, может быть, и правы. Да, были времена, когда мне хотелось обзавестись чем-то и помощнее, и побыстрее. Но дело в другом. У Драгун немало «Лучников». Этот тип роботов — почти что символ соединения. И когда я веду одну из таких машин, солдаты видят в командире олицетворение самих себя. И когда вы возглавите своих воинов, это стоит взять на вооружение.

— Со ка. Вот и вы стали сенсеем, учителем.

— Нет, — отрицательно покачал головой Джеймс. — Нет, я не могу быть учителем. Я тот, кто совершает поступки. Тут слишком многим приходится заниматься. Может быть, время от времени я смогу давать вам небольшие дружеские советы, вот как сейчас, но я не могу быть вашим учителем. — В голосе Джеймса появилась какая-то новая нотка, смутно напоминающая о том, что было и прошло вчера. — Настоящим сенсеем может быть только поле боя. Только там вы научитесь командовать.

— Если бы вы в самом деле так считали, то вашим Драгунам не была бы нужна команда подготовки, через которую проходит полк за полком.

— Не совсем так. Кое-что можно усвоить и на тренировках. Необходимо усвоить. Вот как ваше собственное искусство кийдо требует постоянной тренировки. То же и с воинским искусством. Но отдавать команды — это больше, чем просто умение руководить. Вы не можете научить человека в долю секунды принимать решение, отдавать приказ и брать на себя ответственность за результаты. Этому человек должен научиться только сам. Если обучение слишком затянется или он не поймет, что ему никогда не усвоить эту науку, погибнут достойные люди. А ему придется жить, неся на себе этот груз. — Остановившись, Вульф перевел дыхание. Казалось, он с трудом возвращается в окружающую обстановку и к себе. — Туше, Миноби. Вот вы и выслушали лекцию от сенсея Вульфа. Но, судя по вашему взгляду, сомневаюсь, чтобы я открыл вам что-то новое.

— Пусть даже человек знает, что он прав, все равно ему надо убеждаться в этом.

— Ах, эта мудрость Дракона. — Снова вернулось дурашливое настроение, скрыв под собой жар выплеснувшихся эмоций. — Друг мой, что-то мы стали слишком серьезны для такого прекрасного дня. Может, вернемся к светским разговорам? Расскажите, как идет комплектование вашей части. Головная боль из-за материально-технического снабжения — самая светская тема, которую я знаю в этом мире.

— В принципе так оно и есть, но в данном случае вам бы не пришлось от нее лечиться. Координатор дал нам имя «Райкен», что значит «Меч Дракона», и, похоже, он хочет, чтобы его меч был в хорошем состоянии. Мы получаем снаряжение лишь самого лучшего качества, и нас обеспечивают по высшему разряду. И главным образом я ломаю себе голову лишь из-за того, где складировать все это добро, пока я не наберу для него личного состава.

— Вам не хватает пилотов?

— Не совсем так. Кое-кому приходится добираться издалека. У других пока еще нет необходимой подготовки. Но все это временные проблемы. Понимаете, я получил право брать людей из других частей. Не говоря уж о добровольцах. И если «Райкену» суждено драться, как вашим Драгунам, я должен иметь особую породу воинов. Я очень тщательно подхожу к отбору. Среди солдат Синдиката встречается много отличных кандидатов. И тем не менее стоит мне отобрать пилота, особенно на офицерскую должность, СВБ должна подтвердить, что он или она в самом деле верны Дракону.

— Похоже, это условие вас не очень радует.

— Давайте сойдемся на том, что СВБ и я не всегда находим общий язык в вопросе о квалификации пилотов.

Вульф понимающе кивнул. Он свел брови, припоминая слова Миноби:

— Вы сказали «он или она», не так ли?

— Да. Вас удивляет, что самурай из Дома Куриты должен искать женщин для службы в боевом подразделении? В военных частях Синдиката служит много женщин. Я не считаю, что они должны взваливать на себя чисто мужские обязанности, но предполагаю, что из них могут получиться отличные пилоты. Я предполагаю, что в единой команде их сильные и слабые стороны уравновесятся, как у ваших солдат. Командир не имеет права пропускать мимо себя талант и компетентность, и я усиленно ищу эти качества в каждом кандидате. Кроме того, я видел, как отлично служат женщины в рядах Драгун. Так что я не собираюсь отказываться от женщин. Есть и другие доводы за. Они искренне благодарны, когда признают их профессиональные способности. Они много и старательно работают, часто даже больше мужчин, и отлично справляются со своими обязанностями. Да и кроме того, у СВБ меньше претензий к женщинам, которых я отбираю в «Райкен», чем к мужчинам.

34
{"b":"6173","o":1}