ЛитМир - Электронная Библиотека

С наблюдательного пункта, который нашел для себя оператор, открывался вид на окружающие поля. Боевые роботы приближались с запада. Они были окрашены в густой черный цвет, и их силуэты четко вырисовывались на фоне зелени, которую они подминали под себя. Возглавлял их «Молот Войны». Вплотную за ним двигался «Мародер», а оба фланга прикрывали «Крестоносец» и «Грифон». Даже «Грифон», самый легкий из всех четырех, со своими пятьюдесятью пятью тоннами производил более чем внушительное впечатление на солдат Куриты. Норрис чувствовал, как по затылку катятся струйки пота, и понимал, что причина их — отнюдь не горячее солнце. Любой человек, видя перед собой эти грозные горы полированной стали, что несут на себе убийственное оружие, не может не испытывать страх. Они были носорогами диких времен, воплощением ночных кошмаров. Голос с вышки прервал его размышления.

— Отбой! — крикнул таи-и. — Это друзья.

По всей деревне куританские солдаты стали вылезать из-за брустверов и покидать окопы. Своим легким вооружением они явно не могли противостоять боевым роботам, и охватившее их облегчение чувствовалось даже в том, как они стояли. Двое из тех, что тащили лазерную установку ближнего боя, стали снимать прицельный механизм, готовясь грузить ее обратно на машину.

— Пока оставайся на месте, — приказал Норрис Бергеру. — У Дэвиона тоже есть наемники. Может, Драки неправильно опознали их.

Бергер бросил на Норриса взгляд, ясно говоривший, куда он хотел бы послать его указание, но все же остался на месте. Кроме того, в любом случае нет смысла подвергаться ненужному риску, тем более что за него не платят.

Таи-и, похоже, держался другого мнения. Он спустился с вышки и пошел через поле навстречу приближающимся машинам, вскинув правую руку в дружеском приветствии.

Вот в этом положении верхняя часть его тела внезапно взорвалась, когда удар лазерного луча из «Молота Войны» в долю секунды довел до кипения всю жидкость в клетках его тела. Затем и вторая машина открыла огонь.

Синие энергетические молнии испепелили поселение, разметав изумленных солдат. Разрывы ракет и очереди автопушек косили их одного за другим. Лазер пошел по дуге, уничтожая остальных. А залпы крупнокалиберных пушек быстро прикончили тех, кого миновали лучи лазеров.

— Проклятье! — завопил высоким от страха голосом Норрис. Не в силах оторвать глаз от зрелища этой бойни, он прошептал: — Бергер, ты успел снять?

Тот не ответил. Приникнув к объективу, он снимал и ни на что не обращал внимания. По лбу его текли капли пота, и руки, в которых он сжимал голокамеру, тоже были влажными.

Деревня под ними была охвачена ужасом. Первым рядом с ее домами оказался «Грифон». Расчет лазерной пушки погиб на месте, когда огромная ступня боевого робота размазала людей по земле, превратив в месиво.

Один солдат Куриты стоял прямо на пути приближающегося «Молота Войны»; на плече его лежала труба спусковой установки ракеты ближнего боя, и он держал машину на прицеле. Норрис видел, как при выстреле его окутали плотные клубы дыма от ракетного выхлопа. Ракета попала роботу точно в левую ногу, разворотив броню.

Чуть отступив назад, словно удивившись, что кто-то осмелился открыть огонь, «Молот Войны» было прекратил вести стрельбу, и торс его повернулся в поисках смельчака. И когда вторая ракета поразила его в скос плеча, оставив вмятину на металле, «Молот Войны» уже стоял лицом к одиночке.

То ли прикованный к земле страхом, то ли бросая сумасшедший вызов, но солдат не сдвинулся с места. Жестом, полным отчаяния, он кинул бесполезную установку на землю, выхватил пистолет и стал стрелять по боевому роботу. Не было никаких надежд, что его пули смогут поразить броню семидесятитонной машины. Он все еще продолжал вести огонь, когда пилот «Молота Войны» дал очередь из противопехотной пушки. Тело солдата дернулось и отлетело в сторону, когда его прошили осколки снарядов, но пилот «Молота Войны» продолжал стрелять и когда жизнь давно уже покинула изуродованное тело этого отчаянного воина.

Из конца в конец по деревне расхаживали роботы, разваливая здания, в которых, как они подозревали, могли скрываться куританские солдаты. Если кто-то попадался им, убивали тут же на месте. Их не волновали разрушения, которыми сопровождалась охота. Жители деревни разбегались у них из-под ног.

Наконец внимание четырех боевых роботов обратилось к машинам каравана, которые пережили их нападение. Пустив в ход верхние конечности, «Грифон» стал перегружать содержимое их кузовов в контейнеры, притороченные к спинам роботов. Но прежде чем загружать «Молот Войны», «Грифон» вынул из его контейнера какой-то массивный предмет и передал его «Крестоносцу», который направился к крайним домам деревни. «Грифон» продолжил сортировку добычи.

— Глянь, что там «Крестоносец» делает, — сказал Норрис, тыча в бок Бергера, чтобы обратить его внимание. — Что он туда тащит?

Бергер навел видоискатель на «Крестоносца» и взволнованно приподнялся.

— Господи, да это же рука боевого робота!

— Что?

— Подожди. На ней какая-то маркировка. — Бергер навел объектив на резкость. — Ага, так и есть. Силы небесные! Да это же крест Федеративного Содружества! Что за чертовщина тут происходит?

За их спинами загрохотал громовой металлический голос.

— Ничего, что вам стоило бы знать!

Репортеры застыли на месте. Медленно и с трудом они повернулись к «Мародеру», который вырос над их насестом. Бергер и Норрис обменялись прощальными взглядами, а пилот, забыв о существовании внутренней связи, крикнул лидеру:

— Вдова, тут мне попалась парочка редких пташек!

«Мародер» приказал им выйти на улицу, по которой двигался черный «Молот Войны».

Он остановился вплотную к ним. В задней части верхней полусферы машины откинулась крышка люка. Звякнул металл, когда из него был спущен подвесной трап; скользнув вдоль спины робота, он повис, покачиваясь.

По ступенькам трапа спустилась стройная фигура, увенчанная копной огненно-рыжих волос. На женщине были надеты только шорты и хладожилет. От нее было трудно оторвать взгляд, пока он не падал на кобуру на поясе, откуда торчала выложенная слоновой костью рукоятка пистолета — несмотря на свою декоративность, оружие было мощным.

Она прошла между расставленными ногами своей машины, и Норрис моргнул, когда в глаза ему ударил лучик света от черного хрустального паука, что свисал на цепочке с высокого воротника куртки. На брюшке насекомого блестели три треугольных рубина. Бергер что-то тихо прошептал про себя, оставив Норриса догадываться, поразило ли его это драгоценное украшение или же тело и кошачья грация движений женщины. Глаза ее были скрыты под зеркальными стеклами очков-консервов.

— Ну-ну, — сказала она хрипловатым контральто. — Так что сегодня Черная Вдова поймала в свою паутину?

— Мы представители Донегальской... — начал было Норрис.

— Закройся, тощий, — сказала она. — Я и сама вижу.

Она протянула руку к камере Бергера. Тот явно не испытывал желания расставаться с ней, но Норрис схватил его за руку. Движением головы он показал на «Мародера», который держал их под прицелом. Сдвоенные стволы на каждом из предплечий несли в себе смерть и разрушение, которые станут карой за сопротивление. И Бергер выпустил камеру из рук.

Женщина выщелкнула кассету и легко поймала ее угловатую коробку. Камеру она швырнула на тротуар. Она улыбнулась, когда Бергер издал болезненный стон протеста, и продолжала улыбаться, засовывая кассету за пояс.

— Вы что, теперь собираетесь убивать нас? Норрису показалось, что голос у Бергера куда тверже, чем он мог быть в такой ситуации. Женщина рассмеялась.

— Меня называют Леди Смерть, но я не хочу тратить время на бессмысленные поступки. У меня ваша кассета. А без нее вам никто не поверит.

Повернувшись к ним спиной, она направилась к трапу и стала взбираться по нему. Репортерам осталось лишь стоять и смотреть ей вслед. Забравшись в люк и втянув за собой трап, она крикнула вниз:

37
{"b":"6173","o":1}