ЛитМир - Электронная Библиотека

Миноби положил эмблемы обратно в коробочку. Встав, он вернулся к ларю. Сдвинув в сторону панель, включил встроенную в стену систему связи и ввел требование доставить форму старшего офицера войск Синдиката Драконов со всеми знаками различия — и то и другое будет оплачено за его счет. Он не сомневался, что заказ будет выполнен: в материальном обеспечении армия Синдиката Драконов недостатка не испытывала. Миноби подошел к открытому дверному проему и, прежде чем задвинуть скользящую панель, выглянул наружу. Распустившиеся бутоны цветов обещали наступление летней жары, и залитое полуденным светом небо было чистым и ясным. И все же на горизонте, скользнув взглядом мимо «Пантеры», Миноби увидел растущие клубы черных туч, говорившие о надвигающейся грозе.

II

Космопорт Батан, Квентин IV, Граница Синдиката Драконов и Федеративного Содружества,

13 июня 3023 г.

Первый удар планетарного шторма мог представлять угрозу даже для такой надежной конструкции, как «Люцифер» лейтенанта Гамильтона Атвила. Аэрокосмический истребитель дергался и постанывал, продираясь сквозь воющую сумятицу урагана. Этот шторм был явно ни к чему, не говоря уж о том беспокойстве, которое доставляло присутствие вражеского шаттла где-то поблизости. Этот огромный космический лайнер куда легче переносил неистовство непогоды и перепады давления, чем его шестидесятитонный LCF-R15.

Дэвионовский шаттл, за которым гнался Атвил, выпал из боя, разгоревшегося над Бантаном, и «Синий Полет» Атвила получил приказ найти его. Даже получив повреждение, шаттл класса «Юнион» по-прежнему представлял собой серьезную угрозу.

Несколько дней назад «прыгуны» Волчьих Драгун в мгновение ока возникли в точке надира системы. В качестве первого задания в составе сил Синдиката Драконов — наемникам предстояло совершить рейд к Квентину IV, планете Дэвиона. Официально уже три месяца они подчинялись Курите. За это время Драгуны пересекли космическое пространство, покинув миры своего бывшего хозяина Штайнера и добравшись до границы Империи нынешнего, там, где она примыкала к владениям Дэвиона.

Когда «прыгуны» Волчьих Драгун перегрузили содержимое своих трюмов на шаттлы, готовящиеся идти на Квентин, «Юнион» изменил курс и спустя секунды исчез с радаров аэрокосмических истребителей Драгун. Полковник Джейсон Кармоди предположил, что этот его маневр может доставить наемникам массу неприятностей. Кроме того, представлялась хорошая возможность продемонстрировать мощь Драгун, прибывших в систему Квентина, хотя полковник Вульф не испытывал желания сразу раскрывать карты. Но полковник Кармоди привел доводы в пользу немедленного уничтожения дэвионовского корабля, и командир наемников наконец согласился с ним. Аэрокосмические истребители Кармоди тут же бросились в погоню, но капитан шаттла достаточно умело скрылся от них в глубоком космосе. Если ему удастся добраться до Квентина IV, шаттл подключится к наспех организованной системе обороны, которую Федеративное Содружество создавало для противостояния внезапному рейду Драгун, и его уже так просто не возьмешь.

Когда шаттл вырвался из боя и пошел в сторону планеты, главный боевой компьютер на борту «Вождя», шаттла Вульфа класса «Оверлорд», опознал его — именно этот корабль несколько ранее уже уходил от рейдеров. Сражение на орбите еще не пришло к завершению, и Кармоди мог торопливо бросить в погоню лишь «Синий Полет»: аэрозвено лейтенанта Атвила, состоящее из двух «Люциферов», и два звена «Перепелятников» SPR-H15.

В прямом столкновении один на один с шаттлом класса «Юнион» у «Люцифера» не было бы ни малейшего шанса на победу, но полковник Кармоди решил, что шести аэрокосмических истребителей более чем достаточно для уничтожения корабля, который, как можно предположить, получил серьезное повреждение. Одного Кармоди не учел того, что мощный шторм собьет преследователей с курса и вынудит потерять добычу.

Чувствуя, как сотрясается «Люцифер», Атвил мог только радоваться, что сидит не в кабине «Перепелятника». Представив себе эту хрупкую тридцатитонную конструкцию, которая, по сути, представляла собой лишь рубку в сочетании с двигателем, он вспомнил, что имело бы смысл проверить боевой строй. Это было его первое задание в роли командира, и ему надо было привыкать, что теперь приходится беспокоиться не только о себе и своем ведомом.

На экране радара прыгала беспорядочная рябь, но мелькнуло несколько засечек, которые дали представление о местонахождении остальных членов его эскадрильи. Глянув из кокпита, он увидел лишь Джанни Бредела, «Люцифер» которого, как обычно, неотступно висел за левым крылом. Подняв мощность передатчика до предела, чтобы пробиться сквозь треск статических разрядов, он вызвал своих на канале, зарезервированном за «Синим Полетом».

— Чуть поплотнее, ребятки. Где-то тут крутится и вредный — «Юнион». Поврежден он или нет, но «Перепелятника» в небе прихлопнет как муху. И я не хочу, чтобы кто-то из вас в этом убедился.

На связь с ним вышли Гордон, Холл и Рейхауэр, но не Моррис. Еще немного увеличив мощность, Атвил снова вышел в эфир:

— Ти-Джи, девочка, ты здесь?

— Конечно, босс-хозяин. Что вам нужно? — Слова ее были еле слышны, но веселый тон ответа Ти-Джи успокаивал. Гамильтон испытал такое облегчение, что даже удивился ему. Аэропилот Ти-Джи Моррис только что завершила обучение по программе аэрокосмического пилотирования Волчьих Драгун, и это был ее первый вылет. Хотя она получила самые высокие оценки на экзамене и великолепно работала на тренажере, Атвил все же не переставал беспокоиться о ней. Энтузиазм и подготовленность часто сходили на нет в обстановке настоящего боя, тем более в таких тяжелых погодных условиях, как сейчас.

— Сблизься с Рейхауэром и со всеми остальными. Не горячись, все равно тебе не удастся в одиночку сбить шаттл.

— Понято, босс-хозяин.

Атвил бросил взгляд на приближающиеся к нему истребители. Справа он видел очертания машин звена «Бета», которые пробивались сквозь облака. Ярко-желтая окраска фюзеляжей позволяла им четко вырисовываться на фоне туч. Темный анодированный металл лазеров Мартелла, выдававшихся вперед по обеим сторонам корпуса, придавал «Перепелятнику» очертания крылатой пули. При вспышке молнии он увидел изображение темной волчьей головы в красном круге, украшавшем высокие стабилизаторы, что торчали над колпаками кабин.

Истребители звена «Гамма» были пока вне поля зрения, и он вышел на волну связи со своим ведомым.

— Эй, Джанни. В этой похлебке я не могу разглядеть наших птичек из «Гаммы». Вроде мои сканеры говорят, что они где-то слева. Не могу понять, где настоящие засечки, а где призрачные. Этот шторм все перепутал. Наверно, на земле приходится пробираться ползком.

— Сейчас поищу их, Гам. — Голос его ведомого сквозь треск, доносящийся из наушников, был ровен и спокоен, как всегда. Чтобы вывести из себя Джанни Бредела, требовалось нечто большее, чем тряска под ударами мощного шторма и игра в кошки-мышки, которую затеял с ними вражеский шаттл.

— Только недалеко, Джанни. Не хочу потерять и тебя в этой каше. — Атвил видел, как рядом с ним ведомый сменил направление оси полета и исчез. Военная техника Государств-Наследников не отличалась надежностью, и машины имели общую привычку выходить из строя. Даже в давние времена Звездной Лиги «Люциферы» пользовались сомнительной славой из-за хрупкости и ненадежности их систем и сенсоров. Опасаясь, что недавние нарушения в связи могут иметь причиной не только ураган, Атвил не хотел терять из виду своего ведомого.

— Как и я тебя, шеф, — сказал Бредел, но остальные его слова пропали в треске помех. Атвил был в напряжении, пока второй «Люцифер» не вынырнул метрах в двухстах от него и не пристроился сбоку. Теперь Атвил смотрел на него под изменившимся углом зрения, и ему показалось, что в полете его сопровождает нечто вроде летающего скелета. Корпус и крылья машины его напарника, кроме канареечно-желтых элеронов и закрылков, были темно-синего цвета, почти неразличимого на фоне полуночного неба. Темные очертания истребителя расплывались во мраке, оставляя на виду только белые опознавательные знаки и очертания панели управления.

4
{"b":"6173","o":1}