ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хай, чу-и!

— Вперед!

Машина Фроста, скрытая от врага, рванулась с места еще до того, как до него дошел приказ.

Боевой робот Армстронг поднялся на столбе перегретого пара. Перемахнув через гребень холма, он опустился на открытом пространстве, в восьмидесяти метрах от передовой машины противника. При посадке «Катапульты» Армстронг сильно тряхнуло, потому что она неправильно оценила угол склона на месте приземления. Сотрясение сбило прицел, и луч лазера, которым она ударила по «Громовержцу», не причинил ему существенного урона, разве что привлек внимание водителя. Тяжелая машина развернулась в ее сторону. Чтобы отвлечь «Громовержца», пока ее соратники обеспечивают отход Джекобса, Армстронг затеяла смертельно опасный танец, уворачиваясь от вражеских залпов и непрерывно ведя огонь.

— «Ударный отряд», говорит «Прыгун»-один! — с отчаянием закричала она, получив секундную передышку. — Мы в беде! Скорее, «ударный отряд»!

Она сделала еще две попытки, прежде чем услышала ответ. К тому времени ее поразило еще несколько ракет и очередей из автопушек, которые крошили броню, но, к счастью, не пробили ее и не поразили механизмы управления. Куда хуже, что «Катапульта» подвернулась под удар мощного лазера «Остсола». Луч снес броневое покрытие на ноге робота и вывел из строя приводы. И теперь, хромая, ему стало куда труднее уклоняться от выстрелов со всех сторон.

— «Ударный отряд» — «Прыгуну»-один. В каком вы положении? — спокойным отстраненным голосом спросил офицер на связи. Он мог себе позволить такую реакцию, сидя в безопасности штаб-квартиры.

— Одна машина вышла из строя. Остальные пытаются ей помочь. Нас преследуют три тяжелых боевых робота.

— Понято, «прыгун». — Наступила пауза. Армстронг молилась, чтобы в это время роботы «Райкена» получали приказ идти им на помощь. Она отчаянно взывала, чтобы они подоспели вовремя. В эфире возник другой голос, и Армстронг узнала Тетсухару.

— Поблизости нет наземных сил, «прыгун».

У Армстронг пересохло в горле. Значит, вот оно как. Если на связь вышел сам Железный Человек, то лишь чтобы сказать — пришло время умереть в бою, погибнуть с честью и мужеством. Проклятье! Ей захотелось заплакать, но слезы не к лицу боевому офицеру.

Умирай, но товарища выручай — как благородно это звучало в теории. В жаркой рубке боевого робота, перед лицом гибели, которой угрожали ей три вражеские машины, теория казалась далеко не такой верной. Выжить, остаться в живых — вот что сейчас ее привлекало! Куда больше, чем абстрактное понятие чести полка.

— «Прыгун»! — Таи-и снова вышел на связь. «Провалиться бы ему! — подумала она. — Сейчас последует приказ умереть». Мы наводим на ваши координаты аэрокосмическое звено. Расчетное время прибытия — шесть минут. Сможете продержаться?

Что? Несколько секунд Армстронг просто не могла понять смысла этих неожиданных слов. Пока она осознавала их, из-за рощицы вывернулся «Ночной Стервятник», и «Катапульта» содрогнулась от двойного удара ракет. Армстронг отреагировала рефлекторно, и ее машина, спотыкаясь, кинулась под защиту гранитного валуна.

— «Прыгун», можете вы продержаться еще шесть минут?

— Разве у меня есть выбор?

— Быстрее невозможно, чу-и. Держитесь изо всех сил. Как подобает моим самураям, ничего иного я не жду от них.

— Хай, таи-са! — Он назвал ее самураем. За десять лет службы Империи ни один офицер еще не почтил ее такой честью. И лишь Железный Человек сказал ей высокие слова. Она не может обмануть его ожидания.

Эти шесть минут стали самыми длинными в ее жизни, ибо бой обернулся игрой в кошки-мышки со смертью. По мере того как температура в рубке «Катапульты» все повышалась, красные иглы ее лазеров все чаще шли мимо цели. Запас ракет подходил к концу, и она не имела представления, какой очередной удар ее прикончит. Следующий может быть последним.

— «Прыгун»-один, «Прыгун»-один, вы еще держитесь?

Не думая о достоинстве, Армстронг вытерла слезы облегчения, когда из коммуникатора донесся голос.

— С трудом. Слава Дракону, что вы пришли к нам на помощь.

— Благодарите лучше «Синий Полет» Волчьих Драгун, мэм. — Статический разряд было прервал связь. — На своих экранах мы видим четыре машины. Можете ли вы включить радиомаяк — мы на боевом курсе. Не хотелось бы случайно поразить вас.

— Включаю маяк, — сказала она, и ее устройство связи стало посылать сдвоенные сигналы, чтобы летчики могли опознать ее машину.

Два «Люцифера» с черными волчьими головами на оперении с пронзительным воем вывалились из-за облаков и, пикируя, обрушили на роботов Федеративного Содружества убийственный град огня. Их водители были далеко не новичками, но оказались не в силах противостоять стремительной атаке истребителей. Ни один из их боевых роботов не был предназначен для ведения боя в координатах «земля-воздух», и вражеские машины кинулись прочь в поисках спасения.

Армстронг не стала дожидаться исхода. Едва только увидев, что первые ракеты поразили цель, она изо всех оставшихся сил поспешила с поля боя. Истребители Волчьих Драгун заложили еще один вираж, заходя на цели, но он практически не принес результатов, поскольку все вражеские машины скрылись из виду. Командир эскадрильи связался с Армстронг.

— Путь чист, мэм. Летим по другому вызову. Надеюсь, вы довольны, потому что внизу не осталось ни одного робота федералов, даже для ровного счета.

— Все в порядке, — решительно сказала Армстронг. — Воин, кому я обязана жизнью?

— Моя фамилия Атвил, мэм. Но вы мне ничем не обязаны. Такова уж наша служба. Удачи!

И истребители растаяли в дымке на горизонте, взяв курс на долину реки Шо.

Армстронг потребовалось не меньше часа, чтобы добраться до места сбора, но, по крайней мере, она была уверена, что избавилась от преследователей. Остатки взвода ждали ее. «Крестоносец» лежал ничком, и крышка люка была откинута. Фрост и Торагама стояли рядом с неподвижной машиной. И еще до того как откинуть крышку своего люка, Армстронг уже знала, что она сейчас услышит.

— Джекобе заплатил за всех, — сказал Фрост, когда она спустилась на землю.

Движением плеч Армстронг сбросила с себя хладожилет и опустилась на первый же попавшийся камень. Прохладный лесной воздух был целительным бальзамом для ее тела, но не для мыслей.

— Что ж, он сам напросился и получил то, что заслужил.

— Это слишком жестоко, чу-и, — возмутился Торагама. — Хираки Джекобе принял смерть в бою, как подобает воину. И он достоин посмертных почестей.

— Он был бы достоин пойти под суд за неподчинение приказам! Когда он выскочил из засады, то едва не обрек на гибель всех нас!

— С его стороны это был мужественный поступок. Воин жаждал первой крови, — возразил Торагама.

— То было не мужество, а поступок, достойный задницы. Его честь заключалась в исполнении приказов, в служении своему командиру. Джекобе безрассудно и небрежно отнесся к своим обязанностям. Его смерть обошлась Дому Куриты в одного погибшего, а трое других едва не расстались с жизнью. Два робота получили тяжелые повреждения, а это значит, что весь взвод вышел из строя. И если бы Джекобе шевелил мозгами, он был бы сейчас жив, а воины Дэвиона зализывали свои раны и хоронили своих мертвых. Мы — солдаты полка «Рай-кен». Мы обязаны реагировать на ситуацию, а не слепо повиноваться приказам или бессмысленно бравировать личной храбростью. Мы всегда должны помнить о порученном нам задании. Ты понял это, Торагама? Вакари-масу-ка?

Тот пристыженно кивнул.

— Вакаримасу, чу-и.

XX

Мобильный штаб полка «Альфа», Полевой лагерь «Райкена», Барлоу, Граница Синдиката Драконв и Федеративного Содружества,

30 сентября 3026 г.

Ординарец прокладывал себе путь среди скопления машин. Натыкаясь то на офицеров Драгун, то на воинов Дома Куриты, он вежливо извинялся на ходу. Найдя Миноби, он протянул ему пакет.

— От полковника Вульфа, сэр.

40
{"b":"6173","o":1}