ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тем интереснее будет иметь с ним дело. Самсонов уставился на своего адъютанта, но не обнаружил на его лице ничего, кроме преданности.

— Когда-нибудь вы слишком глубоко сунете руку в огонь, Акума.

— Заверяю вас, — блеснул взгляд Акумы, — что я всегда очень осторожен, когда играю с огнем.

Его слова заставили Самсонова задуматься — что же он действительно знает о своем адъютанте. Этот человек впервые привлек его внимание, когда поступило требование перевести его из Восьмого полка Мечей Света. Ходили слухи, что мол од ой офицер будет подвергнут репрессиям, ибо он несет определенную ответственность за неприятности, что пали на голову старшего офицера. Это говорило, что он представляет собой опасность в роли подчиненного, но СВБ заверила Самсонбва, что Акума безусловно предан Империи. С ее точки зрения, отстранение Акумы было результатом требования излишне жестких последователей кодекса Бусидо. Это-то Самсонов мог понять. Он считал, что архаичный кодекс и его сторонники доставляют слишком много хлопот, не имеющих отношения к делу. И если Акума стал их жертвой, то с деловой точки зрения такой человек может быть весьма полезен.

Кроме того, Акума опозорил одного из офицеров военного правителя Иориоши, а неприятности подчиненного сказываются и на репутации его начальника. Самсонов решил присмотреться к Акуме в роли своего адъютанта и санкционировал его перевод из состава Мечей Света.

Когда Меченосец оказался на Галедоне, Самсонов увидел в нем черточки, напомнившие его самого в молодости. Акума был умен, работоспособен, честолюбив, и вызывало сомнение лишь его чувство долга. Добром или злом, но он всегда рассчитывался с теми, кто имел отношение к его жизни. Но он мог быть более чем полезен тому, к кому испытывал благодарность, и правитель постарался, что Акума оценил его отношение к нему.

С этой целью он повысил его в звании и сделал своим адъютантом. Решение было удачным, ибо Акума оказался отличным советчиком и агентом. Он был неутомим и предан.

И все же странный блеск его глаз встревожил правителя. Причиной его была ненависть, близкая к фанатизму. Самсонов считал, что фанатик несет в себе опасность. Одержимый своей страстью, он ни на что больше не обращает внимания. Может, пришло время убрать с доски эту пешку. Но это зависит от того, в какой мере Акума будет отвечать обращенным к нему требованиям. Если он не справится с ними, если он потеряет ясность мышления, он ответит за это.

— Что вы думаете об этом «Плане хегиры»? — спросил Самсонов. — Существует ли он на самом деле? Может ли он нам пригодиться?

— Давайте не будем заниматься вопросом, насколько можно доверять источнику регента, — с суховатой педантичностью начал Акума. — Если это план отступления, мы должны выяснить о нем во всех подробностях. Знай Драгуны о наших замыслах, они в самом деле могли бы нас оставить. И вот тогда нам позарез надо было бы выяснить, куда они направляются.

— Но это бессмысленно, если они не собираются сниматься с места.

— Конечно, — согласился Акума. — Но разве Координатору не стоит подстраховаться против такой возможности?

— Стоит. — Занятый размышлениями о судьбе наемников, Самсонов даже не удивился, откуда Акуме может быть известно о пожеланиях Координатора. — Как обстоят дела с вашим заданием?

— В соответствии с вашими указаниями, правитель. Я использовал все законные пути, имеющиеся в моем распоряжении. Положение Драгун продолжает ухудшаться. Потери растут, и часть их сил осталась на вражеской планете, считаясь пропавшими без вести. К сожалению, жесткое расписание действий часто вынуждало оставлять этих несчастных во вражеском окружении до того, как удавалось прийти к ним на помощь. Хотя среди Драгун это не принято. Я постоянно высказывал им свое сочувствие, но в каждом случае я был вынужден указывать, что в соответствии с условиями контракта приказ на отход носит совершенно законный характер. И посему Драгунам приходилось подчиняться, как того требовал контракт. Часть своих солдат Драгунам удалось спасти, но такого рода вылазки обходились очень недешево.

— У них все меньше и меньше возможностей позволять себе такие расходы, поскольку они сталкиваются с финансовыми сложностями. Хотя выплаты им производятся в строгом соответствии с контрактом, доходы от Ан-Тинга, к сожалению, падают. Что объясняется низким спросом на продукцию этой планеты. Кроме того, высока стоимость снабжения. Что весьма грустно, но неизбежно, учитывая экономическое давление, которое наши враги оказывают на Империю. Я предложил Драгунам пользоваться военными поставками, но, похоже, они предпочитают других поставщиков. Но скоро им станет ясно, что источники жизненно важных предметов за пределами наших границ стали для них недоступны. Мне придется предупредить их. Остальные планы тоже, успешно претворяются в жизнь.

— Какие, например? — поинтересовался Самсонов.

— Вывод из строя их самых убежденных защитников.

На самом деле Акума имел в виду только одного человека. Войдя в число приближенных военного правителя, Акума продолжал демонстрировать бессмысленную, но по-своему логичную ненависть к Тетсухаре. Но может ли холодный расчет уступить место безрассудным поступкам?

— Вы организовали покушение на Тетсухару?

— Покушение на Тетсухару? — с благородным негодованием переспросил Акума. — Я не считаю себя тупым убийцей.

«Да, — подумал Самсонов, — ты явно не туп».

— Как раз перед появлением регента я собирался проинформировать вас, — успокоившись, сказал Акума. — В командование полком «Райкен» вступил один из самых преданных вам офицеров Элия Сатох. Похоже, что таи-и Тетсухара серьезно пострадал во время аварии скиммера.

— Погиб?

— Только тяжело ранен... к сожалению. Члены гильдии врачей на борту шаттла слишком истово относятся к требованиям профессиональной этики, — сказал Акума. Уголок рта у него дернулся, словно эти неприятные воспоминания вызвали у него раздражение. — Врачи оказались очень опытными, и Тетсухара остался в живых. После выздоровления он может вернуться к своим обязанностям.

— Тем не менее пока нет никаких оснований сворачивать операцию на Барлоу. В распоряжении Сатоха великолепный план действий, и, реализовав его, он покроет себя славой. И даже выздоровевшему Тетсухаре не удастся отнять у него лавры героя, — заключил Акума.

— Будем надеяться, что вы правы, — промолвил Самсонов. — Сатох обделен воображением, но солдат он преданный. С его помощью я смогу контролировать «Райкен». Когда придет день, они послужат рычагом в моих руках. И Меч Дракона поможет мне противостоять Тени Дракона, если в этом возникнет необходимость.

Акума испытал глубокое удовлетворение при виде воодушевления правителя. Он прикинул открывающиеся перед ним возможности. Самсонов был восходящей звездой, и если держаться за него, то yмный человек может взлететь на недосягаемые высоты — как никто другой, Акума считал, себя поистине, умным человеком.

Тактично помолчав, он напомнил правителю, что его ждет почта, в которой должна быть депеша об исходе рейда на Барлоу.

— Да, пришло время, — согласился Самсонов, сдвигая панель на своем письменном столе, за которой скрывалась компьютерная консоль. Когда из ниши появился монитор, правитель набрал требование выдать на экран тексты последних донесений. — Они пришли, — сказал он.

На лицо правителя упали янтарные отблески, когда по экрану побежали строчки. Акума увидел, как на скулах Самсонова вздулись желваки; он вытаращил глаза, и его лицо побагровело. Что-то случилось.

— Предательство! — взорвался он. — Эти трусливые наемники сбежали с поля боя!

Самсонов разразился проклятиями в адрес Драгун, но Акума не слушал его. Он развернул к себе экран и пробежал текст. Меньше всего он ожидал отхода наемников. Проклятье! Трудно даже представить, к чему это может привести, если этот толстый старый болван будет и дальше бесноваться. Он совершенно не умеет держать себя в руках, подумал Акума, хотя еще несколько лет назад он сам был точно таким же. Но в конце концов Самсонов не собирается тыкать пальцем в Акуму, возлагая на него ответственность за все происшедшее. И прежде чем оценить размеры бедствия, он первым делом должен успокоить правителя.

50
{"b":"6173","o":1}