ЛитМир - Электронная Библиотека

24 ноября 3026 г.

Утреннее солнце, пробиваясь сквозь ветви сада, бросало густые тени на деревянный пол. Открытая панель седзи не препятствовала порывам легкого ветерка, который наполнял помещение прохладой, но Миноби не чувствовал холода. Он был поглощен своим занятием, тщательно вырисовывая лепестки хризантемы на черной вазе, которую держал в левой руке. На матовой поверхности переливались световые блики.

Подняв вазу, Миноби повернул ее к свету. Удовлетворенный своей работой, он поставил вазу сушиться и промыл кисточку. Едва только он повернулся к двери, ведущей во внутренние помещения, как панель скользнула в сторону и в дверном проеме возник Джеймс Вульф. Хотя притолока была невысока, наемнику не пришлось наклоняться, переступая порог.

— Наконец нашли время нанести визит инвалиду? — сказал Миноби, когда Драгун сделал шаг вперед.

— После Барлоу события несколько ускорили бег, — коротко ответил Джеймс, хотя хрипловатая нотка недовольства в голосе друга удивила его.

— Как я и предполагал.

Дни Миноби ничем не были заняты, хотя его тело продолжала терзать боль: выздоровление шло медленно. Процесс этот был долгим и неторопливым, и ему не хватало присутствия друзей рядом. Он редко общался даже с Томико, ибо стоило только ей увидеть протезы его руки и ноги, как она выбегала из комнаты.

— Мариша осталась с Томико, — сообщил Джеймс.

— Моя жена будет рада ее обществу. «Может, теперь все изменится, — подумал Миноби. — Мариша поможет Томико принять новый облик мужа».

Да и визит Джеймса говорил, что изоляции пришел конец. Все эти семь недель после несчастного случая Миноби не покидало ощущение, что его все бросили. Даже появление Мичи неделю назад не принесло облегчения. Молодой таи-и был сдержан и замкнут, весь в делах. По нему можно было судить, насколько все изменилось. Создавалось такое впечатление, что не Миноби, а он был ранен на Барлоу.

Хватит. Миноби поймал себя на том, что начинает проникаться жалостью к себе.

— Я стал настолько невнимателен, что даже не поблагодарил вас за присланный отчет о событиях этой операции, — неловко признался он. — Многое мне стало ясно.

— Не убивайте меня невыносимой самурайской вежливостью, — раздраженно фыркнул Джеймс. — Мы достаточно давно дружим.

Теперь смутился Миноби. Занятый собственными проблемами, он не заметил, что Джеймса снедает какое-то беспокойство.

— Еще при нашей первой встрече я понял, насколько вы проницательны, друг мой, — сказал тот. — Но я не подозревал, что собственная проницательность может обернуться для вас шилом в заднице.

Легкая улыбка пробежала по лицу Миноби, но тут же исчезла, едва, только он попытался встать. Его качнуло, когда боль прострелила ногу. Перенеся вес тела на тросточку, он постарался обрести равновесие и усилием воли подавил острую режущую боль; теперь нога только тупо ныла.

— Такого рода болей мне сейчас хватает. Раздражение на лице Вульфа уступило место сочувствию.

— Прошу прощения за невежливость. Идемте выпьем чаю, — предложил Миноби, приглашая гостя жестом.

Миноби и Джеймс вышли в сад. Прогуливаясь по гравийной дорожке, они миновали миниатюрный замок, который окружали заботливо взращиваемые карликовые деревца бонсай. Когда они очутились на изгибе мостика, переброшенного через ручей, Миноби остановился.

— Вы сделали все, что могли, — сказал он, возвращаясь к прерванному разговору. — Если я и разочарован действиями «Райкена», то ни в коей мере не могу возлагать ответственность на вас.

— Не повезло, что там появились Кавалеристы. Никто не ждал встречи с ними. Даже опытных солдат такие ситуации могут застать врасплох. — Слова Вульфа дали Миноби понять, что и он переживает из-за неудачного исхода операции.

— Келли говорит, что ваши люди держались просто отлично, пока командование не перешло к Сатоху.

Сатох! Миноби нахмурился при упоминании его имени. Ставленник Самсонова оказался безмозглым и некомпетентным — нет дурака опаснее! Миноби подавил вспыхнувшее в нем возмущение и расслабил напряженные мышцы лица. Есть более подходящие темы для вежливого разговора. Даже с Джеймсом он не мог говорить об этом человеке и о том, чего Миноби не смог предотвратить на Барлоу.

— Как майор Юкинов?

— Я сделал для него все, что возможно. Через неделю он возвращается к своим обязанностям, разве что будет немного прихрамывать. Миомерный имплантант, кажется, прижился не лучшим образом.

Джеймс смешался, поняв, что он коснулся трудной для Миноби темы.

В течение тех недель, пока он ждал результатов операции, Миноби не видел Вульфа. Врачи не отходили от него и заменили размозженные руку и ногу искусственными конечностями. Медики заверили, что они будут служить ему не хуже естественных. Тем не менее его протезы не могли идти ни в какое сравнение с технологией миомерного замещения, которую Вульф организовал для Юкинова. Миноби был искренне благодарен врачам, что сможет и впредь пилотировать робота, разве что не так уверенно, как раньше, и все же не мог отделаться от чувства зависти. Но его «ки» поможет преодолеть последствия травмы.

Джеймс попытался оживить разговор, переведя его на деловые рельсы.

— Келли по уши занят восстановлением боеспособности «Альфы». Он завинчивает гайки и не позволит Джемисону, чтобы его батальон «Зета» вел себя, как капризный ребенок. Вскоре «Альфа» возвращается в строй.

— У вас большие потери?

— Достаточно серьезные, — сказал Джеймс. Так же, как в старые времена на Квентине, он не стал вдаваться в детали. — Но мы оправимся. Мы знаем, как это делается.

— Ах да. С помощью ваших загадочных источников снаряжения и людского состава, которые находятся где-то за периферией. Величайший из всех секретов Драгун.

Остановившись, Вульф уставился на своего спутника.

— Послушайте, Миноби. К чему вам эти игры с наживками?

— Разве я пытаюсь подцепить вас на крючок?

— Силы небесные! Вот опять. Я не поклонник вашего дзэн, чтобы отвечать на вопрос вопросом. — Теперь Вульф говорил суховато и напористо. — В чем смысл этих игр?

— Если это и игра, то она не носит легкомысленного характера, — серьезно ответил Миноби. — Между нами сегодня существует напряжение, мы как-то отдалились друг от друга. Я знаю, что волнует меня, но не вас. И все же я достаточно хорошо знаю вас, чтобы видеть, как вы избегаете какой-то неприятной темы. Поговорим откровенно.

На мгновение их взгляды встретились. Не желая сдаваться, Джеймс сказал:

— В таком случае давайте кончим эти игры. Миноби кивнул.

— Я приехал поговорить с вами относительно того, что происходит с полками, — начал Джеймс. — Этот подонок Акума по-прежнему старается доставлять мне неприятности при каждом удобном случае. И дела идут все хуже. Мне уже приходится сдерживать офицеров, которые хотят оторвать ему голову. Но мы приближаемся к опасной черте, за которой может последовать взрыв.

— Во всем этом я чувствую руку Самсонова. Во всяком случае, он не препятствует наскокам Акумы на нас. Кроме того, я слышал, что он распространяет по Синдикату слухи: Драгуны отбились от рук и вышли из-под контроля. Что мы слишком сильны. Что мы угрожаем безопасности Синдиката. Но ВЫ-ТО лучше знаете, как обстоят дела!

— Я думаю, они попытаются нанести полкам еще один удар. — У Вульфа опустились плечи. Заговорив наконец о своих проблемах, он на глазах терял присущую ему энергию.

— Чего вы никогда не допустите. — Миноби прижал руку к голове. В ней снова стала пульсировать боль, как в первую неделю после аварии, но сейчас причиной ее были не старые раны. Такого рода головные боли сошли на нет месяц назад. — Почему вы приехали ко мне?

— Драгунам угрожает опасность, — тихо ответил Джеймс.

— И вы готовы пойти на что угодно, даже прибегнуть к помощи друзей, чтобы защитить их.

— Да, — не пытаясь изображать раскаяние, сказал Вульф.

Миноби долго не отводил глаз от водной глади пруда. Джеймс молча стоял рядом. Признание Вульфа окрасило их отношения новым светом. Каждый из них понимал, что от ответа Миноби зависит будущность их дружбы.

53
{"b":"6173","o":1}