ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, вы покидаете нас? — спросил Вульф.

— Я бы хотел остаться. Но не могу. Я связан обязательствами долга и чести. — Миноби замолчал. Вульф ошибся. Он принял совет Миноби как утверждение, что он будет действовать именно так. Миноби не позволил себе обидеться на намек Вульфа, что его обязательствам недостает веры. Вульф не может считать, что Миноби оставляет его лишь ради собственного спасения. Сейчас он лихорадочно ломает себе голову, озабоченный лишь судьбой Драгун. Миноби сделал еще одну попытку прояснить высказанную мысль: — Задумайтесь, по какой дороге вам идти.

— У меня есть свои обязательства, — сказал Вульф, негнущейся рукой обводя Драгун, которые, рассыпавшись по всей комнате, лихорадочно работали.

— Я понимаю. — Миноби осознал, что другого ответа и не могло быть. Грусть и печаль заполнили его сердце. И он и его друг — оба они обречены идти каждый своим путем. Рока, нависшего над ними, не избежать. Миноби чувствовал это. — Похоже, что каждого ждет его собственная карма.

Миноби подошел к сидящей Марише.

— Утром я должен отбыть на Мизери. — Ему не нужно было говорить, что он навсегда прощается с нею. — Благодарю вас за все, что вы сделали.

Мариша, стараясь не оскорбить достоинство самурая Дома Куриты, встала и поклонилась, хотя ей хотелось обнять его.

— Передайте мою любовь Томико и детям.

— У меня нет необходимости передавать им то, что они и так будут хранить в сердце как высшую драгоценность.

Вульф сделал шаг вперед. В его глазах Миноби видел понимание и сожаление, что их пути расходятся. Наемник, казалось, искал слова.

— Много лет прошло с той поры, как у меня был брат. Да суждено вам вечно поражать своих врагов, воин, — наконец сказал Вульф.

Миноби обеспокоило сказанное. Вульф мыслил ясно и нашел те слова, которые, как он думал, будут достойным прощанием с самураем. Но, может, он еще не в состоянии осознать столь же четко, как Миноби, что в скором времени должно последовать.

— Старая умная поговорка предупреждает — будь осторожен с пожеланиями другому, потому что пожелание может и сбыться.

Миноби повернулся и вышел из комнаты.

— Что ты имел в виду? — спросила Мариша, когда он исчез. Она повернулась к своему любимому. — А что он хотел сказать?

Вульф не ответил. Он просто смотрел вслед удаляющейся фигуре.

— Ведь ты же все понял, да? — Не в силах вынести его молчание, Мариша обратилась к майору Блейку, который слышал весь разговор, — Я думаю, он счел это предупреждением, — ответил Блейк, уступив повторной просьбе Мариши. — Dictum Honorium Дома Куриты утверждает, что любой, кто не принадлежит к Синдикату Драконов, является врагом. И я думаю, Железный Человек дал нам знать, что, если мы сойдемся лицом к лицу, он не отступит.

— Все командиры на связи, полковник, — сообщил Камерон.

XLII

Штаб-квартира Волчьих Драгун, Серант, Ан-Тинг, военный округ Галедон, Синдикат Драконов,

3 января 3028 г.

Проморгавшись, Декхан Фрезер попытался опознать человека, который тряс его за руку. Бледная кожа, овальное лицо... не Дженет ли Рэнд? Пряди волос коснулись носа, и ему захотелось чихнуть. Что происходит? У Дженет короткие волосы. У нее не может быть того «конского хвостика», который, свесившись с плеча, упал ему на лицо, когда фигура склонилась над ним. Хотя такой есть у Сьюзен Лин. Она почти такая же симпатичная, как Дженет. Это же...

— Лин!

— Ну да, Лин. Я тебе не приснилась, так что вставай. — Лин отпустила его руку и выпрямилась. — Шевелись, Фрезер. Поднимайся. Полковник собирает всех командиров на совещание.

Нетерпеливо переступая с ноги на ногу, Лин продолжала стоять в дверях, пока Фрезер натягивал на себя форму.

— Чего ты ждешь? — спросил он. Он не привык, чтобы на него смотрели, когда он одевается. Во всяком случае, хорошенькие женщины с усмешкой на лице. Они всегда так улыбаются.

— Я тебя не разыгрываю. Полковник послал меня за тобой. Он в таком настроении, что я не могу вернуться без тебя.

Декхан уловил в ее голосе нотку тревоги, более глубокой, чем беспокойство из-за опоздания.

— Что-то серьезное?

— Можно и так сказать.

— В таком случае не стоит играть в молчанку.

— Ты прав. Прости. — Она рассказала ему о захвате «Гефеста». — Я думаю, что речь пойдет о «Хегире», — заключила она.

— «Хегира»? Что это такое Она хлопнула себя по лбу.

— А ведь верно... я забыла, что ты усыновлен! — вскинув голову, она бросила на него взгляд, полный насмешливой серьезности. — В чем дело, приемыш? Неужто ты спал, когда тебя производили в командиры роты?

— И вовсе нет, — обиженно фыркнул Декхан. Приемыш! Кто ее такой сделал, эту бабу! Так называли новоиспеченных воинов, пока они не становились полноправными Драгунами. Вот уже пять лет никто его так не называет. — Я никогда и не был таковым. Свою звезду я получил как раз перед высадкой на Удиби. И с тех пор я в самом пекле.

— Да спасет нас святое единство от рассеянных майоров! — воскликнула Лин. — Как приемыш, ставший командиром роты, ты должен был получить инструктаж. «Хегира» — это план бегства. После Нью-Делоса Драгуны всегда готовы к отходу вместе со всеми техниками и членами семей, если какому-то рехнувшемуся Лорду-Наследнику придет в голову повторить номер с заложниками. И как только отдан приказ, мы снимаемся с места.

— Это сейчас и происходит?

— Пока еще нет. Но я думаю, что полковник хочет нас видеть именно по этому поводу. В случае большой беды он собирает всех, кто находится в пределах досягаемости. И все, начиная с командиров рот, высказывают свое мнение.

— Но это же нарушение контракта, — возразил Декхан. На самом первом этапе знакомства с правилами и требованиями Драгун ему внушили священное и непререкаемое уважение к контракту.

— Неужто ты еще не проснулся? — вопросила Лин, удивленно качая головой. — Если мы переходим к «Хегире», значит, контракт уже испарился — чьими-то стараниями.

Наконец до него, дошло. Декхан затянул пояс с личным оружием.

— Тогда не будем заставлять полковника ждать. Два капитана быстрым шагом миновали административное здание. Когда Декхан было повернул в коридор, что вел в конференц-зал, Лин схватила его за руку и потащила за собой.

— Не туда, приемыш.

Офицеры Драгун собрались в центре связи. Вся его аппаратура была настроена на контакт с местами дислокации их частей на Ан-Тинге. Вульф и дюжина других офицеров расположились полукругом перед панелью приема. Яркий свет падал на их озабоченные лица. Лин и Декхан присоединились к присутствующим.

Заняв свое место, Декхан очутился лицом к мониторам, как и все прочие офицеры. Командиры Драгун, чьи части дислоцировались далеко от Серанта, принимали участие в совещании при помощи двусторонней видеосвязи. На каждом мониторе была табличка с названием места расположения части или той точки, откуда шла передача. Один ряд экранов был черен, ибо светлые буквы над ним гласили — «Гефест». Наконец засветился и последний монитор, на котором появилось лицо полковника Джереми Эллмана из группы подготовки.

— Вы на линии, Джереми, и можем начинать, — сказал Вульф. Голос полковника прорезался среди приглушенного гула разговоров, и воцарилась тишина.

— Я понимаю, что не все идет по правилам, но в настоящее время у нас нет возможности связаться с остальными Драгунами. И я хочу услышать мнения всех офицеров командного звена.

Вульф сделал паузу, и офицеры шепотом стали переговариваться. Большинство из них уже имели полное представление, что послужило поводом для встречи. И слова Вульфа стали тому подтверждением.

Когда Вульф снова взял слово, Лин толкнула Декхана локтем в бок, как бы напоминая ему — я же тебе говорила.

— Леди и джентльмены, мы оказались в трудном положении. Все вы знакомы с проблемами, с которыми мы сталкивались последние два года. Наниматели жестко давили на нас, но мы воздерживались от ответной реакции. Но теперь они пытается вынудить нас к действиям, после которых на нас может лечь клеймо отщепенцев: Правда, действуют они весьма осмотрительно. Они могут откреститься от чего угодно или даже объявить все происходящее действиями независимых партий и групп. И доказать мы ничего не можем.

73
{"b":"6173","o":1}