ЛитМир - Электронная Библиотека

Для сведения тех, кто еще не в курсе — капитан Шадд сообщил, что к Ком-Стару у нас нет доступа. Регенты, которые держат сеть в руках, уже относятся к нам как к людям, поставленным вне закона. Мы еще не знаем, является ли это официальной позицией Ком-Стара или же человек, от которого Шадд это услышал, просто пешка в руках наших врагов на местах. Но, по сути, это не имеет значения. Без допуска к системе коммуникаций нам остается полагаться только на курьеров, чтобы установить связь с остальными полками. То есть мы связаны по рукам и ногам. Командный пункт системы Ан-Тинг отказывает во всех наших просьбах об изменении орбиты или о выходе в точку прыжка. Все запросы отправляются в миссию связи, которая, как выясняется, слишком занята, чтобы разрешить эту проблему. Тем не менее они нашли время предупредить нас, что всякое перемещение Драгун в аэрокосмическом пространстве или попытка выйти в дальний космос будут расцениваться как враждебные акции. Вне всякого сомнения, они не хотят, чтобы мы провели переговоры с другими частями. Я думаю, все вы понимаете, к каким объяснениям они прибегнут. «Гефест» или, по крайней мере, часть его был захвачен группой, называющей себя «Патриотами Куриты». По оперативным данным майора Блейка можно сделать вывод, что захвату способствовала кучка местных техников, попавших на борт станции, когда возникла необходимость в ускорении ремонтных работ. Они террористы. Убежден, что к тому же они агенты Дома Куриты. И снова — это не так уж важно. Важна сама ситуация, в которой мы оказались. Опять повторяется Нью-Делос. На этот раз с большим размахом — акция куда лучше организована и предельно безжалостна. Двенадцать лет назад мы не смогли защитить тех, кто находился под нашей опекой, и часть из них была взята в заложники и убита. Да, мы не сдержали свой обет, но поклялись, что впредь не допустим повторения. — Вульф помолчал, чтобы придать особую силу последним своим словам. — Так позволим ли мы снова свершиться такому?

Единодушным ответом ему были яростные крики собравшихся.

— «Хегира»? — перекрывая их голоса, вопросил Вульф.

Все затихли, и возникшая тишина была громче любого голоса.

Первым нарушил ее Джереми Эллман. Лицо его было угрюмым, а движения замедленны, ибо сказывались десятилетия суровой солдатской жизни. Встав, он повторил одно слово: «Хегира».

И все остальные офицеры Драгун, поднимаясь один за другим, повторяли его «Хегира».

Декхан, как младший офицер, встал одним из последних. Он толком так и не понимал, что происходит, но не сомневался в Драгунах. Он верил своим друзьям-офицерам. И, положившись на них, он тоже пробормотал: «Хегира».

После того как все выразили свое мнение, настала очередь встать для Джеймса Вульфа. Он заговорил со странным древним акцентом, употребляя слова, которых Декхану никогда не приходилось слышать ни от кого из Драгун. По лицам всех других командиров, и рядом с ним, и на экранах, Декхан видел, что они прекрасно понимают полковника. Лин оказалась права, он все еще был приемышем. Только шеф технической службы Скотт, который, как и Декхан, вступил в ряды Драгун в пространстве Штайнера, удивленно внимал Вульфу, пытаясь понять его слова.

— По свободному решению конклава — быть по сему. Во имя печати и уз сие провозглашаю я, Хранитель клятвы. И да станут ваши речения моей волей. И стоять ей, пока все мы не падем.

И хор голосов ответил:

— Сейла!

Драгуны сели. Декхан и Скотт, захваченные врасплох, неловко последовали их примеру. В течение минуты все хранили молчание.

— Далее должен последовать приказ, — сказал Вульф. Он повернулся лицом к монитору, который, судя по табличке, транслировал передачу из казарм Бупейга, и обратился к одному из собравшихся там офицеров: — Капитан Шадд, ввести в действие план «Мухаммед».

— Седьмая уже в пути, полковник. Мантии так и не поймут, кто нанес им удар. — И на губах Шадда зазмеилась жестокая улыбка.

Блейк кивнул в знак одобрения.

— Так и должно быть, Шадд. Не оставлять по себе никаких Следов, — Предупредил он. — Ничего, чаю могло бы связать эту вылазку с Драгунами.

— Мы же привидения, майор. На нас никто и глаз поднять не успеет. — Шадд отдал честь и исчез из поля зрения камеры.

Вульф повернулся к другому экрану. Его занимало одно-единственное лицо — полковника Джейсона Кармоди, главы аэрокосмических оперативных сил. Кармоди застыл в напряжении, когда Вульф обратился к нему:

— Джейсон, несмотря ни на какие приказы от меня или с «Гефеста», получив сообщение от капитана Шадда, вы начинаете операцию «Возрождение». А тем временем мы вступим в переговоры с бандитами, удерживающими наших людей, сделав вид, что готовы пойти с ними на сделку. Решение принято, леди и джентльмены, — обратился Вульф к собравшимся. — Пути назад нет. Готовьте ваши машины.

XLIII

Комплекс Ком-Стара, Серант, Ан-Тинг, Военный округ Галедон, Синдикат Драконов,

3 января 3028 г.

— Проклятые комары! — пробормотал служитель-аколит Ком-Стара, шлепнув по шее в том месте, куда его кольнуло. Он почесался и снова выругался.

— Они всегда злобствуют в это время года, Селдес, — сказал его напарник. Он улыбнулся, видя, как морщится приятель, но улыбка тут же исчезла, когда он тоже почувствовал укус.

— Проклятье! В этом году они прямо посходили с ума! Еще немного — и придется обзаводиться зенитками.

— Нам так и так нужны зенитки, но не против комаров. Драгуны не смирятся, что Ком-Стар отказывается передавать их послания. Вот попомнишь меня, Кент. Они что-то предпримут.

— Да что они могут сделать? Ком-Стар хранит нейтралитет, и его защищают все Государства-Наследники, чтобы он мог служить всем. А если даже Драгуны порвут с Куритой, Драконы будут оборонять комплекс. Так что охранять его — это только впустую терять время. Стоять на часах всю ночь и таращиться во все глаза! До чего больно кусаются! Нам стоило бы просто как следует выспаться. Беспокоиться не о чем. Любого, кто попытается пролезть сюда, перехватят уже у наружной ограды. Ты же видел тех добровольцев Куриты? Крутые ребята. Не хотел бы я столкнуться с кем-то из них, точно?

Ответом ему был сочный храп. Кент бросил взгляд на напарника, Селдес, обмякнув, сидел на полу в проходе под аркой, прислонившись головой к косяку.

— Вижу, что ты так и так решил поспать. — Кент подавил сладкий зевок. — Неплохая мысль. Надеюсь, что регент не засечет... — Он не успел закончить мысль, ибо колени его подогнулись и он опустился наземь.

Из темноты выдвинулась человекоподобная тень и бесшумно прошла меж спящими стражниками. Выйдя из здания, она растворилась в непроглядной ночной тьме. Через несколько секунд она вернулась под арку, дважды махнув рукой перед тем как исчезнуть.

Еще несколько теней, материализовавшихся в ночи, последовали за первой. Все они двигались с бесшумной кошачьей грацией, кроме одного, который споткнулся о ружье Кента. Оно еле слышно звякнуло, и тут же все тени приникли к земле, готовясь к отражению нападения, и застыли в неподвижности. В таком положении они оставались несколько секунд, после чего продолжили движение. Смутный силуэт проскользнул под арку. Двое других оттащили аколитов в здание. Четвертый, подобрав их оружие, замкнул группу.

Тени прошли сквозь здание и пересекли внутренний дворик, сделав лишь краткую остановку, чтобы шепотом посовещаться у неохраняемых внутренних дверей. И через несколько секунд всех, кроме двоих, оставшихся у входа, поглотила темнота.

Два человека, один худой и высокий, а другой коренастый и мускулистый, проникли в глубь здания. Мягкие подошвы позволяли бесшумно передвигаться по темным коридорам. У пересечения двух из них коренастый прекратил скользить вперед и взмахом руки приказал второму тоже остановиться и подождать. Тот прислонился к косяку. Первый одним движением завернул за угол и исчез из виду. Теперь рядом не было никого. И никто не видел, как облаченную в черное фигуру сотрясала такая дрожь, что приходилось придерживаться за темный деревянный косяк двери.

74
{"b":"6173","o":1}