ЛитМир - Электронная Библиотека

Компанию Квинну обычно составлял Панати, который был заметно ниже его ростом, но Чоу вот уже целый день не видел коренастого японца. Впрочем, его присутствие ничего бы не изменило. Скорее всего, и второй из охранников Акумы был бы так же холоден и сдержан, как и первый. Чоу терпеть не мог ситуации, когда он оказывался единственным военным рядом с Акумой. Делая вид, что поглощен разглядыванием завитушек и арабесок на ковре, он испытывал желание оказаться где-то в другом месте.

Зрелище, как его заместитель играется скрыть свои эмоции; искренне веселило Акуму.

— Посмотри на них, Чоу, — приказал он, показывая на единственный действующий экран среди ряда подобных ему на стене. — Они сбиты с толку и деморализованы.

Чоу послушно повернулся к экрану, на котором подрагивало слегка размытое изображение оперативной комнаты в штаб-квартире Драгун. В центре неподвижно стоял Джеймс Вульф, сцепив за спиной руки. Вокруг него собрались Драгуны, а молодой капитан на заднем плане выскочил из помещения. Были слышны возмущенные возгласы и гул многих голосов.

— Уничтожение орбитальной станции поставило их в тупик. Послушай, как они переругиваются. Они суетятся как муравьи, которых ткнули палкой, — злорадствовал Акума.

— Чу-са Акума, — сказал Чоу, выловив из общего шума одно-единственное слово. — Мне кажется, что большинство из них призывают к мести.

Чоу понимал, что противоречит своему начальнику, но он должен был это сказать. Он был рад, что голос его звучит ровно и твердо.

— Неужто? — Акума провел указательным пальцем по верхней губе, а затем последовательно распрямил все пальцы, демонстрируя полное равнодушие к сказанному. — Это не важно. У них нет перед собой конкретной цели. А когда их гнев и возмущение дойдут до предела, они просто взорвутся изнутри.

Пока Акума говорил, шум, доносящийся из динамика, стал стихать. Эта внезапная перемена заставила обоих офицеров Куриты обратить свое внимание на экран.

Они увидели, как Вульф призывает всех к порядку. Когда в помещении, заполненном Драгунами, воцарилось спокойствие, Вульф начал обсуждение ситуации. Большинство требовали немедленного удара возмездия, и, с их точки зрения, первым делом надо было снести город с лица земли. Но Вульф категорически отверг военные действия со стороны Драгун, пока гражданское население не будет в безопасности. И в дополнение он приказал шаттлам идти к местам посадки.

Один из офицеров, яростно возражая планам Вульфа, назвал его выжившим из ума стариком. Снова разгорелась горячая дискуссия. Подавленный аргументами, но продолжая кипеть эмоциями, офицер дал им выход, запустив в стену своим портативным устройством связи.

На мгновение возникло впечатление, что оно летит, прямо в объектив шпионской телекамеры, но удар пришелся мимо цели, и изображение лишь качнулось. Восстановившись, оно стало еще более резким, демонстрируя изумленное лицо Драгуна, который смотрел прямо в камеру. Кто-то сзади выстрелил из пистолета, и экран померк.

Чоу невольно пригнулся при звуке выстрела. Когда, смущенно улыбаясь, он выпрямился, то увидел, что Акума нервно барабанит пальцами по мраморной поверхности стола и на лице его застыло раздраженное выражение. Чоу удивился, услышав голос Квинна.

— В этой точке мы уже не сможем установить другую камеру.

— Это не важно. — Акума жестом отмел его предложение. — Они нам больше не понадобятся. Драгуны деморализованы, не в силах решить проблему с этими горожанами, которым грош цена. Их командование разделилось. Половина из них готовы свергнуть Вульфа. — Он издал странный смешок. — Но это было бы слишком просто.

— Если мы разберемся с наемниками тут на Ан-Тинге, то обезглавим Волчьих Драгун. Им, правда, удалось передать свое послание, но чего они этим достигли? Их слова никогда не дойдут до ушей тех, кому они предназначены. Все их сподвижники убедятся в этом. Остатки Волчьих Драгун останутся в неведении о событиях на Ан-Тинге, пока не станет слишком поздно что-либо предпринимать. А остальные наемники превратятся в легкую добычу, которую мы без труда переловим на досуге. Может, стоит возглавить эту охоту полку «Райкен»-ни? — При этой мысли лицо Акумы расплылось в довольной улыбке.

Помедлив, Чоу откашлялся, чтобы напомнить Акуме о своем присутствии.

— Я не забыл о вас, шо-са Чоу.

Какая-то интонация в словах Акумы заставила Чоу пожалеть, что о нем помнят.

— Наступает миг вашей славы, — продолжил Акума. — Отдавайте приказ к наступлению. Вы лично возглавите штурм казарм Бупейга.

XLVI

Серант, Ан-Тинг, Военный округ Галедон, Синдикат Драконов,

11 января 3028 г.

«Дракон» шо-са Чоу вернулся в шеренгу роботов, которые держали курс на северо-восточную часть Серанта. Когда его машина миновала многоквартирный дом, полуразрушенный восемью днями непрерывных боев, от сотрясения, производимого шестидесятитонным «Драконом», одна из стен обрушилась пыльным каскадом кирпичей. Воздух затянуло серым облаком.

Обходной фланговый маневр, который, как предполагалось, должны были совершить Драгуны, так и не состоялся. Как и большинство прочих сообщений об их действиях за последние восемь дней, это тоже оказалось ложным. Драгуны были сущими привидениями — нанося удар, они тут же испарялись. Казалось, они могут перемещаться по городу лишь усилием воли.

Дела шли из рук вон плохо. Ан-Тинг был планетой Синдиката, а Серант — городом Дома Куриты. Пришлые бродяги должны были неуютно чувствовать себя в нем, а преданные Дракону войска обязаны были справиться с ними за считанные часы. Но снова и снова наемники обрушивались на машины «Райкена» из засад, что дорого обходилось полку, или совершали молниеносные налеты на те районы, которые уже считались очищенными от них.

Бои в городских условиях никоим образом не могли соответствовать тактике этих бандитов. Но тем не менее, казалось, Драгуны держат под контролем любое перемещение в пределах Серанта, хотя Чоу понимал, что это невозможно. В воздушном и космическом пространстве над городом шли горячие бои, и, образно говоря, его можно было считать «ничейной землей». Шаттлам и истребителям то и дело приходилось вступать в схватки, и вести постоянное наблюдение за земной поверхностью не представлялось возможным. Наемникам оставалось полагаться лишь на свою разведку, как и «Райкену».

А разведка Драконов оставляла желать лучшего. Чоу выстроил свои машины в боевой порядок для штурма казарм Бупейга в точном соответствии с указаниями учебников, но наступление захлебнулось в самом начале. Едва машины Куриты без всяких осложнений вышли на рубеж атаки — все радиоперехваты убеждали, что Драгуны и не подозревают о нападении, — как их ряды внезапно были смяты ротой боевых роботов.

Вылазку возглавлял темно-синий «Ночной Стервятник», нагрудная броня которого несла на себе изображение волка. Его пилот дрался с отчаянной отвагой, воодушевляя своих товарищей. Драгуны застали врасплох подготовившегося к атаке врага. И водители машин Куриты были окончательно поражены, когда Драгуны с марша рванулись на них.

Короткий бой закончился полным хаосом в рядах Драконов. Две машины «Райкена» полностью вышли из строя и не подлежали восстановлению, а еще несколько получили тяжелые повреждения еще до начала атаки. А если Драгуны как-то и пострадали, то Чоу это не было известно.

Хотя боевой дух «Райкена» потерпел серьезный урон, хуже всего было то, что теперь обитатели казарм Бупейга были оповещены о присутствии «гостей». И ко времени начала штурма большинство из их боевых роботов уже были в строю, готовые к обороне.

Наемники оказали мощное сопротивление, и «Райкену» не удалось достичь большинства намеченных целей. Сражение затянулось, и они все больше и больше отставали от расписания. Атака захлебнулась, когда два взвода машин наемников неожиданно нанесли удар по фланговым порядкам «Райкена». Уже потйм Чоу узнал, что это были тренировочные машины, которые пилотировали зеленые новички. Но тогда это было не важно, ибо одного лишь появления свежих сил оказалось достаточно, чтобы его фланг дрогнул и смялся.

77
{"b":"6173","o":1}