ЛитМир - Электронная Библиотека

Квинну повезло меньше. Обломок мрамора размером с компьютер ударил его по затылку, и Квинн распростерся на полу. И прежде чем сыпавшиеся с потолка другие обломки погребли под собой тело убийцы, Акума увидел, что его голова вывернута под неестественным утлом.

Здание прекратило содрогаться.

Акума поднял глаза на своего спасителя. Машиной, которая цепко поднималась по фасаду здания, был темно-синий «Ночной Стервятник». Акума еще успел увидеть, что на его груди в лучах утреннего солнца сияет золотой сокол, как могучий, покрытый пылью, бронированный кулак разнес трансплекс и проник в помещение.

Командному взводу Декхана Фрезера пришлось недешево заплатить за возможность пробиться в центр Серанта, опередив главные силы Драгун. «Грифон» Веста окончательно вышел из строя, когда его правую ногу оторвало вибробомбой. Фрезер в последний раз видел Эллингса и Ал корна с тяжелыми ранениями, полученными в ходе схватки с двумя «Пантерами» куритан. Да и его собственный «Ночной Стервятник» потерял ракетную установку, когда по ней пришелся удар ПИИ вражеского «Молота Войны». От этого удара треснула броня его рубки, и Фрезер получил осколочное ранение левой руки. Хотя боль сейчас его не волновала, потому что Декхан все же успел добраться до Дома правительства.

Он искал Джерри Акуму, того Змея, который нес ответственность за все, что произошло. Годами Акума занимался лишь тем, что вредил Драгунам. Хотя Декхан предпочел бы увидеть в перекрестье своего прицела военного правителя Самсонова, до него было пока не добраться. Но уничтожить его марионетку надо было во что бы то ни стало.

Инфракрасный сенсор сообщил, что в помещении находится еще один человек. Хотя он был почти полностью погребен под обломками, его оставшаяся на виду рука сжимала пистолет. Никто в здравом уме не станет идти с пистолетом на боевого робота, но Декхан не имел представления, что там произошло. Впрочем, не важно — он явился сюда, чтобы мстить, и он сведет счеты.

Ударом могучего кулака он разнес трансплексовую стену. Осколки непробиваемого пластика усеяли ковер, и без того заваленный обломками, а робот, развернув пальцы, попытался извлечь скрывающегося Дракона. Но они лишь царапнули по массивной крышке стола, прикрывавшей Акуму.

Эта заминка и была нужна Дракону. Увернувшись от пальцев чудовища, он кинулся в открытый дверной проем.

— Вернись и умри, как подобает воину, подонок! — разозлившись, гаркнул Декхан через все внешние динамики машины.

Миомерные мышцы «Ночного Стервятника» напряглись, и он снес внешнюю стену здания. Машина легла на живот, и ноги ее продолжали болтаться в воздухе, когда она продиралась сквозь выломанный проем. Декхан положил робота на бок, чтобы навести оптику на удирающего куританина. Высокие капитальные перекрытия Дома правительства сужали поле зрения столь же успешно, как и толстые стены мешали продвижению вперед.

Акума влетел в кабину лифта. Прежде чем Декхан сумел сориентироваться и пустить в ход хоть какое-то оружие, створки его дверей сошлись. Кабина успела уйти с этого уровня, когда лазерный луч разнес внешние двери и воткнулся в противоположную стенку шахты.

Декхан выругался. Учитывая, с каким трудом он вломился в это здание, он понял, что не успеет к выходу из лифтовой шахты, пока Акума спустится по ней. Тщательно определив, по какой из линий спускается Акума, он стал задом выползать из отверстия. Было мгновение, когда робот чуть не вывалился из здания, но Декхан успел ухватиться за выщербленный край пролома. Свободное падение с такой высоты могло бы изуродовать даже такую крепкую машину.

Обретя равновесие и сориентировавшись, он включил прыжковые двигатели и оттолкнулся от небоскреба. Он был готов врезаться в землю, но столб перегретого пара замедлил спуск. Миомерные мышцы смягчили приземление.

Развернув машину, Декхан повел ее за угол здания. Прямо перед ним вздымался цилиндр темного стекла, по которому скользили лифты. Декхан заметил, что один из них перемещается. Оскалившись, он радостно зарычал, когда быстрая прикидка дала ему понять, что в нем Акума. Он навел прицел. Как только его перекрестие совместилось с центром спускающейся кабины, он дал залп из лазера.

Вспышка за вспышкой били по шахте. Вслед за каждой из пробоин в стене вырывались облака дыма и огня. Несущие тросы были перебиты, и пылающая кабина лифта рухнула с высоты десяти этажей в подвал здания.

Декхан отключил лазер: он знал, что человек был не в состоянии выжить в этом аду.

— Это тебе за Шадда и за всех остальных, — сказал он. Его голос, усиленный динамиками, эхом разнесся над соседними развалинами.

Декхан сдержал обет мести. Но он пока еще не испытывал удовлетворения. Он чувствовал опустошение.

XLVIII

Центральная площадь, Серант, Ан-Тинг, Военный округ Галедон, Синдикат Драконов,

14 января 3028 г.

Декхан уселся на покатой поверхности ступни своего «Ночного Стервятника» и прислонился спиной к ноге машины. Придерживаясь за перекладину трапа, он получил возможность слегка расслабиться, дать отдых ноющему от усталости телу. Откровенно говоря, ему хотелось лечь и провалиться в сон, дня на два или три, но это было роскошью, которую он еще не скоро сможет себе позволить. После оповещения Вульфа, что он собирается обратиться к Драгунам и рассказать о дальнейшем развитии событий, Декхан решил занять на шумной площади место получше, откуда ему все будет видно и слышно. Так что спать он не собирался.

Тень машины прикрывала его, защищая от жаркого солнца. Остальные оставшиеся в строю боевые роботы его роты расположились на южной оконечности площади. Как и Декхан, их пилоты скрывались в тени, отбрасываемой машинами.

Под ним, между ног «Стервятника», стоял Домингес, тоже стараясь не высовываться из тени. «Росомаха» сержанта Домингеса пока еще была в ремонте, но его разведвзвод, пусть и помятый, прибыл в полном составе.

— Не думаю, чтобы сегодня Змеи нас побеспокоили. Слова Домингеса вывели Декхана из полусонного забытья.

— Ага, — вежливо сказал он.

— Я хочу сказать, что весь день они не попадались на глаза. Когда «Райкен» вчера отошел, город как вымер.

— В чем тебе и повезло, потому что ты голый, — ответил Декхан, намекая, что Домингес временно остался без машины.

— Святое Единство! Да человеку вовсе не нужна машина, чтобы гонять этих тупых червей. С ними справится и младенец на тренажере. Те еще самураи. — И Домингес презрительно сплюнул на мостовую рядом с левой ногой «Стервятника». — Я думал, что нам придется вышибать их с боем. Водители «Райкена» неплохо проявили себя на Барлоу.

— Они такие и есть. Те, с кем мы дрались тут, большей частью новички. А большинство из тех, кто были на Барлоу, перешли в полк Железного Человека на Мизери. Держу пари, что они не могли служить под командой этого подонка Акумы.

— Должно быть, они крепко ненавидели его, если решили променять мягкий климат этой планеты на мерзлую чертову дыру. — Домингес почесал затылок и сладко зевнул. — Сделка не из лучших.

— Наверно, я бы тоже пошел на нее, будь Акума моим командиром.

Задумавшись на секунду, Домингес кивнул.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду.

Декхан бросил взгляд на площадь. Фасады общественных зданий, некогда блестевшие полированным деревом и мраморной отделкой, были в щербинах и ссадинах. Мостовые и тротуары были завалены мусором, оставшимся после уличных бунтов. Бульдозеры сгребли его в огромные кучи, чтобы освободить место для сотен Драгун, которые прибыли сюда, чтобы услышать Вульфа.

Боевые роботы стояли и по другую сторону площади. Они были из роты Лин и уже находились тут, когда появились люди Декхана. Как и его машины, они заняли свои места до появления основной массы Драгун. Предварительный выход боевых роботов обусловливался соображениями безопасности, ибо в толчее усталый пилот мог случайно наступить на кого-то из своих.

80
{"b":"6173","o":1}