ЛитМир - Электронная Библиотека

Декхан вошел под навес палатки; вслед за ними следовали майор Корменская и два человека, волочившие за собой пленника. Им приходилось почти нести его, потому что одна нога у него подламывалась.

За дверью температура воздуха была значительно выше, а во внутреннем отсеке было еще теплее. Но Дек-хана даже после краткого пребывания на открытом воздухе била дрожь, и ему не хотелось расставаться с курткой. Он нашел выход, всего лишь расстегнув ее.

— Полковник, мы притащили кое-кого, кто может заинтересовать вас, — сообщил он.

Драгуны, столпившиеся вокруг голографической проекции, ждали его, и никто, казалось, не удивился сообщению. Но эта профессиональная сдержанность исчезла как по мановению ока, когда Декхан повернулся к обмякшему пленнику, висящему на руках охраны, и, ухватив за волосы, вздернул ему голову.

— Сингх, — выдохнул майор Блейк.

Пленник рывком высвободился из рук, которые держали его, но сдавленный стон дал понять, что это усилие дорого обошлось ему. Закашлявшись, он сплюнул сгусток крови и осколок зуба — и лишь потом повернулся к полковнику:

— Привет, Вульф.

Фадре Сингх распрямил плечи, и на свету блеснули его знаки различия таи-са войск Куриты. Запинаясь, он сделал шаг к руководителю наемников. Охрана попыталась было остановить его, но Вульф жестом заставил их остаться на месте. Сингх сделал еще несколько шагов и остановился лицом к лицу с Вульфом.

— Ты удивлен при виде меня, о, великий вождь Волчьих Драгун?

— В таком состоянии... да.

— А когда тебя интересовало мое состояние? Плюю я на тебя, ископаемое. Ты ничего собой не представляешь, как и твоя команда. Драконы накроют тебя в любом месте, стоит им только захотеть. Твои дни сочтены. Я рад, что вырвался от тебя. У меня открылись глаза — я понял, что представляешь собой ты и твои дружки. Я все понял, увидев, как вы стали ко мне относиться после Хоффы. Мое умение, мои успехи — все это ровно ничего не значило для вас. Ты отшвыривал меня, хотя ты-то знал, что я был прав. Ты предпочитал иметь дело с выжившим из ума и трусливым старым Пареллой. Ты, должно быть, сам выжил из ума, старик.

— Держи язык за зубами, — прервал его Блейк.

— С чего бы? — окрысился на него Сингх. — Я не уважаю его, — сообщил он, взмахнув рукой, чтобы привлечь внимание всех присутствующих. — Да и любого из вас. Вы теперь уже далеко не те, что были когда-то. Вы ничего не видите, никаких талантов, даже перед своим коллективным носом. Бели бы я хотел вернуться назад, я бы это сделал, но вы отрезали мне все пути. Вы бросили меня за борт. А чего вы от меня ждали? Чтобы я ползал на коленях и просил о милости вашего седоволосого тирана? Молил о праве снова стать членом клана? Я выбрал свой путь.

Сингх хрипло рассмеялся и снова повернул голову к Вульфу.

— Я ничего не должен ни тебе, ни твоим марионеткам Драгунам, Вульф. Я не нуждаюсь ни в ком из вас. Я оставил вас в дураках и нашел другого, кто смог по заслугам оценить мои способности. Военный правитель Самсонов видит настоящего командира с первого взгляда. Он дал мне то, чего я заслуживал. — Сингх помолчал, не отрывая взгляда от Вульфа. По лицу пленника расползлась жестокая улыбка. — Стоило только мне рассказать, где кроется твое логово.

Наступила мертвая тишина, в которой было слышно, как кто-то потрясенно перевел дыхание. Вульф вскинул руку, чтобы дать Сингху пощечину, но не успел он прикоснуться к нему, как Сингх отлетел в сторону, отброшенный ударом двух тяжелых пуль. Вульф резко повернулся на месте в поисках того, кто стрелял.

Наташа Керенская спокойно, без тени сожаления на лице встретила его взгляд. Из дула ее пистолета еще тянулась струйка дыма.

— Тот, кто нарушит обет верности нашему единству, отправится в вечную тьму ада, — процитировала она.

LII

Ледник Опдал, Мизери, Военный округ Галедон, Синдикат Драконов,

25 апреля 3028 г.

Миноби стоял в открытом люке своего «Дракона». Порывы ледяного ветра били по могучему телу машины, завиваясь вихрями вокруг ее массивных плеч. Тетсухара мерз даже в плотном комбинезоне. Он старался, чтобы металл окуляров сорокасильного бинокля не прикасался к обнаженным участкам кожи, которые приходилось сразу же растирать. С помощью оптики он рассматривал сомкнутые ряды боевых роботов Драгун, которые тянулись по языку ледника и ровному ледяному полю перед ним. Машины высились среди черных клыков голых скал, прорезавших поверхность льда.

Внимание Миноби привлекло какое-то движение, и он присмотрелся к нему. Черная машина, четко выделявшаяся на фоне снега, выдвинулась из рядов на левом фланге Драгун. Бинокль позволил ему легко различить эмблему в виде красного паука. Он понял, что прибыло соединение Наташи Керенской, которое присоединилось к штурмовым машинам батальона «Зета». К Драгунам подошло мощное подкрепление.

Предварительная подготовка закончилась. Армии сошлись среди отрогов скал и ледяных полей, соблюдая неписаное соглашение о месте сражения. Никто из генералов не избрал бы его по своей воле, но обе стороны сочли его приемлемым. Миноби надежно укрепил уязвимые места своей обороны. Он понимал, что практически невозможно навязать бой врагу в том месте, которое тебе не нравится.

Миноби соскользнул обратно в рубку машины и прикрыл за собой люк. Избавившись от порывов ветра, в тепле рубки «Дракона» он счел, что одежда слишком стесняет его. Скинув куртку, он поудобнее устроился на сиденье водителя.

— Всем командам сообщить о готовности. Код двадцать три, — приказал он. Опустив на плечи нейрошлем и включив систему охлаждения, он пробежал взглядом по веренице зеленых огоньков, которые, сигнализируя о готовности его войск, вспыхивали на дополнительной панели. Техники смонтировали ее рядом с передатчиком, и в без того тесной рубке совсем не осталось свободного места. Впрочем, Миноби легко перенес это неудобство. Хотя данные этого устройства не превышали способности компьютера «Тактикой», они позволяли оперативнее принимать решение. А это полностью компенсировало тесноту. Когда он кончил затягивать ремни безопасности, не горел лишь один огонек. Миноби вышел на канал связи с полком «Райкен»-го.

— Таи-са Салливан, у меня нет информации о подходе Мечей Света. Объясните.

— Объяснений не имеется, таи-шо, — сразу же ответил Салливан, но чувствовалось, что он нервничает. Хотя его можно было понять. Предполагалось, что полк Мечей Света прикроет его левый фланг. — Мои разведчики пока так и не засекли его. Я попытаюсь еще раз вызвать его.

Пока Миноби ждал результата, общая масса боевых роботов Драгун пришла в движение.

— Спокойнее, — посоветовал Миноби командирам. — Не открывать огня, пока они не приблизятся на дистанцию прицельного выстрела. Стрелять только наверняка. — Он выслушал ответы и остался доволен реакцией своих войск. Только несколько пилотов в Семнадцатом галедонском нарушили дисциплину, открыв огонь без приказа, но их командиры незамедлительно восстановили порядок.

Едва только Миноби собрался отдать приказ открыть огонь из всех видов энергетического оружия, как Драгуны остановились. Он с удивлением увидел, как из центра их порядков выдвинулась одинокая машина. В соответствии с его таблицей идентификации, это был «Победитель», восьмидесятитонный штурмовой робот. Оставив за собой около полукилометра, он тоже остановился. Приемник затрещал, когда Драгун вышел на связь по открытому каналу.

— Я Ганс Вордел, лейтенант Волчьих Драгун, водитель робота в четвертом поколении. За спиной у меня двадцать четыре цикла, а миров, на которых я дрался, больше, чем мне лет. У кого из вас хватит смелости сойтись со мной в бою один на один?

Его вызов был груб и оскорбителен для японцев. Он был встречен молчанием. Никто из войск Куриты не подал голоса, ни по свободному каналу, ни на одной из закрытых частот. Этот вызов явился полной неожиданностью. Теки пытаются действовать как древние самураи? От изумления все застыли в неподвижности.

86
{"b":"6173","o":1}