ЛитМир - Электронная Библиотека

Миноби склонился в поклоне перед окружавшими его Драгунами. На их лицах отряжались самые разные чувства — от ужаса и отвращения до — почтительного уважения к такому способу мести. Но даже сквозь окутывавшую его пелену забвения Миноби заметил, что лишь Наташа Керенская хранила такое же, как и у него, бесстрастие.

Отдав поклон, Миноби распрямился и движением плеч сбросил кимоно. Упавшие рукава он подоткнул под колени. Обнаженный до пояса, он застыл в ожидании, положив руки на бедра. Лицо его было спокойным и замкнутым.

Снова появился Мичи, неся с собой другой белый лакированный поднос. На этот раз на его блестящей глянцевой поверхности лежал вакизаши Миноби. Короткий меч был плотно обернут рисовой бумагой и в трех местах перехвачен красными шнурами. Только три сантиметра блестящей стали оставались на виду с одного конца. С другого — высовывалась рукоять, покрытая лаком и украшенная «моном», фамильным гербом Тетсухары.

Медленно и осторожно опустившись на колени, он поставил поднос перед Миноби. Меч лежал лезвием к нему, развернутый острием в левую сторону. Мичи еще раз поклонился, встал и обошел Миноби справа. Оказавшись за спиной своего сенсея, он остановился чуть сзади Вульфа и опустился на колени рядом с Драгунами.

— Джуманджи, — тихо сказал Миноби, и его услышали только два человека, что коленопреклоненные стояли у него за спиной.

Склонившись к Вульфу, Мичи шепнул:

— Он просит вас подождать, пока не сделает второй, вертикальный разрез.

Раздув ноздри, Вульф втянул в себя воздух, но еле заметно кивнул в знак того, что он все понял.

Легким движением Миноби протянул недрогнувшую руку и взял лежащий перед ним короткий меч. Он опустил на него глаза. Его сияющая поверхность теперь отражала все, что составляло для него смысл жизни. И блеск клинка был столь же незамутненным, какой останется его честь.

Он приставил острие к животу и собрал в одну точку всю силу своего «ки». Острие глубоко вошло в его плоть с левой стороны, ниже пупка. Он медленно провел клинок до правого бока и, повернув его в ране, рванул кверху, к сердцу.

Боли он не чувствовал. «Ки» освободило от нее. Слева за спиной он услышал легкий щелчок.

И пришло ЗАБВЕНИЕ.

В горле у Вульфа стоял запах желчи и спаленных волос. Он почти ничего не видел из-за слез, когда, опустившись на колени, вынул из безжизненной руки Миноби короткое лезвие. Он вложил в ножны окровавленный клинок и поднял длинный меч Миноби.

— Что вы делаете, полковник? — спросил Мичи, пораженный тем, что Вульф, как ему показалось, отнесся к мечу без должного уважения. — Эти мечи должны перейти к его семье.

— Не беспокойтесь, Мичи. Они будут там. Я всего лишь хочу найти соответствующего посыльного.

ЭПИЛОГ

Ставка Высшего круга Ком-Стара, Остров Хилтон-Хид, Северная Америка, Терра,

17 августа 3028 г.

— От всей души приветствуем вас здесь, полковник Вульф! — бурно встретил его Джулиан Тьеполо.

Все головы повернулись, чтобы увидеть наемника, облаченного в черную куртку. Вульф бросил на примаса Ком-Стара презрительный взгляд и стал рассматривать толпу в зале. Перед его взглядом развертывалась картина красочного празднества по случаю бракосочетания принца Федеративного Содружества Хэнса Дэвиона с Мелиссой Штайнер, архонтессой Содружества Лиры. Вульф чувствовал себя хищником, выслеживающим добычу.

Сквозь гул голосов до Такаси Куриты донеслось имя наемника, которое не могло не привлечь его внимания. Оглянувшись, он увидел невысокого человека, стоящего на верхней ступени лестницы, властное присутствие которого вместе с ним ощутил весь огромный зал.

Видно было, что Вульф возбужден. Он приподнял метровый сверток, окутанный черной с серебром тканью. И это движение заставило блеснуть его эполеты с черной волчьей головой, столь же мрачной, как и выражение его лица. Люди отводили глаза под его холодным взглядом.

Вульф увидел Такаси. И Координатор мгновенно понял, ради кого наемник явился сюда.

Он стал спускаться по ступеням, направляясь к Такаси, и толпа раздавалась перед ним. Даже элегантные старшие офицеры и высокие чины, окружавшие Такаси, старались уступать дорогу наемнику. Все, кроме Иоринага Куриты.

Такаси уловил напряжение, возникшее между двумя воинами, когда они встретились лицом к лицу. Почти непроизвольно Вульф кивнул. Иоринага расслабился. Убедившись, что Вульф не представляет физической опасности для его кузена, Иоринага Курита кивнул в ответ, но не сдвинулся с места.

Такаси положил ему руку на плечо и легким пожатием дал понять, что тоже заметил появление наемника. Младший Курита поклонился и отступил на пару шагов, наблюдая за происходящим с расстояния в несколько метров.

Вульф сдернул ткань со своей ноши. Из-под нее появились мечи, и Иоринага сделал полшага вперед. По законам Ком-Стара на всех праздниках и сборищах запрещалось появляться с оружием, но этому Вульфу как-то удалось протащить его. Иоринага остановился, услышав звон оружия, брошенного к ногам Такаси.

Тот опустил взгляд. Короткий меч лежал на длинном. Темно-красные пятна покрывали лак его рукоятки и один из гербов. Остальные символы четко выделялись своей белизной на черном фоне. Он узнал геральдические знаки семьи Тетсухары.

Когда Такаси поднял глаза на Вульфа, наемник на беглом японском обрушил на него стремительный поток оскорбительных выражений.

— Это все, что осталось от благородного и хорошего человека! И когда ты вернешь их его семье, не вздумай врать. Ты скажешь им, что он до конца был верен своей чести. Я надеюсь, ты доволен тем, чего ты добился. Ты вел себя как последний дурак, заставив его пойти на такой шаг.

Лицо Такаси окаменело. Огромным усилием воли он сдержал гневную вспышку. Он начал было говорить, но Вульф перебил его:

— Ты решил, что тебе повезет больше, чем Антону Марику, не так ли? Решил, что у тебя есть ответы на все вопросы? Так ты ошибся! Да, ты в самом деде пролил много крови. Ты нанес нам немалый урон, но все это ровно ничего не значит по сравнению с жизнью людей. Таких людей! А мы, Драгуны, рассчитываемся за своих по полной мере! Еще никому не удалось задеть нас и уйти безнаказанным. НИКОМУ! Ты знаешь, что все твои старания пошли насмарку. Ты проиграл. Драгуны покинули пределы Синдиката и готовы драться. Мы справились и с твоими идиотскими замыслами и с твоей преувеличенной военной мощью. Мы дали взбучку твоему военному правителю и пинком вышвырнули его зализывать свои раны. Да, для такой грязной работы ты мог бы найти уголовника и поумнее.

Вульф сделал паузу, задыхаясь от гнева и ярости, что охватили его. Золотая витая нить аксельбанта, уходившая под правую руку, подрагивала от напряжения, которое он с трудом сдерживал. Когда Такаси заговорил, голос его был ровен и спокоен, словно он пытался успокоить опасное животное.

— Вас ввели в заблуждение, полковник Вульф. Это, — показал он на мечи, лежащие у его ног, — никогда не было моим желанием. Я высоко ценил Миноби Тетсухару. Самсонов действовал без моего одобрения. Я предупреждал вас, что есть люди, способные предпринять самостоятельные действия...

— Побереги свою ложь для легковерных! — взорвался Вульф. — Ты уплатил такую высокую цену и даже не знаешь, что ты за нее получил. Если бы я считал тебя благородным человеком, то лично все объяснил бы тебе. С этого дня Драгуны объявляют войну тебе и твоему Дому, Такаси Курита! А если ты думаешь, что сможешь справиться с нами, попробуй! Мы еще увидим, как ты рухнешь! Береги свои границы!

Вульф остановился, потому что у него перехватило дыхание.

Такаси понимал, что, если Вульфу не хватает слов, он еще не исчерпал ярости, которая владела им. И ни одно слово Такаси не найдет сейчас отзвука в сердце этого человека. Координатор лишь чуть склонил голову, давая понять, что ему все ясно.

Вульф, повернувшись спиной к Координатору, пошел через весь зал, четко печатая шаг по мраморной мозаике пола.

94
{"b":"6173","o":1}