ЛитМир - Электронная Библиотека

Константин Михайлович Ганин

Дважды рожденные

Посвящается Мечте и Истине.

Мечте – просто за то, что она есть.

Истине – за её терпение и снисходительность к тем фантазиям, которые порождаются Мечтой.

© К.М. Ганин, 2018

* * *

Книга первая

«В шкуре зверя»

Глава 1

Я верю в сказку, если там добро,
И снам – тем, что желаю сбыться.
Приму от Бога, если мне дано,
Мечту, которой я смогу укрыться.
Я ложь прощу, когда она пьянит,
Я плакать счастлив, если без печали,
Могу стать камнем, где чудесный вид…
Так что есть Вера?
Вера – ВСЁ, в начале.

– 1-

Как там сказки начинаются? В тридесятом царстве, в тридевятом государстве… В года дивные, от нас далекие, затерянный в лесах и опутанный реками стоял великий Город, утопающий в зелени и тиши. Не было в этом чудесном городе пыли и шумных дорог, не было вечно спешащей толпы и шумных очередей, не было строек и реконструкций. Одним словом, не было там ничего, что могло бы отвлечь его жителей от тихой, умиротворяющей радости. Ну, если только потехи, да забавы.

Когда-то давным-давно, носил этот город своё громкое и гордое имя, которое манило и отпугивало, которое веками державно царило на просторах огромной и сильной страны. Имя было слишком сильное и слишком древнее, чтобы быть забытым через каких-то сто лет после того, как люди перестали беспокоить космические дали своими набегами, и наконец-то решили заняться земными делами в собственном прекрасном и уютном мире, которого с лихвой хватало и на чудеса, и на открытия недолгой человеческой жизни. Имя этого великого города ещё иногда вспоминалось его жителями, но очень и очень редко. Я думаю, по ходу повествования мы с вами разберемся, почему это произошло и как такое могло случиться. Хотя верится, конечно, с трудом.

А сейчас давайте окунемся в тот мир, который будет нас окружать дальше, ну если конечно нам не наскучит жить в сказке, и мы не решим улизнуть в наш серый и суетящийся мирок.

Город действительно сказочно преобразился: он цвел тихим уютным садом весной, он благоухал зеленью и тишиной просторных садов и парков летом, он пропитывался щемящим душу дождем и плаксивым буро-желтым увяданием осенью, а зимой сиял кристаллами белоснежной скатерти и разноцветными огоньками. И как бы вы не искали, в какие бы закоулки и улочки вы не заглядывали, вы ни за что и никогда не нашли бы в нем ни одного человечка. Но зато, какое изобилие чудного зверья, похожего на кошек и медведей! О-о, вы бы смогли оценить это, уж поверьте! Я думаю сначала вас смутил бы вид гигантских тигров, львов и разного вида косолапых. Но их грация, их пластика, их мимика и та тишина и неспешность, с которой они двигались по просторным улицам этого чудесного города, вас наверняка заставили бы замереть, разинуть рот и наслаждаться этим величественным и сказочным зрелищем. А наблюдать за их играми друг с другом? А послушать их разговор друг с другом? А посмотреть, как барсы против тигров гоняют в футбол? Поверьте, это действительно стоит того, чтобы хоть раз увидеть!

Ну конечно, как и в любом другом городе есть там места, куда не водят туристов. Но зачем нам это в сказке? Да, туда и жители-то редко заходят. Так что стоит ли их описывать? Пожалуй, даже вспоминать о них больше не буду.

А вот, наверное, всё-таки и не так надо начинать сказки. Тяжеловато мне с лёту да без привычки. Давайте я ещё раз попробую.

В одном царстве, в неведомом государстве во времена неизвестные жил да поживал добрый молодец Игорь. Был он уже большенький – в сказках точного счета годам обычно не ведется, но несколько десятков зим он уже перезимовал – это уж будьте уверены. Но кто же судит людей по годам? Да ещё в сказке? Вот и нам не стоит. Был он до поры до времени в душе своей мальчишка – с глупыми фантазиями да с заносчивой воинственностью, но давно то было. Мы с вами застали его уже немного повзрослевшим, и даже чуть-чуть поскучневшим, да подуставшим от молодецких забав да веселого времяпрепровождения.

Жил Игорь не один. В его времена по одному уже никто не бывал. Был он неразлучным со своей необычной машиной. Да, да! У всех людей его времени с десяти лет уже была своя персональная машина. Да какая машина! Обзавидуешься! Без руля и колес, без лобового стекла и дверей – гибкий и сильный кот, отдаленно напоминающий снежного барса. Снаружи этот кот был покрыт полимерной шерстью серебристого цвета, а изнутри – был уютным и обустроенным, что-то среднее между крохотной комнаткой и каютой космического корабля. Был этот зверюга ростом в несколько человеческих, и нашему герою не приходилось, живя в нем, стукаться головой о потолок.

Непросто будет описать все хитрости и тонкости, заложенные в зверя. Скажу только, что как залез Игорь туда в десять лет, так и не вылезал, нужды не было. Да, в общем-то, все так жили. Но, об этой жизни я расскажу вам чуть позже. Ах, да! Чуть не забыл! Машины эти, звались Шеллами. Глупое, конечно, название, да что ж – не нами названо, не нам и осуждать…

А сейчас…Сейчас погода стояла распрекрасная!

Поднимающееся солнце рябило траву под деревьями в старом парке. На этой, серебрящейся от ещё не сошедшей росы, траве разлеглись с полдюжины разноцветных и разномастных зверей-машин. Таких же, как у нашего героя по сути, но совершенно различных по цвету и формам. Признаться вам, чудесное это было зрелище – то ли пикник, то ли картинка из мира животных. Звери и выглядели, и вели себя очень необычно. С четырьмя лапами и милыми лицами, то ли звериными, то ли человеческими, они шутили и толкали друг друга, задирались и ласкались. В общем, не понять, то ли звери, то ли люди.

Наблюдатель далекий от мира, в котором жили эти звери и их хозяева, окажись он здесь, едва ли смог бы распознать в их грациозных движениях и выразительной мимике хоть что-то механическое и, пожалуй, даже сошел бы с ума от такой невообразимой путаницы звериного и людского. Возможно, только приглядевшись внимательно и уловив необычные трансформации, не характерные для рядового дикого зверя, он смог бы заподозрить участие человека в процессе их создания. Однако надо было бы очень приглядеться, чтобы уловить, как звериная лапа с мягкими подушками без когтей вдруг разворачивается в человеческую кисть с изящными пальчиками, а потом срывает этими пальцами крохотный цветок, чтобы преподнести его своей собеседнице – такой же забавной и громадной зверушке.

Что уж там говорить – чудесные и чудные звери разлеглись на той полянке, с которой мы и начнем нашу правдивую сказку.

– 2-

Барс Игоря развалился на боку, подложив одну лапу-руку под голову, а другой почесывая загривок лежащей рядом розовой кошки. Умная машина Игоря передавала в салон ощущения ласкающего солнечного тепла, легкого ветерка и ласку мягкой шерсти под ладонью его железного зверя.

– Игорек, пузико почеши, – попросила Альбинка, укрывшаяся в грациозном чудовище – таком же розовом внутри, как и снаружи. Канал связи, по которому они общались, был закрыт от остальных, и молодая женщина, не скрывая от друга своего удовольствия, лениво и блаженно щурилась в голографический экран, расплывающийся полусферой над кроватью-креслом машины.

– Алька, тебе изначально надо было кошкой родиться, – засмеялся Игорь, с некоторой опаской размещая свою лапу на животе розового зверя.

– У тебя допоздна учеба будет? – спросила подружка, по привычке говоря о своем, а не о том, о чём с ней разговаривают.

1
{"b":"617606","o":1}