ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 18. ЗАЧЕМ РОССИИ НУЖНА НТР?

В середине 80-х годов в конференц-зале на 800 мест штаб-квартиры ПГУ КГБ в Ясенево прошла очередная партийная конференция. В президиуме сидели руководители разведки и курировавший ее представитель ЦК КПСС. Очередной начальник НТР, но не истинный ее руководитель, бодро докладывал о достижениях. Отчитываться было о чем. Но почему-то он особо выделил работу над спецзаданием ЦК партии по добыванию технологии производства высококачественного мороженого.

Подуставшие от пустой болтовни разведчики дремали или негромко обсуждали свои дела. После сообщения об успешном выполнении «спецзадания по мороженому» зал разразился неистовыми аплодисментами[634].

А зачем вообще нужна научно-техническая разведка современной России? Добывать секреты производства ширпотреба? Так ведь этим должны заниматься те, кто его производит — частные компании. Пусть они и воруют, как это принято во всем мире. Если взять машиностроение, то здесь большинство производителей — негосударственные компании или находятся на грани банкротства. Маловероятно, что им помогут западные технологии. Нужны соответствующее оборудование, высококвалифицированные кадры, время и деньги. А ничего из вышеперечисленного, скорее всего, у них нет. Остается сфера военно-промышленного комплекса. Здесь сильны позиции государства, которое что-то производит и даже продает за рубеж. Правда масштабы и возможности уже не те, что были в СССР.

Однако говорить о том, что с развалом Советского Союза и радикальными изменениями в сфере отечественного ВПК роль и необходимость отечественной военно-технической разведки стала минимальной — не совсем верно. Дело в том, что Россия всегда использовала научный потенциал других стран для прорыва в отдельных наукоемких областях. Достаточно вспомнить эпоху Петра I, начало XX века или период индустриализации. В Советском Союзе, когда возникала необходимость срочно реанимировать отечественный ВПК, то кроме инвестиций в науку и производство происходила мобилизация «рыцарей плаща и кинжала».

Директор ЦРУ У. Уэбстер заявил в феврале 1990 года, что КГБ продолжает расширять свою разведывательную деятельность, «особенно в Соединенных Штатах, где возросло число попыток вербовок людей, обладающих техническими знаниями или допущенных к технической информации».

В Западной Европе Управлению «Т» удалось получить данные из Италии по системам тактической радиоэлектронной связи «Катрин», разработанной для НАТО в начале 90-х годов, а также использовать группу западногерманских хакеров для проникновения в базу данных Пентагона и других научно-исследовательских и военно-промышленных компьютерных систем.

В начале 90-х годов линия «X» упорно пыталась проникнуть в Японию и Южную Корею, сосредоточив все усилия на этом регионе[635].

Не следует забывать и о том, что НТР не прекратила свою деятельность и в годы рыночных реформ. Конечно, масштабы операций уже не те, что были раньше, да и ресурсы ограничены, но система продолжает работать. Этот режим можно условно назвать «автосохранением», но в любой момент он может быть активизирован и запущен на полную мощность.

Более того, согласно статье 5 Федера льно го закона от 10 января 1996 года №5-ФЗ «О внешней разведке», определены следующие цели разведывательной деятельности для Службы внешней разведки РФ:

Обеспечение Президента Российской Федерации, Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации разведывательной информацией, необходимой им для принятия решений в экономической, оборонной и научно-технической областях;

Содействие экономическому развитию, научно-техническому прогрессу страны и военно-техническому обеспечению безопасности Российской Федерации.

В статье 11 данного закона обозначены сферы деятельности каждой из разведок. Для СВР среди прочих указаны экономическая, военно-стратегическая и научно-техническая сферы. А для ГРУ — военно-техническая сфера.

Еще важный момент — список тех, кому предоставляется добытая разведкой информация. Этот перечень содержится в 14-й статье Закона:

«Разведывательная информация предоставляется Президенту Российской Федерации, палатам Федерального собрания, Правительству Российской Федерации и определяемым Президентом Российской Федерации федеральным органам исполнительной и судебной власти, предприятиям, учреждениям и организациям. Разведывательная информация может также предоставляться федеральным органам исполнительной власти, входящим в состав сил обеспечения безопасности Российской Федерации.

Руководители органов внешней разведки Российской Федерации несут персональную ответственность перед Президентом Российской Федерации за достоверность, объективность разведывательной информации и своевременность ее предоставления.

Руководители и другие должностные лица федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, предприятий, учреждений и организаций, члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы, которым предоставляется разведывательная информация, несут устанавливаемую Федеральным законом ответственность за разглашение содержащихся в ней сведений, составляющих государственную тайну или раскрывающих источники указанной информации»[636].

Таким образом, руководители предприятий могут получать интересующую их информацию по научно-технической и военно-технической тематике.

Первый заместитель директора СВР А. А. Щербаков говорил: «Мы тесно контактируем с российскими министерствами и ведомствами, причем не только с ведущими. С некоторыми из них у нас соглашения о сотрудничестве. Формы — участие в межведомственных совещаниях и специальных правительственных комиссиях, экспертные оценки законопроектов, участие в семинарах и конференциях, регулярное предоставление ведомствам интересующей их информации»[637].

А вот что сказал о роли своего подразделения один из руководителей Управления научно-технической разведки СВР РФ: «Одна из задач НТР — отслеживание тенденций и достижений зарубежной науки и техники с точки зрения угроз появления новейших средств вооруженной борьбы, прежде всего оружия массового поражения, и как следствие этого — нарушение сложившихся соотношений сил в мире. Сейчас НТР уделяет серьезное внимание исследованиям разработок в области „критических технологий“. Это наше направление созвучно с деятельностью Института критических технологий, организованного в 1991 году при Управлении научно-технической политики Белого дома США.

НТР анализирует завершенные зарубежные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) военно-прикладного характера, выявляет перспективные особенности перспективных образцов, беспристрастно оценивает сильные и слабые стороны иностранных систем оружия, отслеживает технические новинки, передовые инженерные решения и т. д. Особое внимание уделяется технологии производства.

Важность этой работы, надеюсь, понятна. Создав новое оружие, наши конструкторы должны быть уверены, что оно в состоянии выполнять свои функции, окажется эффективнее зарубежного. В мирное время сопоставлять качество отечественного и зарубежного вооружения можно только с помощью разведки…

…Примерно с 1987 года у нас начались трудности с валютой. Произошли большие изменения в структурах, на которых мы базируемся. Поэтому можно сказать так: в настоящий период НТР усиливает свою деятельность по анализу перспективности тех или иных технологий для промышленности России в свете ее реструктуризации. По ряду направлений мы снижаем активность, прежде всего по добыче образцов новой техники. Связано это с финансовыми проблемами и отсутствием у части отраслей конкретных программ развития»[638].

вернуться

634

Максимов А. Операция «Турнир»: Записки чернорабочего разведки. — М., 1999, с. 300.

вернуться

635

Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева, — М., 1992, с. 626.

вернуться

636

Федеральный закон от 10 января 1996 г. № 5-ФЗ «О внешней разведке». — Собрание законодательства Российской Федерации от 15 января 1996 года, №3, ст. 143.

вернуться

637

Долгополов Н. М. Они украли бомбу для Советов. — М., 2000, с. 188.

вернуться

638

Битвы, выигранные в постели. — М., 1999, с. 314-315, 317.

102
{"b":"6179","o":1}