ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На самом деле знаменитая операция по охоте за «атомными секретами» началась на десять лет раньше. Правда в начале 30-х годов в Советском Союзе еще не осознали возможности использования атома в военных целях, поэтому перед подразделениями отечественной НТР не стояла задача добывать любую информацию по атомной проблеме.

Все началось летом 1931 года, когда в Германию по приглашению немецкого физика доктора Ланге прибыл директор Ленинградского физико-технического института академик А. Ф. Иоффе. Лаборатория Ланге, так же как и институт, которым руководил гость из СССР, занималась работами по созданию ускорителей высоких энергий порядка 20 и 50 млн. вольт.

Советский ученый познакомился с бывшим соотечественником (уехал из России в 1924 году вместе с отцом) инженером Г. Муравкиным, который имел научную степень доктора физико-технических наук. В официальной характеристике доктор Ланге писал: «Доктор Герберт Му-равкин около двух лет принимает участие в работе института по созданию ускорителя заряженных частиц высоких энергий для исследования в области расщепления атомного ядра и лучевой терапии рака. При этом он хорошо зарекомендовал себя во всех отношениях и в значительной степени способствовал осуществлению этого проекта, так что его дальнейшая деятельность в этой области вызывается интересами дела».

А через какое-то время с талантливым физиком познакомился заместитель резидента внешней разведки в Берлине по научно-технической линии Г. Б. Овакимян. Му-равкин дал свое согласие на регулярную передачу в Москву материалов, к которым он имел доступ в немецких институтах.

После отъезда Г. В. Овакимяна из страны связь с источником обеспечивали сотрудник резидентуры Вячеслав и старший группы научно-технической разведки Филипп. От агента поступали материалы, получившие высокую оценку в Харьковском физико-техническом институте. В сентябре 1932 года документы были переданы начальнику управления связи РККА, которое финансировало тогда создание в Харькове ускорителя на 2,4 млн. вольт. В том же сентябре 1932 года в газете «Правда» было опубликовано сообщение Харьковского физико-технического института об осуществлении им деления атома.

В апреле 1933 года Муравкину пришлось спешно покинуть Германию и вернуться в Советский Союз. Дальнейшая его судьба сложилась трагически. В 1937 году он был арестован и исчез в кровавой «мясорубке» той эпохи[330].

Таким образом, первая операция в сфере добычи атомных секретов была проведена на десять лет раньше, чем это принято считать.

Другой миф, что иностранная помощь заключалась исключительно в краже чужих секретов и информировании советских ученых. Правда, в списке героев «невидимого фронта», которые добывали эти тайны, нет супругов Розенберг и их «ценного» агента Грингласса, как и многочисленных немецких специалистов, которые под контролем НКВД активно участвовали в создании советской атомной бомбы.

Начиная с апреля 1945 года в советской зоне оккупации Германии действовали многочисленные группы представителей различных наркоматов. Их основная задача — поиск и вывоз специалистов, оборудования и технической документации. Группу «атомщиков» в этих трофейных командах возглавляли профессора, будущие академики и Герои Социалистического Труда Л. А. Арцимович и Ю. Б. Харитон.

На самом деле ситуация с подневольными специалистами очень запутанная. С одной стороны, действительно, большая часть из них была доставлена в Советский Союз насильственно. А с другой стороны — многие сами изъявляли желание поехать в СССР. Для них это был единственный способ не умереть с голода. Почему они не ушли на Запад? У каждого были свои причины, заставившие остаться на Востоке. И таких людей было достаточно, чтобы 27 октября 1945 года принять специальное Постановление СНК СССР № 2775-766сс «Об использование группы немецких специалистов, изъявивших желание работать в специальных лабораториях»[331].

Депортированные немецкие специалисты (подробнее об этой операции НКВД в главе 17) работали в специально созданных атомных центрах. Так, в секретном институте близ Сухуми продолжали свои научные изыскания лауреат Нобелевской премии за исследования в области ядерной физики Г. Герц, профессор М. фон Арденне (будущий президент Академии наук ГДР), профессора П, Тиссен, М. Стинбек и другие ученые. На севере Челябинской области (впоследствии этот объект стал именоваться Челябинск-70) работала еще одна группа немецких специалистов, в том числе арестованный в Берлине как «невозвращенец» крупнейший русский радиобиолог и генетик Н. В. Тимофеев-Ресовский. Еще одна группа специалистов трудилась в г. Обнинск Калужской области.

Большая часть специалистов вернулась на родину лишь после смерти Сталина, как и большинство узников многочисленных лагерей. Многие из них были награждены советскими орденами, а некоторые даже стали Героями Социалистического Труда и лауреатами Сталинской премии[332].

Было четыре спецобъекта, где работали пленные германские специалисты. Все они подчинялись 9-му управлению МВД СССР. Первый — институт «А» в г. Сухуми (в помещении санатория «Синоп») — возглавлял немецкий ученый М. фон Арденне. А на втором объекте «Г» (в помещении санатория «Агудзеры» недалеко от Сухуми) трудился его коллега, лауреат Нобелевской премии Г. Герц. Третий — институт «Б» (вначале лаборатория «Б» МВД СССР) — был организован для защиты от радиации и располагался в санатории «Сунгул» около г. Касли в Челябинской области. В институте работали германские ученые К. Циммер, М. Борн, А. Кач и другие. Четвертый объект — лаборатория «В» МВД СССР в Калужской области. В ней работала команда немецких специалистов во главе с профессором Р. Позе. Этот человек с 1946 по 1953 год наравне с действительным членом АН УССР А. И. Лейпунским был одним из научных руководителей по созданию атомного реактора на слабообогащенном уране[333].

А вот чем они занимались осенью 1945 года:

«Задание

I. Для группы работников, возглавляемых профессором Арденне.

Считать главными задачами группы работников, возглавляемой профессором Арденне:

а) разработка ионного (магнитного) способа получение изотопов урана и масс-спектрометрию тяжелых атомов;

б) работа над усовершенствованием электронных микроскопов и участие в организации их серийного производства;

в) разработка вспомогательной аппаратуры для ядерных исследований.

II. Для группы работников, возглавляемых профессором Герцем.

Считать главными задачами группы, возглавляемой профессором Герцем:

а) разработка методов разделения изотопов урана (руководитель проф. Герц);

б) разработка методов получения тяжелой воды (руководитель проф. Фольмер);

в) разработка методов анализа изотопов урана при небольшом обогащении;

г) разработка точной методики измерения энергии нейтронов.

III. Для группы работников, возглавляемых профессором Рилем.

Считать главной задачей доктора Риля и его сотрудников разработку методов получения чистых урановых продуктов и металлического урана, а также научно-техническую помощь в организации их промышленного производства.

IV. Для профессора Доппеля.

Считать необходимым:

1. Поставить перед профессором Доппелем задачу дальнейшей разработки метода «уран-тяжелая вода» для получения плутония-239.

2. Конкретный план работ профессора Доппеля увязать с работами, ведущимися к. ф.-м. н. Флеровым.

3. Руководство лабораторией профессора Доппеля возложить на т. Алиханова»[334].

За их работой внимательно наблюдали советские специалисты. Для этого к каждой лаборатории были прикреплены члены технического совета. Основные приемы, используемые для мониторинга:

вернуться

330

Очерки истории российской внешней разведки. В 6 т. Т. 3. 1933-1941 годы. — М., 1997, с. 403-406.

вернуться

331

Атомный проект СССР: Документы и материалы. В 3 т. Т.Н. Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1. — Саров, 1999, с.41.

вернуться

332

Гладков Т. Король нелегалов. — М., 2000, с. 294—295.

вернуться

333

Атомный проект СССР: Документы и материалы. В 3 т. Т.П. Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1. — Саров, 1999, с. 16, 96-97, 662.

вернуться

334

Там же, с. 21-23.

49
{"b":"6179","o":1}