ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4. Имеются ли специальные транспортные средства по обеспечению топливом и боезапасом, и какими разведданными вы располагаете на эту тему?

5. Какие транспортные средства применяются в артиллерийских войсках?

Выяснить в первую очередь:

1. Какие артиллерийские соединения обеспечены механическими транспортными средствами?

2. Установить тактико-технические данные тягачей, применяемых в артиллерии:

A) Тип гусениц;

Б) Тип и мощность двигателя;

B) Заводы, на которых производятся тягачи; Г) Скорость тягача по дороге и бездорожью.

Дать определение, в особенности, конструкции и результатов испытаний тягача Шнайдера с лентой Кегресса и трактора Сен-Шамона на гусеничном ходу.

Выяснить в дальнейшем:

1. Какие заводы производят танки и бронемашины?

2. Другие дополнительные данные о танках и приборах наблюдения, средствах связи, способах управления, средствах химической защиты и т. д.

3. Существуют ли средства, позволяющие танкам преодолевать препятствия, укрываться дымовой завесой, снижать шумы и т. п.

4. Как осуществляется комплектация танковых частей персоналом и как ведется подготовка (обучение) этого персонала?

Личный состав бронетанковых частей»[43].

С помощью представителя Коминтерна во Франции С. Минева был завербован Ж. Томмази, член руководящего комитета (позднее ЦК) Французской коммунистической партии и один из руководителей профсоюза рабочих авиационной промышленности. Он работал на советскую военную разведку до 1924 года, пока не был вынужден бежать в СССР, так как местная контрразведка готовила его арест[44]. Однако он выполнил поставленную перед ним задачу Москвы — создал агентурную сеть во французской авиационной индустрии.

В 1924 году Ж. Томмази сменил его коллега Ж. Креме. Он был не только членом ЦК ФКП, но и высших органов Коминтерна. Как и его предшественник, он использовал для прикрытия должность секретаря профсоюза кораблестроителей и металлургов. Его работой руководил советский военный разведчик С. Узданский. В качестве легенды он использовал документы на имя художника А. Бернштейна.

Для агентурной сети Ж. Креме в Москве был разработан специальный вопросник. Все вопросы носили конкретный и лаконичный характер: каковы новые методы производства пороха; тактико-технические данные танков, пушек, снарядов; сведения о противогазах, самолетах, верфях и т. п.

В опасной работе ему помогали две женщины — его любовница и секретарша Л. Кларак и легендарный суперагент Л. Сталь. Историки до сих пор не могут написать точную биографию этой дамы. Хотя точно известно, что свой путь в мире шпионажа она начала в Париже. Были среди помощников у Ж. Креме и мужчины: слесарь П. Прово, электрик Ж. Делуй и металлург Ж. Менетрис.

Созданная этой группой людей сеть окутала военные порты, пороховые и авиастроительные заводы, авиационные исследовательские центры, артиллерийские парки, предприятия по производству танков, фабрики по изготовлению противогазов, военно-морские верфи, кузнечные и сталелитейные заводы. Тайное внедрение в профсоюз гражданского персонала военных учреждений позволило разведсети обрести поддержку в лице некоторых руководителей профсоюза технических работников промышленности, торговли и сельского хозяйства (УСТИКА).

Метод работы был прост: отрекомендовавшийся в качестве профсоюзного деятеля агент обращался к коммунистам или к сочувствующим с требованием представить конфиденциальную информацию, необходимую якобы для защиты рабочего класса. Способ эффективный, но рискованный: зажатые, с одной стороны, в тиски политических установок, с другой — патриотических чувств (да и просто от страха навлечь на себя серьезные неприятности), некоторые из активистов, с которыми контактировали, были не прочь облегчить душу, раскрыв своему начальству маневры подрывного характера, жертвами которых они стали[45].

Ж. Креме прекрасно справился с заданием, правда, у него возникли проблемы с информаторами. Один из них, механик из арсенала в Версале, предполагая неладное, сообщил дирекции учреждения, где он работал, о своих подозрениях и странных вопросах. А та в свою очередь поставила в известность полицию. В течение нескольких месяцев военная контрразведка поставляла дезинформацию агентам Ж. Креме. А в феврале 1927 года было принято решение о разгроме сети Креме. Арестовали более 100 человек. С. Узданский тоже попал в тюрьму. Правда, полиция так и не узнала о том, что этот человек был резидентом нелегальной советской военной разведки. Поэтому приговор был очень мягким — всего три года тюрьмы. Сам Ж. Креме сумел бежать в Советский Союз. Хотя на этом его шпионская карьера, в отличие от предшественника Ж. Томмази, не закончилась. В 1929 году он по линии военной разведки уехал в секретную командировку на Дальний Восток — в Индокитай и Китай. Там начался новый этап в его жизни. Он умер в 1973 году под чужим именем — Г. Пейро — в Брюсселе[46].

В 1925 году в Париж прибыл офицер советской военной разведки С. Узданский. Под именем Бернштейна он вел жизнь свободного художника. Вместе с С. Гродницким они организовали свою агентурную сеть.

Среди поставленных перед ними руководством советской разведки задач — сбор информации о французской артиллерии, новых формулах пороха, противогазах, самолетах, военных судах и т. п. Была предпринята попытка под видом инженеров внедрить агентов в танковое строительное бюро в Версале.

Самой блестящей операцией этих разведчиков считается хитроумный план проникновения в центр военных исследований в Версале. Несколько членов коммунистической партии устроились наборщиками в типографию и брали пробные оттиски всех бумаг, печатавшихся по заданию центра французской военной науки. Эта группа эффективно работала с 1925 до конца 1927 года.

Узданского и Гродницкого арестовали в 1927 году. Приговор был на удивление мягок. С. Гродницкий, характеризующийся судом как «молодой и элегантный, которому поручали деликатные задания» получил пять лет тюрьмы, а его шеф — три года. Поясним, что с агентурой работал С. Гродницкий, а его начальник лишь передавал материалы в советское посольство[47].

Новый резидент военной разведки во Франции П. В. Стучевский (генерал Мюрей) (1927—1931) продолжил работу, начатую своими коллегами. Он специализировался на сборе сведений об авиационной промышленности, о последних моделях пулеметов и автоматического оружия и о военно-морском флоте. В Лионе его агентам удалось выкрасть чертежи нового самолета, которые они затем вернули на место, предварительно скопировав их[48].

Прибыв в Париж в 1927 году, П. В. Стучевский сознательно свел до минимума количество контактов с местными коммунистами, справедливо полагая, что данный контингент отличает низкая дисциплина и большинство находится под надзором полиции. За короткий срок ему удалось восстановить агентурную сеть и добиться значительных успехов в сборе сведений о военно-морском флоте и военно-воздушных силах Франции. Так, он организовал сеть информаторов в портах Марселя, Тулона и др., с ее помощью регулярно получал информацию о подводных лодках и торпедном вооружении.

Он был арестован в апреле 1931 года. На суде П. В. Стучевский утверждал, что собирал материалы для написания книги о Франции. Будучи осужденным на три года, он отсидел срок в тюрьме Луисси и после освобождения в 1934 году вернулся в СССР[49].

В конце 20-х годов во Франции начала работать сеть «рабкоров». Их работой руководил К. Лиожье (Филипп), бывший рабочий из департамента Луара, автор романа «Сталь». За его спиной стоял Й. Вир, польский коммунист, координирующий взаимодействие «рабкоров» и советской военной разведки.

вернуться

43

Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. 1870-1939. М., 1997, с. 192-193.

вернуться

44

Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 221.

вернуться

45

Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. 1870-1939. М., 1997, с. 195.

вернуться

46

Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 222-223.

вернуться

47

Даллин Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, с. 36, 40.

вернуться

48

Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 223.

вернуться

49

Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ: Очерки истории российской военной разведки. Кн. 1. — М., 2000, с. 155— 156.

7
{"b":"6179","o":1}