ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одна из африканских стран, где советские военные специалисты присутствовали около пятнадцати лет, — Ангола. Первая группа советников прибыла в эту страну в 1975 году. В период с 1975 по 1979 год там побывали тысячи советских военнослужащих. Затем их число сократилось. В начале 80-х годов они занимали посты советников при командующих бригадами ангольской народной армии. Непосредственное участие в боевых операциях они принимали крайне редко.

Во время одного из боев, в июле 1989 года, были захвачены образцы новейших гранатометов: американского М-79 и французского «Аппелассов». Трофеи были срочно доставлены из Африки в Советский Союз[475].

Во время боевых действий в Афганистане советский спецназ добыл множество образцов иностранного вооружения и техники. Чаще всего трофеи брали во время выходов на захват образцов оружия, поступившего в душ-манские отряды. Некоторые из них представляли интерес не только для военных, но и для отечественного ВПК. В их числе были мины, средства связи и, особенно, переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК).

Советская разведка не смогла добыть образец американского ПЗРК «Стингер». Тогда вспомнили о 40-й армии, которая воевала в Афганистане. Это оружие приказали добыть любой ценой: купить, украсть, обменять, добыть в бою. В качестве награды — звание Героя Советского Союза.

Известны как минимум четыре удачные операции по захвату «Стингеров».

Первые «Стингеры» появились в Афганистане в начале осени 1986 года, а уже через несколько недель разведгруппа майора Быкова из 173-го батальона спецназа под Кандагаром отбила сразу три ПЗРК. Обещанной награды командир группы так и не получил, «не подойдя» по характеристике, уличавшей его в нарушении требований проходившей тогда антиалкогольной кампании.

Следующий «Стингер» пришлось брать с боем. 5 января 1987 года южнее Шахджоя во время вертолетного патрулирования был обнаружен караван из пяти мотоциклов. По вертолетам успели выполнить два пуска ракет, от которых удалось уклониться. Ответным огнем высадившаяся группа майора Е.Сергеева уничтожила 16 из 17 боевиков, сожгла мотоциклы и доставила на базу пленного, две пусковые установки и один комплектный ПЗРК.

Позднее у г. Газни на пещерном складе в руки спецназовцев «Чайки» (таким был позывной у газнийского батальона спецназа) попали четыре новеньких «Стингера», по клеймам на которых установили, что они были выпущены американской фирмой «Дженерал Дайнэмикс» менее месяца назад[476].

Еще одна группа спецназа смогла завладеть ПЗРК, правда в ее составе было три офицера: сам командир группы, заместитель командира роты и начальник штаба батальона. Во время облета на вертолете возможных маршрутов движения караванов душманов они засекли колонну из трех мотоциклов.

В результате скоротечного боя все моджахеды были уничтожены, а спецназу достался новенький «Стингер». Трофей отправили в Москву. А вот с наградой возникла проблема. Командир группы недавно получил выговор по партийной линии. Значит, ему не положено. Двое других офицеров вроде бы ни при чем. И им не дали. Могли дать сержанту — заместителю командира, но и он не проявлял инициативу[477].

Говорить о том, что захват чужой военной техники с целью ее изучения и тиражирования был распространен только в период «холодной войны», не совсем правильно. Этот метод активно использовался еще в Первую мировую войну в царской армии, в 20-е годы, во время Гражданской войны.

Советский Союз активно участвовал в войне в Испании. О роли отечественной разведки в этом военном конфликте написано достаточно много. Хотя отдельные эпизоды, по тем или иным причинам, не получили широкой огласки.

Первое боеспособное соединение немецких истребителей «Мессершмитт» Bf-109B появилось там на фронте в феврале 1937 года. Желание заполучить этот новый аппарат в свои руки появилось у республиканской армии Испании практически сразу, однако все предпринимаемые попытки оканчивались провалом.

Счастливый случай произошел только 4 декабря 1937 года. В тот день пилот Bf-109B фельдфебель О. Поленц после выработки горючего совершил вынужденную посадку на «красной» территории. Целехонький «Мессершмитт» был доставлен на авиабазу в Барселоне и подготовлен к испытаниям. Первыми его обследовали французы. Их военная миссия прибыла на аэродром 1 января 1938 года и в течение месяца скрупулезно изучала трофей. Правда, добытая таким путем информация так и не была востребована французскими авиаконструкторами. Летом 1938 года Bf-109B вместе с другим трофеем — бомбардировщиком «Хейнкель» Не-111 был отправлен в Советский Союз. Здесь «Мессершмитт» был испытан в НИИ ВВС, его конструкция подверглась подробнейшему изучению, и по его результатам было составлено подробнейшее техописание. Перед началом Второй мировой войны в Советский Союз попала новейшая модификация этого самолета— Bf-109f, и специалисты отметили множество усовершенствований по сравнению с «испанским пленником»[478].

На самом деле охота за трофеями велась по заранее разработанной технологии. Наркомат обороны совместно с Наркоматом внешней торговли организовал доставку в Советский Союз образцов материальной части самолетов, танков, артиллерии и стрелкового оружия.

Трофейные образцы принимались специальной комиссией Разведывательного управления РККА. Ее возглавлял инженер 2-го ранга Вельский. После инвентаризации добыча направлялась в соответствующее управление НКО для изучения и испытания. Наркому обороны, согласно его приказу от 4 апреля 1937 года, начальники управлений были обязаны докладывать не реже двух раз в месяц о результатах работы по изучению и испытанию трофейного имущества «вместе с предложениями по использованию всего полезного для РККА».

В научно-исследовательских институтах и конструкторских бюро восстанавливали германские и итальянские самолеты, проверяли их летные качества, использовали некоторые технические решения для совершенствования военной отечественной техники. Например, повышение живучести советских самолетов путем внесения изменений в конструкцию топливного бака (как у германских машин).

Несмотря на личный контроль К. Е. Ворошилова за ходом опытных работ, изучение и внедрение зарубежных новшеств в конструкции советской военной техники происходили медленно, с волокитой[479].

— Опыт сбора и изучения трофеев был реализован во время Великой Отечественной войны. Более того, эта процедура была закреплена юридически. «В соответствии с Постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 января 1942 года о сдаче трофейного имущества все граждане, проживающие в освобожденных населенных пунктах, обязаны сдавать в 24 часа воинским частям, органам НКВД или местным органам власти, по принадлежности, все брошенное противником и подобранное огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, противогазы, обмундирование, обувь, людское и конское снаряжение, автотранспорт, повозки, продовольствие, фураж и прочее военное имущество …». Это цитата из приказа НКЮ № 6 от 26 января 1942 года[480]. Понятно, что большинство трофеев были неинтересны советским инженерам, но всегда существует вероятность совершенно случайно наткнуться на новинку, еще не известную в Советском Союзе.

Систематическое изучение немецкой авиатехники началось 29 июля 1941 года, когда приказом по НИИ ВВС была создана и начала работать постоянная комиссия по приему трофейного имущества. Ее работой руководил заместитель начальника НИИ ВВС генерал М. В. Шишкин.

До конца года специалисты НИИ ВВС, других научных центров, выезжая на разные фронты, смогли осмотреть на земле основные типы самолетов люфтваффе. При этом изучалось все, даже приборные доски, распределительные щитки, кислородные баллоны и другие не столь важные детали.

вернуться

475

Почтарев А. Улыбка фортуны в операции «Зебра». — «Красная звезда», 2000, 9 сентября.

вернуться

476

Марковский В. Летучая мышь над караванной тропой. — «Независимое военное обозрение», 1999, №5(128), 12 февраля.

вернуться

477

Козлов С. и др. Спецназ ГРУ. Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны. — М., 2000, с. 234—236.

вернуться

478

Маслов М. Испанский пленник. «Белая серия» — приложение к журналу «М-Хобби». Вып. № 8. — М., 1995, с. 1.

вернуться

479

Рыбалкин Ю. Операция «X». Советская военная помощь республиканской Испании (1936-1939). — М., 2000, с. 116-118.

вернуться

480

Верховный Совет Российской Федерации. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. — М., 1993, с. 37—38.

73
{"b":"6179","o":1}