ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Основные принципы функционирования системы были заложены еще в 20-е годы XX века и оставались неизменными на протяжении всего периода существования СССР. Менялись правители и названия организаций, но постоянной оставалась сама схема. Может быть, она сохранилась бы и в современной России, но конверсия и рыночные реформы почти полностью разрушили отечественный военно-промышленный комплекс.

Первый принцип — добывается только заказанная информация. Если в царской России кража чужих технологий носила хаотичный характер, то большевики первым делом упорядочили этот процесс. Это позволило эффективно использовать скудные ресурсы — временные, материальные, людские. Был учтен неудачный опыт Германии во время Первой мировой войны. Несмотря на то, что противник располагал великолепной многочисленной «пятой колонной» в царской России, он так и не смог воспользоваться этим преимуществом. Дело в том, что если бы все эти люди начали активно поставлять информацию, то в Берлине просто физически не смогли бы оперативно обрабатывать весь поток, а тем более на его основе принимать определенные решения.

Советская разведка с момента своего создания начала привлекать к соста&тению заданий для своих сотрудников и их агентов специалистов. Например, вопросник, составленный в начале 20-х годов для агентурной сети во Франции, продолжал использоваться лет десять. Ведь там были «вечные» вопросы, ответы на которые интерисовали специалистов постоянно.

Второй принцип — целенаправленность. Задание должно быть выполнено любой ценой. Для большинства советских разведчиков эта догма стала одним из главных принципов. Поэтому искались любые, самые изощренные способы добычи секретной информации. Подкуп, шантаж, кража — все вплоть до убийства. Часто в роли «рыцарей плаща и кинжала» выступали обычные люди. В стране, где «государством может управлять даже кухарка», это не считалось необычным поступком. Особенно распространено это явление было в 30—40-е годы.

Третий принцип — многоликость. Профессиональный разведчик мог скрываться под личиной дипломата, сотрудника аппарата международной организации (например ООН), представителя одного из внешнеторговых объединений или просто гражданского специалиста или ученого. Его коллега без специальной подготовки мог работать кем угодно, а о его тайной жизни знало только два или три человека из КГБ, один из которых курировал работу «добровольного помощника».

Четвертый принцип — конспиративность и централи-зованность. Крайне редко представители закрытых НИИ или КБ общались с теми, кто добыл заказанную ими информацию. И дело не только в скромности «бойцов невидимого фронта», но и в оптимизации труда. Например, сразу три организации, КГБ, ГРУ и Министерство внешней торговли, занимались добычей оборудования, которое было запрещено к ввозу в страны Восточной Европы. К этому следует добавить еще несколько структур, которые добывали информацию легальными путями. Один из них — анализ иностранных технических журналов. По статистике эта процедура позволяет удовлетворить потребность в информации на 90%. Поэтому все потребители заранее подавали заявки на необходимую информацию в свои министерства и ведомства. Затем военно-промышленная комиссия готовила сводный перечень вопросов и раздавала его всем органам добычи. Аналогичным путем происходило распределение.

Тем самым удавалась сохранить в тайне друг от друга имена потребителей и добытчиков. Это позволяло свести до минимума ущерб при предательстве представителя ВПК или разведки. С другой стороны военно-промышленная комиссия могла контролировать все процессы в области государственного промышленного шпионажа, при этом и ей не были известны источники информации и результаты внедрения той или иной технологии.

Нас, в первую очередь, интересуют органы добычи. О структуре военно-промышленного комплекса написано достаточно много, а военно-промышленная комиссия была обычным советским министерством. Вот только управляла она необычной отраслью, хотя работавшие там сотрудники особо не задумывались над своей избранностью. Им ведь не приходилось рисковать жизнями в зоне боевых действий, работать в чужих странах со сложной оперативной обстановкой (жесткий контроль местной контрразведки) или просматривать горы иностранных журналов и проспектов в поисках нужной информации.

Сколько организаций занимались научно-технической разведкой в начале 20-х годов? Не менее трех разведорганов: ИНО ГПУ, Разведуправление РККА и отдел международных связей (ОМС) Коминтерна.

К ним следует добавить многочисленные внешнеторговые организации среди которых наиболее известны три: Аркос (Англия), Амторг (США) и Востваг (Германия). На самом деле их было значительно больше, чем три. В Германии, например, кроме Воствага существовали Германо-Российская транспортная компания, Германо-российская нефтяная компания и банк «Гарантии и кредиты для Востока»[497].

Каждая из этих организаций сыграла значительную роль в импорте иностранных технологий в Советскую Россию. При этом каждая из них вела активную коммерческую деятельность и занималась активным легальным импортом технологий и оборудования в Советский Союз. Поэтому было бы неправильным утверждать, что перечисленные выше ведомства и им подобные были созданы исключительно для проведения разведывательных операций.

К ним следует добавить множество организаций, чье появление связано с сотрудничеством СССР с Германией в военно-технической сфере. У них были разные названия, они подчинялись различным ведомствам, но тоже относились к категории добывающих органов.

Свой рассказ начнем о первых внешнеторговых объединениях, которые в обход торговой блокады, объявленной Западом молодой республике, обеспечили ввоз необходимого оборудования и технологий. А еще о торгпредствах, которые тоже активно участвовали в операциях отечественной научно-технической разведки.

Доказательство этого утверждения можно найти в справке реферата IV Е5 4-го отдела РСХА (гестапо) «Об организации и деятельности советской разведки» от 3 декабря 1941 года:

«Как неоднократно было установлено, советские торговые представительства, как и дипломатические представительства, втянуты в разведслужбу. Деятельность торговых представительств лежит главным образом в области экономического шпионажа. На основе ранее заключенных торговых договоров сотрудники торговых представительств имели возможность посещать предприятия и наблюдать за ходом производства предназначенных для них машин и товаров. При этом не всегда удавалось предотвратить ознакомление русских с процессом, который следовало держать секретно из экономических соображений.

Письменные материалы, захваченные после начала германо-русской войны в здешних торговых представительствах, дали многочисленные доказательства того, что торговые представительства занимались главным образом шпионажем»[498].

История создания Амторга восходит к 1921 году, когда доктор А. Хаммер, только окончивший медицинский колледж при Колумбийском университете, отправился в Москву. При себе он имел сопроводительное письмо, адресованное лично В. И.Ленину. Цель поездки была сугубо прагматичной — «выбить» 150 000 долларов, которые молодое Советское государство задолжало его отцу Ю. Хаммеру. Он был владельцем фармацевтической компании и в период Гражданской войны контрабандно, в обход объявленного Западом эмбарго, поставлял жизненно необходимые Красной Армии лекарства.

История умалчивает, удалось или нет семейству Хам-меров получить свои деньги за проданные медикаменты, но зато этот визит стал стартовой точкой сверхприбыльного бизнеса американца. Речь идет не только об известных сферах деятельности этого человека. Например, вывоз и продажа за рубежом произведений искусства. Дело в том, что он активно помогал советской разведке в сфере промышленного шпионажа.

В 1924 году в Нью-Йорке была учреждена Американская торговая корпорация (более известна как Амторг). Один из тех, кто помогал в ее организации, был Ф. Э. Дзержинский. Официально он возглавлял некую концессиональную комиссию. А со стороны США этот проект активно лоббировал сам А. Хаммер[499]. Ее уставной капитал составил 100 тысяч долларов США.

вернуться

497

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 2. Кн. 2. Начало. 1 сентября — 31 декабря 1941 года. — М., 2000, с. 582-583.

вернуться

498

Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. — М., 1999, с. 48.

вернуться

499

Даллйн Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, с. 373—374.

76
{"b":"6179","o":1}