ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Схема организации их работы была проста и эффективна. Газета «Юманите» (центральный орган французской компартии) обратилась ко всем своим читателям с просьбой присылать заметки и очерки о том, что происходит на их заводах и фабриках. Особо рекомендовалось обращать внимание на факты тайной подготовки к войне с СССР. Наиболее интересные материалы редакция обещала опубликовать. Все присланные материалы внимательно изучались и на их основе готовились обзоры для Москвы. Сотрудник советской поенной разведки С. Маркович отвечал за этот участок работы[50].

И. Вир занимался не только аналитической работой, он регулярно переправлял в Москву образцы новейшего вооружения. Однажды он прибыл в Париж как агент по торговле бельем. В его чемодане среди кружевных панталон лежала французская мина, недавно принятая на вооружение[51].

По утверждению французской полиции, между 1928 и 1933 годами в стране действовала сеть, которая состояла более чем из 250 агентов. Это только те люди, кого удалось идентифицировать. На самом деле их было значительно больше.

Среди них был отставной полковник О. Дюмулен, сотрудничающий с советской разведкой с 1923 года. Он издавал журнал «Армия и демократия» и везде представлялся, как независимый военный эксперт. Одна из задач, стоявших перед ним, — сбор информации об определенных военных заводах и выпускаемой ими продукции.

Инженер Обри из военного министерства и его жена специализировались на поставке секретных данных о взрывчатых веществах. Сотрудник химико-биологической лаборатории В. Райх регулярно информировал Москву об отравляющих газах и бактериологическом оружии[52].

Опыт использования «рабкоров» было решено использовать в Германии. В начале 20-х годов эта страна характеризовалась политической нестабильностью и стремительным развитием в области аэронавтики, химии и оптики. Поэтому советская разведка начала спешно создавать многочисленные центры научно-технической разведки. Одним из них руководил Г. Робинсон.

В 1925 году в эту страну прибыл первый резидент нелегальной советской разведки Ф. Вольф (В. Раков). Он сумел создать небольшую, но работоспособную агентурную сеть. Наиболее полно освещались последние достижения в области авиации, военной химии и военно-морских сил[53].

Другой сотрудник советской внешней разведки, В. П. Нотарьев, работал под прикрытием торгпредства. Он получил конфиденциальным путем секретные материалы по нефти, прокатным станам и отдельным вопросам военной техники[54].

В 1927 году в Берлин из Москвы приехал инженер Александровский, который должен был собирать информацию об авиационной промышленности Германии. Он руководил единственным, но очень проворным и ценным агентом — инженером Э. Людвигом. Этот человек в 1924—1925 годах работал на заводе компании «Юнкере» в Москве. Вернувшись в Германию, он часто менял место работы и уже через два года знал все особенности производства на заводах Юнкерса в Дессау, Дор-нье во Фридрихсхафене, а также о разработках Исследовательского института аэронавтики в Адлерсхофе. Арестовали Э.Людвига в июле 1928 года и приговорили к пяти годам тюрьмы.

В 1928—1930 годах, когда Германия приступила к постройке своего первого военного крейсера, советская разведка начала активную охоту за документами. Первая группа состояла из проектировщиков и технологов и специализировалась на похищении чертежей. Ею руководил инженер В. Адамчик. Нейтрализовали группу в марте 1929 года.

Вторая группа, руководимая Л. Хоффманом, состояла из рабочих коммунистов с верфей Бремена и Гамбурга. Их арестовали в мае 1931 года[55].

В 1930 году коммунист и инженер-химик Т. Пеш, работавший в финансируемой британцами компании «Ной-текс» в Ахене, передел секретные документы и образцы пуленепробиваемого стекла. Он был арестован и осужден на два месяца.

В 1926 году в структуре подпольной Компартии Германии появилась новая секция ББ-Аппарат (рабкоры, экономический шпионаж). Как и их французские коллеги, эти рабкоры, внедренные на заводы, снабжали специалистов подробной информацией о промышленных проектах и их технических характеристиках. Правда, сеть в Германии была довольно скромная — несколько сотен человек, а во Франции это число составляло более двух тысяч.

Разумеется, люди, работавшие в ББ-Аппарате, считали, что они работают на благо рабочего класса и профсоюзов. Никто открыто не требовал от них заниматься шпионской деятельностью в экономике. Разведданные, собранные на заводах, объединялись и анализировались под большим секретом очень узким кругом лиц. При необходимости делались запросы инженерам и тем лицам, которые симпатизировали коммунистам и профсоюзам.

Агентура имелась на предприятиях Байера, Сольве, в Высшей технической школе Берлина — Шарлоттенбурге, в институте Герца, в институте кайзера Вильгельма, на заводах «Рейнметалл», на цементных предприятиях Поли-зиуса, в «Телефункене». А разведсеть инженера Э.Людвига с успехом вела шпионаж на авиационных предприятиях Юнкерса и Дорнье, а также в Исследовательском институте аэронавтики в Адлерсхофе[56].

Один из первых судов над коммунистами-«промыш-ленными шпионами» — процесс по делу А. Кнепфле. Этот человек занимал пост секретаря коммунистической ячейки в Аувайлере. Он обратился к пяти или шести товарищам по партии, которые работали на одном из заводов германского военно-химического концерна «И. Г. Фарбен индустрии» попросил их собирать конфиденциальную информацию о технологиях, образцах и планах.

Второй группой, работавшей на том же объекте, руководил бригадир Г. Херлофф.

В 1926 году обе группы были раскрыты и полиция арестовала около 20 человек. Их судили в мае того же года и они получили довольно небольшие сроки: от трех месяцев до одного года.

В октябре 1926 года к четырем месяцам тюрьмы был приговорен В. Киппенбергер. Он работал на химическом заводе в Биттерфельде и копировал секретные планы[57].

В 1929 году во время посещения Советского Союза был завербован депутат рейхстага и член комиссии по иностранным делам Союза германских промышленников, профессор Кенигсбергского университета Д. Прейер. Вместе с ним с внешней разведкой согласилась сотрудничать его секретарь — Г. Лоренц. Располагая обширными связями в промышленных кругах страны, Прейер до 1932 года давал обширную информацию о позиции германских промышленников по отношению к СССР, описание патентов и технологических процессов[58].

Польской разведке летом 1925 года удалось перехватить секретную инструкцию помначснабжения артиллерии при ВВС СССР Шафрона для советского военного представителя в Берлине Мортова о получении технических сведений относительно новейший артиллерии за рубежом[59].

В 1930 году резидентуру военной разведки в Германии возглавил О. А. Стигга. Под его руководством работало только в Берлине до 250 сотрудников[60]. В своей работе он ориентировался в первую очередь на добычу научно-технической информации. При этом он активно использовал возможности ББ-Аппарата. Этим подразделением руководили Ф. Грибовский (1929-1930), Ф. Бурде (1930-1931) и В. Баник (1932—1935). Сотрудники этой подпольной структуры проникли не только на оборонные предприятия. Они были везде, где имелась значимая для СССР информация экономического и технического характера.

Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева - image14.jpg
вернуться

50

Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 224-225.

вернуться

51

Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. 1870-1939. — М., 1997, с. 206.

вернуться

52

Даллин Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, с. 59—61.

вернуться

53

Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ: Очерки истории российской военной разведки. Кн. 1. — М., 2000, с. 166—170.

вернуться

54

Очерки истории российской внешней разведки: В 6 т. Т. 2. 1917-1933 годы. — М., 1996, с. 226.

вернуться

55

Даллин Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, с. 113—116.

вернуться

56

Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. 1870-1939. — М., 1997, с. 211-213.

вернуться

57

Даллин Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, 104—105.

вернуться

58

Очерки истории российской внешней разведки: В 6 т. Т. 2. 1917-1933 годы. — М., 1996, с. 224.

вернуться

59

Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история»: Иностранцы Московского электрозавода в советском обществе 1920-1930 гг. — М., 2000, с. 84.

вернуться

60

Там же, с. 71.

8
{"b":"6179","o":1}