ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Порой люди, сами предлагающие свои услуги иностранной разведке, («инициативники») совершают непростительные ошибки или бывают слишком сентиментальны. Например, лейтенант ВВС США К. М. Кук служил в стратегическом ракетном пусковом центре. В 1980 году он сам пришел в советское посольство и за 50 долларов продал конспект — собственноручно подготовленное краткое описание места службы. После того, как сделка состоялась, он воспользовался междугородной связью и позвонил по «межгороду» из посольства своим родителям. Это было его первой ошибкой. А 2 мая 1981 года он снова попытался попасть на территорию посольства, но его не пустили. Праздник у советских граждан. О его желании узнало ФБР. Двое агентов этого ведомства блестяще изобразили русских дипломатов. Лейтенант поверил им и отдал секретные документы, которые привез на встречу[549].

В феврале 1982 года двое советских дипломата были высланы из Норвегии за попытку нелегально приобрести части американского истребителя F-16, производимого в этой стране. Они так же пытались вовлечь с помощью взяток норвежские фирмы в незаконные торговые сделки для снабжения Советского Союза передовыми американскими технологиями.

В том же году в Канаде был выдворен еще одни гражданин СССР, пойманный с поличным при попытке вывезти контрабандно сверхсекретное оборудование, относящееся к области связи[550].

В 1985 году ФБР был арестован курсант 63-й учебной эскадрильи материально-технического обеспечения на авиабазе ВВС США Лоури (штат Колорадо) Э. Буханан[551]. До сих пор не ясно, что именно хотел предложить «ини-циативник» советской разведке.

Арест этого человека вызвал цепочку событий, которая в конечном итоге поставила под угрозу срыва намеченную встречу в верхах между президентом США Р. Рейганом и советским лидером М. С. Горбачевым.

Офицер КГБ Г. Ф. Захаров прибыл в Нью-Йорк из Москвы для работы в качестве советника по науке в Центре развития науки и технологий, входящего в состав секретариата ООН. Его повышенный интерес к обитателям студенческих городков насторожил ФБР. Контрразведке пришлось срочно искать добровольных помощников среди новых знакомых советского кандидата. Один из тех, кто согласился сыграть роль «двойного агента» стал 25-летний уроженец Гайаны Л. Н. Бож, фигурировавший в переписке ФБР под кличкой Водопроводчик.

Захаров представился Божу, который учился на программиста, научным экспертом ООН и попросил помочь в сборе информации по электронике, искусственному интеллекту и компьютерным технологиям. В конце 1984 года, когда Водопроводчик писал диплом, его новый знакомый из Советского Союза посоветовал ему после окончания университета устроиться в компанию, работавшую в одной из вышеперечисленных сфер. А вот в ФБР решили иначе и оформили двойного агента на работу в мастерскую, которая занималась изготовлением отдельных деталей для радарных установок и для двигателей военных самолетов. Выбор места работы был не случайным. Владельцем предприятия был отец одного из контрразведчиков.

В мае 1986 года Бож подписал «контракт» с советской разведкой сроком на десять лет и стал Биргом. А 22 августа, во время очередной встречи с Водопроводчиком, Захаров был арестован. Его обвинили в том, что он как сотрудник КГБ заплатил Божу 1000 долларов за три секретных чертежа реактивных двигателей самолетов ВВС США. Реакция Москвы на этот инцидент оказалась молниеносной и непредсказуемой. Через неделю в советской столице был арестован по обвинению в шпионаже корреспондент одной из крупных американских газет Н. Дани-лофф. Такого развития событий ФБР ожидало меньше всего.

Первоначально не планировалось арестовывать советского разведчика. В качестве меры наказания рассматривалась просто его высылка из страны. Против ареста активно выступал Государственный департамент, который справедливо полагал, что громкий шпионский скандал только повредит процессу сближения двух сверхдержав. Зато Белый дом согласился на эту акцию. В результате встреча в верхах оказалась на грани срыва. Однако дипломаты смогли уладить все возникшие проблемы. Захаров и Данилофф были отпущены на свободу и спешно покинули негостеприимные страны[552].

ФБР крайне редко реализует такие операции с участием двойных агентов. Одна из причин — необходимость на протяжении длительного периода времени снабжать противника достоверной информацией. Ведь, в большинстве случаев ее можно проверить с помощью экспертов или из других источников. Да и не каждый человек подходит на роль двойного агента. Поэтому обычно американская разведка после выявление очередного «инициативника» просто арестовывала предателя.

Типичный пример — история авиаинженера Т. П. Каваны. Этот человек пытался продать советской разведке секретную информацию о бомбардировщике, сконструированном с использованием технологии «Стеле». Благодаря особенностям этого метода самолет крайне сложно обнаружить с помощью радаров. В 1981 году Канава поступил на работу в компанию «Норсроп». Через три года достиг должности главного инженера отдела сложных технологий. Несмотря на высокую зарплату, инженер не смог решить все свои финансовые проблемы. И тогда он позвонил в советское консульство в Сан-Франциско и предложил за 25 000 долларов рассказать подробности о технологии «Стеле»[553]. Почему отечественная разведка не спешила давать положительный ответ на это заманчивое предложение? Существует несколько версий такого странного поведения. Согласно одной, инженер был объявлен «подставой» американской контрразведки. Поэтому от него решили держаться подальше. По другой версии, ФБР просто опередило КГБ или ГРУ и первым вычислило инженера. В любом случае, Т. В. Кавана был приговорен к пожизненному заключению.

Причина настороженного отношения офицеров советской разведки к «инициативникам» легкообъяснима. Иногда визит потенциального агента в лучшем случае заканчивается громким дипломатическим скандалом.

При неблагоприятном стечении обстоятельств, например отсутствии дипломатического иммунитета, — арестом. А дальше долгая процедура следствия, суд и обмен на иностранных граждан, арестованных за «железным занавесом».

Летом 1977 года ФБР провело очередную операцию против советской разведки. Лейтенант ВМС США А. Линберг взошел на борт лайнера «Казахстан». Через десять дней круиза, перед тем как покинуть палубу комфортабельного судна, он передал одному из помощников капитана записку. В ней говорилось, что он не прочь заработать и готов поделиться информацией о технических особенностях акустических систем обнаружения советских подводных лодок. КГБ принял его предложение. Была достигнута договоренность о том, что материал будет заложен в тайнике. Во время изъятия контейнера в мае 1978 года было арестовано три советских разведчика[554].

Матрос М. Р. Мерфи служил на американской атомной подводной лодке «Джеймс Полк». В июне 1981 года он позвонил в советское дипломатическое представительство при ООН и предложил свои услуги. Советская разведка так и не успела ответить на его предложение. «Инициативник» оперативно был арестован контрразведкой[555]. В январе 1986 года на авиабазе Бэль-Аир в Калифорнии был арестован рядовой ВВС США Б. Отт. Причина ареста — попытка продажи секретной технической информации по самолету-разведчику SR-71 «БЛЭКБЭРД» двум сотрудникам ФБР, которые выступили в роли советских дипломатов. Предварительно «инициативник» позвонил в консульство СССР в Сан-Франциско[556].

Старшина Р. Д. Хагвуд служил в Тихоокеанском ракетном пусковом центре в Пойнт-Мугу (штат Калифорния). В марте 1986 года он попытался продать руководство по боевому снаряжению самолетов. Правда, в роли покупателей выступили не офицеры советской разведки, а сотрудники ФБР[557].

вернуться

549

Баррон Д. КГБ сегодня: Невидимые щупальца. — СПб., 1992, с. 52.

вернуться

550

Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. — М., 1999, с. 127.

вернуться

551

Там же, с. 251.

вернуться

552

Там же, с. 274.

вернуться

553

Там же, с. 365-366.

вернуться

554

Там же, с. 367.

вернуться

555

Там же, с. 463.

вернуться

556

Там же, с. 707.

вернуться

557

Там же, с. 258.

84
{"b":"6179","o":1}