ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Существует и совершенно иная версия провала Ветрова. Согласно ей, ошибку допустили сами французы. Дело в том, что в 1983 году в посольстве Франции в Москве были обнаружены специальные устройства, позволяющие получать копии всех отправляемых из посольства сообщений до их шифровки. В качестве ответной меры французское правительство выслало из страны 47 сотрудников КГБ и ГРУ. А в ответ на протесты посла СССР в Париже Н. Афанасьевского ему продемонстрировали копию секретного документа, полученного от Ветрова, — решение Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (ВПК), в котором речь шла об итогах изучения и использования научно-технических разведывательных материалов. После этого вычислить предателя для КГБ не представляло никакого труда[589].

А для советской контрразведки началось «жаркое время» — поиски предателя. Если список сотрудников внешней и военной разведки их коллеги из Франции могли составить самостоятельно, то совершенно секретный документ из ВПК мог передать только сотрудник одного из добывающих органов, либо самой ВПК.

Дело в том, что по ряду признаков любая контрразведка может идентифицировать большинство дипломатов-шпионов. Например, если речь идет о советских «рыцарях плаща и кинжала», то это частые отлучки из здания посольства во время рабочего дня, труднообъяснимое желание поработать в вечернее время и выходные дни, а точное доказательство — это попытка уйти от подразделения «наружного наблюдения». К этому следует добавить, что ряд должностей традиционно закреплен за сотрудниками КГБ или ГРУ. Если вышлют одного «засвеченного» разведчика, то его место займет коллега.

Другое дело, что контрразведка, в большинстве случаев, против массовой высылки «дипломатов с погонами». Приедет новая команда и процесс выяснения того, кто чем занимается, начнется с нуля. А если среди новичков будут профессионалы более высокого уровня? Против высылки выступает и разведка. Есть риск ответной меры, а это значит, что нужно будет начинать на «пепелище» и «засветки» на страницах открытой печати имен и лиц «рыцарей плаща и кинжала».

Зачем они это сделали? Может быть решили, что агент Прощай мертв (например, его сбила машина) и пора начинать активно использовать его материалы. Хотя, скорее, в дело вмешалась большая политика и желание отомстить отечественной научно-технической разведке. В 8-й и 11-й главах приводятся некоторые итоги работы на начало 80-х годов. Большинство этих цифр было получено западными экспертами на основе материалов В. И. Ветрова.

Нельзя исключать наличие «крота» (высокопоставленный агент) разведки одной из соцстран в спецслужбах Франции или США. Если бы разоблачение В. И. Ветрова произошло спустя несколько лет, то, возможно, эту заслугу приписали бы, например, О. Эймсу или кому-либо еще из отечественных агентов в ЦРУ или ФБР.

Вне зависимости от причины разоблачения агента Прощай 30 августа 1983 года в следственном отделе КГБ СССР было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 64, пункт «а» УК СССР (измена Родине)[590].

Осенью 1983 года осужденный за убийство и ношение холодного оружия В. И. Ветров был этапирован из Иркутска в Москву и помещен в СИЗО «Лефортово». В течение месяца он упорно отрицал свою связь с иностранной разведкой, но затем во всем признался и начал давать показания[591].

Выяснилось, что в период работы на французов он передал УОТ свыше 4000 документов, имевших гриф «совершенно секретно». Многие из них имели резолюции председателя КГБ Ю. В. Андропова, а на некоторых были пометки Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева. Эти секретные материалы касались следующих вопросов:

— полный перечень всех государственных организаций СССР, занимающихся сбором и анализом научно-технической информации;

— планы реализации информации, а также средства, сэкономленные в результате полученной нелегальным путем западной техники для всех областей промышленности;

— список основных агентов, завербованных офицерами линии «X» в западных странах.

Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством генерал-майора Бушуева 14 декабря 1983 года вынесла вердикт: «Приговорить Ветрова Владимира Ипполитовича к высшей мере наказания».

Президиум Верховного Совета СССР оставил приговор без изменения. 23 января 1984 года шпион был расстрелян[592].

Материалы, переданные Ветровым французам и получившие название «досье Фаэрвелла», очень кстати пришлись президенту Франции Ф. Миттерану, избранному на этот пост в 1981 году. Руководители стран «большой семерки»^ подозрением смотрели на президента от Французской социалистической партии и крайне отрицательно относились к включению во французское правительство четверых министров-коммунистов. Но Миттеран, передав в июле 1981 года в Оттаве американцам часть материалов из «досье Фаэрвелла», добился улучшения франко-американских отношений и поднял свой авторитет в глазах президента США Р. Рейгана[593].

Предательство Ветрова привело также и к аресту ряда агентов в странах Запада. После того, как директор УОТ М. Шале передал ФБР обещанные Миттераном материалы, в США летом 1981 года были арестованы Д. Харпер и У. Белл.

Прощай передал сведения, на основании которых в 1983 году Франция объявила персонами нон грата сразу 47 советских граждан: 40 дипломатических работников, 5 торговых представителей и двоих журналистов[594].

Среди названных был резидент советской внешней разведки во Франции Н. Четвериков, его заместитель Г. Коленнанов, руководители линии «Н» (нелегалы) Ю. Быков, линии «X» (научно-техническая разведка) Ю. Зевакин и линии «ПР» (политическая разведка) В. Юденко. В общей сложности 15 выдворенных дипломатов работали по линии «ПР», 12 по линии «X» и 5 относилось к ГРУ[595].

На самом деле Ветров сообщил установочные данные как минимум 422 офицеров КГБ. Следует добавить, что в том же 1983 году 148 советских дипломатов и сотрудников КГБ и ГРУ под дипломатическим прикрытием были выдворены из многих стран мира, причем 88 человек из Европы и США, в том числе 47 из Франции. Всего же с помощью сведений, переданных Ветровым французам, было разоблачено около 57 агентов советской разведки в 15 зарубежных странах.

В феврале 1983 года в ФРГ был арестован подполковник советской внешней разведки и приговорен к длительному сроку заключения.

В апреле 1983 года сотрудники ФБР в момент встречи с агентом задержали офицера КГБ К. Константинова. Дипломата выслали из страны, а работа источника прекратилась[596].

Среди выданных Ветровым агентов — французский инженер Л. Бурдволь (поддерживал контакты с КГБ с 1965 по 1 декабря 1983 года), сотрудник Национальной компании авиационной и космической промышленности, работавший над новейшими космическими программами, в частности над созданием европейской космической ракеты «Ариан»; глава планового отдела западногерманской компании «Мессершмитт-Белков-Блом» М. Рёч; высокопоставленный морской офицер ЮАР Д. Герхардт[597].

В декабре 1990 года на американскую разведку начал работать сотрудник Управления «Т» ПГУ КГБ С. Илларионов. С 1980 по 1988 год он находился в Италии, где работал по линии НТР. В 1990 году он вновь прибыл в эту страну и предложил свои услуги резидентуре ЦРУ в Италии. Правда, в январе 1991 года ему пришлось срочно перебраться в США. Дело в том, что О. Эймс сообщил в Москву о предателе.

Всего Илларионов назвал 28 человек, причастных, по его словам, к шпионской деятельности в пользу КГБ. Среди них, помимо представителей бизнеса и государственных служащих, были два генерала, состоявшие на службе в итальянской армии и имевшие связи с командованием НАТО. По некоторым данным, Илларионов установил с ними первые контакты во время ежегодных военно-морских смотров, проводимых в Генуе. В конце января 1992 года итальянская контрразведка совместно с ЦРУ провела задержание ряда лиц, названных Илларионовым, и в отношении них началось судебное разбирательство. Сам же предатель, получив политическое убежище, остался в США.

вернуться

589

Там же.

вернуться

590

Там же.

вернуться

591

Ричелсон Джеффри Т. История шпионажа XX века. — М., 2000, с. 448-449.

вернуться

592

Хинштейн А. Оборотень с Лубянки. — «МК в воскресенье», 1998, № 174-А (36), 13 сентября.

вернуться

593

Вольтон Т. КГБ во Франции. — М., 1993, с. 269.

вернуться

594

Полмар Н., Аллен Т. Б. Энциклопедия шпионажа. — М., 1999, с. 241.

вернуться

595

Вольтон Т. КГБ во Франции. — М., 1993, с. 271—272.

вернуться

596

Хинштейн А. Оборотень с Лубянки. — «МК в воскресенье», 1998, № 174-А (36), 13 сентября.

вернуться

597

Ричелсон Джеффри Т. История шпионажа XX века. — М., 2000, с. 489.

93
{"b":"6179","o":1}