ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шагал.

Вперёд да вперёд. Вслед за пыльными струйками, невесомо скользящими по наезженному лесовозами керамобетону.

Беседуя со старым сморчком Матвей, как всегда, соврал. Даже учителю Чинарёву вряд ли бы вплюнулось в голову наслаждаться местным катаклизмом на лоне местной природы. А уж хакеру-поэту в отставке Молчанову такое бы в голову не вплюнулось и подавно.

На самом деле хакер-поэт, отгородившийся от мира фамилией Чинарёв, имел на остатках ума совершенно иную цель: уйти, куда глаза глядят, лишь с одним определённым условием – как можно дальше от дома, который… который…

Впервые за десять… за уже десять с каким-то там лишком лет у него было появился дом.

Свой дом.

Почти.

Почти свой и почти появился.

Мечта, решительно прогнанная в самые задворочные щели души. Мечта про что-то похожее на блочный трёхэтажный «казённик» в Сумеречных Кварталах. Похожее не трещинами на грязно-сером фасаде, не сквозняками, не допотопными стеклянными окнами, которые по ночам жалобно звякают от уличной внезапной пальбы. Похожее тем, что там всегда ждут (пока есть кому ждать и кого), и там всегда примут. Спрячут радость за показным равнодушием, или злорадством, или за ещё чем-нибудь якобы нехорошим… Но всё равно примут. С радостью. Опять же, покуда есть кому и кого.

С самого первого дня Матвей суеверно запрещал себе надежду, что здесь, на Новом Эдеме давнишняя мечта сбудется. А когда стало уже совершенно понятно, что правильно запрещал, что таки не сбудется – взъярился от разочарования. Хотя ведь никакого обмана здесь не было… разве только самообман.

Вот и всё. И непонятно теперь, куда деваться; понятно только, куда теперь деваться нельзя, и в это «нельзя» умещается как бы не вся планета. Увы, Матвей Молчанов настолько очинарёвился, что одним ударом безвозвратно разбил своё «теперь», не озаботившись даже хоть только подумать о какой-нибудь лазейке в «потом».

И что же дальше?

«Голый человек на голой земле» – чьи это слова?

А ведь человек-то остался голым даже не на Земле…

…Матвей вдруг приостановился, заозирался тревожно, едва не упустив шляпу на забаву хулигану-ветру.

Мутная тень, почти неразличимая на фоне неба, зависла над головой, поморгала тусклым угольем сканерных объективов, и, стронувшись прочь, канула в преддождевой сумрак.

Уф-ф-ф…

Стало быть, набор идентификационных внешних признаков Степана Чинарёва ещё имеет честь находиться в каталоге «коренных и легально пребывающих»… А ведь папаша Виолентины, очухавшись (кстати, очухавшись на удивление быстро), первым делом пообещал немедленно отозвать поручительство… Передумал? Или, вопреки его истерическим угрозам, тут это делается не так уж скоропалительно? А, да какая разница! Главное, что участь дуры-учительницы, освободившая рабочее место некоему С. Чинарёву, оного Чинарёва пока миновала.

Глупенькая училка! Ведь наверняка в первый же день ей растолковали и принцип действия робот-охранников типа «архангел», и вопиющую греховность искажения черт данного Богом лица посредством диавольской выдумки под названьем «макияж»… Но бедная эта дурёшка слишком уж смутно представляла себе разницу между полным отсутствием косметики и минимумом оной, да и слово минимум понимала своеобразно. В результате первый же встреченный «архангел» не распознал её намакияженную мордашку, и… Программы этих вездеходных, вездеплавных и везделётных монстров отличаются поистине святой простой: при встрече с неидентифицируемым человекообразным существом благочестиво открывать огонь на стопроцентное уничтожение.

Да уж, «архангелы» – крутые ребята. Праведные обитатели райских кущей, естественно, не могут оскверняться прикосновеньем к оружию, но им есть кому вверить на попечение заповедные просторы Нового Эдема. А вне этих просторов, но на ближних подступах к ним вьётся рой автоматических спутников, предназначенных для обращения в аннигиляционную вспышку любого корабля, дерзнувшего без разрешения приблизиться к планете обетованной.

Вот таким образом праведники решают проблему незаконной иммиграции.

Что же касается ограничения иммиграции законной…

Кроме человека, мировоззрение коего на сто сотых идентично местному общепринятому (а такие особи крайне редки среди разбредшихся по космосу землян и постземлян) никому не выдержать здешний испытательный срок. И это отнюдь не из-за придирчивости надзирательного комитета.

Да уж, святоши-ангелы… Праведники…

Сотворить бы им ха-а-рошую пакость какую-нибудь, этим местным праведничкам… Например, состряпать бы в соответствующий департамент Объединённых Рас кляузу, будто оные праведники тщательно замалчивают от общественности (прогрессивной, ес-сно) хорошо им известный факт существования на Новом Эдеме разумных аборигенов. И будто бы образ мышления этих самых аборигенов достаточно алгоритмируем для осуществления с ними обмена информацией, и, следовательно, для признания за ними аборигенских преимущественных прав (которые, как известно, приоритетней любых других-прочих, в том числе и первопоселенческих). Вот бы запрыгали новостароверы да постпуритане! Минимум полгода-год беспрерывной проверочной дерганины. Главное, даже псевдо-доказательств такой брехне не надо выдумывать. Их уже выдумали чёрт-те сколько десятилетий назад. Больно уж удобен для жизни Новый Эдем. У кого бишь из древних социал-утопистов есть рассказец такой: «Благоустроенная планета»? Братья, братья… Братья Гонкур? Братья Вайнеры? Ладно, не важно. Чиновники ООР вряд ли когда-нибудь разбирали сочинения прадавних выдумщиков. А вот подобную кляузу они примут к разбирательству наверняка – особенно, если параллельно запустить её в пару-тройку скандальных информ-агентств… Да в какую-нибудь скандальную общественную организацию – в «Клин Пис», например… Да со ссылочками на шокирующие прецеденты вроде Танзании-два… Да…

Да.

Очень всё это, конечно, заманчиво, только для отсылания кляузы нужно иметь доступ к какому-нибудь серверу Интерсети. А оные здесь ежели и имеются, то под таким контролем…

Помнится, кто-то давеча поминал утопистов?

Как ни верти, а прежде, чем злоумышлять всякие пакости, надо бы придумать способ отсюда выбраться.

* * *

Матвей свято верил, будто он, обуреваемый сложным коктейлем негативных эмоций, идёт безо всякой реальной цели – просто куда глаза пялятся. Верил он в это до того самого мига, когда вдруг осознал, что керамобетонный монолит под его ногами сменился чёрными шестиугольными плитами, а начавшийся-таки ливень вдруг очень по-нелепому оборвался.

Та-а-к…

Ну, и что же мы намерены делать дальше? Вариантов бездна. Можно, к примеру, захватить местную шхуну с боем… верней, с МОРДОбоем, поскольку окромя кулаков никакого оружия у нас не имеется. Ещё можно забраться в экспортный склад, притаиться среди златокедровых столярных шедевров и дать себя загрузить вместе с ними в лифт очередного транзитного сухогруза. Вот только дьявол знает, когда какому-нибудь транспортнику вздумается заглянуть на Новый Эдем – до или после истечения того срока, каковой можно прожить без еды и остального… Так что сей вариант будет самым правильным: одинокий полный кретин в куче умных деревяшек – по крайней мере, оригинально.

Правда, если оригинальничать, то уж тогда во все тяжкие. Например, поступить по-законопослушному. Купить билет на ближайший корабль, дождаться этого корабля в гостинице (а гостиница, наверное, здесь весьма неплоха – очень уж гадкие слухи бродят о ней в Златограде)…

Оно бы впрямь всего лучше, кабы не досадненькая проблемка: деньги.

Все имевшиеся платёжные средства (и электронные, и даже наличную мелочишку) папаша Виолентины милостиво согласился принять в залог своего бесценного поручительства; коль скоро испытательный срок не пройден, о залоге впредь можно не беспокоиться. О ближайшем будущем беспокоиться тоже не стоит. Годиков этак за пять-шесть полезного для здоровья труда в каком-нибудь свинарнике (кстати, нелишне напомнить, что ради целостности рекламного имиджа здесь отнюдь не только в столярнях трудятся по-патриархальному)… Так вот, годиков за пять-шесть ты возместишь моральный ущерб обманувшейся в тебе общине, отбудешь наказание за сегодняшнее своё прегрешение и заработаешь на билет до ближайшей общедоступной и общезанюханной дыры. Тебя выпрут туда, по рассеянности забыв узнать твоё мнение, и окажешься ты там, имея весь свой багаж одетым на себя в виде единственной смены одежды с девственно пустыми карманами.

4
{"b":"6180","o":1}