ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара. Дж. Масс

Убийца и целительница

Стеклянный трон — 0,2

Копирование материала СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО.

Стеклянный трон // Двор шипов и роз © 2016–2018

Переводчик: Алианна Диккерсон

Редактор: Алианна Диккерсон

Вычитка: Мария Джуга

Специально для группы vk.com/throneofglass_online

Глава 1

Странная молодая женщина в течении двух дней оставалась в «Белой свинье» и почти ни с кем не разговаривала, кроме Нолана, который лишь взглянул на её прекрасную одежду цвета ночи и предоставил ей комнату.

Лучшую комнату в «Белой свинье» — комнату, которую он предлагал только посетителям, из которых можно было выкачать много денег, и, похоже, совсем не беспокоился о тяжёлом капюшоне или о большом ассортименте оружия, которое сверкало вдоль её длинного, стройного тела. Не тогда, когда она бросила ему золотую монету, будто случайно щёлкнув пальцами в перчатках. И не тогда, когда на ней была богатая золотая брошь с большим рубином размером с яйцо.

И опять-таки, Нолан этого тоже не боялся. Только разве что того, что ему не заплатят — и даже тогда это вызывало бы только гнев и жадность, но не страх.

Ирэн Тауэрс наблюдала за молодой женщиной из-за стойки бармена. Наблюдала — хотя бы потому, что незнакомка была молода и без сопровождения, сидела за столом с такой тишиной, что невозможно было не смотреть. Не удивляться.

Ирэн всё еще не видела её лица, хотя время от времени замечала мельком золотую косу, сверкающую из глубин её чёрного капюшона. В любом другом городе, кроме Инниша, «Белая свинья» вероятно, будет считаться самой худшей таверной из самых худших, что касается роскоши и чистоты. Но здесь, в Иннише, в портовом городке настолько маленьком, что его даже не изображали на большинстве карт, таверна считалась лучшей.

Ирэн взглянула на кружку, которую сейчас мыла, и старалась не вздрагивать. Она делала всё возможное, чтобы бар и пивная были чистыми, чтобы обслуживать посетителей «Свиньи» — большинство из которых были моряки, торговцы или наёмники, которые часто думали, что она тоже продаётся — с улыбкой. Но Нолан всё еще разбавлял вино, всё еще стирал простыни только тогда, когда было заметно присутствие вшей и блох, а иногда использовал для приготовления пищи любое мясо, которое валялось на задней аллее.

Ирэн работала здесь уже год — на одиннадцать месяцев больше, чем она предполагала — и «Белая свинья» всё еще была ужасной. Учитывая, что она имела мужество чистить всё, что угодно (факт, который позволял Нолану и Джессе требовать, чтобы она чистила самые отвратительные беспорядки посетителей), это действительно много значило.

Незнакомка за дальним столом подняла голову, указывая пальцем в перчатке, чтобы Ирэн принесла еще одну кружку эля. Для кого-то, кому не дашь больше двадцати лет, молодая женщина выпила слишком много вина и эля, независимо от того, что Нолан приказал доливать ей чуть больше. Впрочем, нельзя было сказать точно с этим тяжёлым капюшоном. Эти последние две ночи она просто шла обратно в свою комнату с кошачьей грацией, не спотыкаясь, как большинство посетителей, когда выходили после последней кружки.

Ирэн быстро налила эль в кружку, которую только вымыла, и поставила на поднос. Также добавила стакан воды и немного хлеба, заметив, что девушка так и не прикоснулась к тушеному мясу, которое ей принесли на ужин. Ни одного кусочка. Умная женщина.

Ирэн пробралась сквозь заполненные столики, уклоняясь от рук, которые пытались схватить её. На полпути она поймала взгляд Нолана, который сидел у входной двери. Ободряющий кивок. Его практически лысая голова блестела в тусклом свете.

«Давай ей больше пить. Давай ей больше возможности потратить свои денежки».

Ирэн не отвела взгляд, хотя бы потому, что Нолан стал единственной причиной, по которой она не бродила по мощеным улицам с другими молодыми женщинами Инниша, куртизанками. Год назад толстяк позволил ей убедить его, что ему нужна дополнительная помощь в таверне под гостиницей. Разумеется, он согласился только тогда, когда понял, что получит выгоду от этой сделки.

Но она была восемнадцатилетней девушкой в отчаянии, и он с радостью предложил ей работу, которая предлагала всего несколько медяков и маленькую кровать в шкафу для мётел под лестницей. Большая часть денег доставалась ей с чаевых, но Нолан требовал половину из них. И тогда Джесса, другая барменша, требовала две трети того, что осталось, потому что, как часто говорила Джесса, именно её красивое лицо уговаривало мужчин тратить свои деньги.

Один взгляд в угол зала показал, что это «красивое лицо» и соответствующее тело сидят на коленях у бородатого матроса, хихикая и играя своими тёмными вьющимися волосами. Ирэн вздохнула, но не жаловалась, потому что Джесса была любимицей Нолана, а у Ирэн не было куда идти — абсолютно некуда. Сегодня Инниш был ей домом, а «Белая свинья» — убежищем. Вне этого мир был слишком большим, полным разбитых мечт и армий, которые сокрушили и сожгли всё, чем Ирэн дорожила.

Наконец Ирэн подошла к столу незнакомки и заметила, что молодая женщина смотрит на неё.

— Я принесла для вас немного воды и хлеба, — пробормотала Ирэн с приветствием. Она поставила эль, но колебалась с двумя другими предметами на подносе.

Молодая женщина только сказала:

— Спасибо.

Её голос был низким и прохладным. Образованная речь. И она точно не была заинтересована в разговоре с Ирэн.

Не то, чтобы в ней было что-то очень интересное, с её домотканым шерстяным платьем, висящим на её слишком тонкой фигуре. Как у большинства тех, кто родом из южного Фенхарру, у Ирэн была золотисто-коричневая кожа и абсолютно обычные каштановые волосы, средний рост. Только её глаза, яркие золотистые, дарили ей повод для гордости. Правда не много людей их замечали. Ирэн делала всё возможное, чтобы не обращать внимание на свои глаза, избегая любых приглашений для общения и чрезмерного внимания.

Итак, Ирэн поставила хлеб и воду, забрала пустую кружку, которую девушка оставила в центре стола. Но любопытство побеждало, и она заглянула в чёрные глубины капюшона. Ничего, кроме тени, блеска золотистых волос и намёка на бледную кожу. У неё было так много вопросов.

Кто ты? Откуда ты? Куда ты идёшь? Можешь ли ты использовать все те лезвия, которые носишь?

Нолан наблюдал за встречей, поэтому Ирэн сделала реверанс и пошла обратно в бар через зал, полный рук, опустив глаза, когда она заставила себя наклеить улыбку на лицо.

Селена Сардотин сидела за своим столиком в совершенно ужасной гостинице, удивляясь, как её жизнь так быстро катится в ад.

Она ненавидела Инниш. Ненавидела этот запах мусора и грязи, ненавидела тяжёлое одеяло тумана, которое окутывало город днём и ночью, ненавидела второсортных купцов, наёмников и вообще несчастных людей, которые его заполняли.

Никто не знал, кто она, или почему пришла; никто не знал, что девушка под капюшоном была Селеной Сардотин, самой известной убийцей в Адарланской Империи. Но, опять же, она не хотела, чтобы они знали.

Не было возможности дать им узнать, на самом деле. И они не хотели бы знать, что ей осталось чуть больше недели до исполнения семнадцатилетия.

Она была здесь уже целых два дня — либо в её презренной, ужасной комнатке («покои» — вот как это назвал масляный трактирщик), либо внизу здесь, где стояла ужасная вонь от пота, затхлого эля и немытых тел.

Она бы ушла, если бы у неё был выбор. Но она была вынуждена ждать здесь, благодаря её хозяину, Аробинну Хэмелу, Королю Ассасинов. Она всегда гордилась своим статусом, как его избранной наследницы, всегда любила его. Но теперь… Это путешествие было её наказанием за уничтожение его жестокого соглашения с Предводителем Пиратов Бухты Черепов о работорговле. Поэтому, если она не хочет рисковать походом через джунгли Богдано — дикую часть земель, которая соединяла континент с пустынной землёй, единственным путём было плыть на корабле прямо в Юрпу.

1
{"b":"618191","o":1}