ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара Дж. Маас

Убийца и принцесса

Стеклянный трон — 2,1

Копирование материала СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО.

Стеклянный трон // Двор шипов и роз © 2016–2018

Переводчик: Мария Джуга

Редактор: Мария Джуга

Вычитка: Алианна Диккерсон

Специально для группы vk.com/throneofglass_online

Середина зимы была достаточно теплой, чтобы Селена Сардотин не беспокоила себя перчатками, отправляясь в Рафтхол.

Однако принцесса Нехемия была абсолютно несчастна. Тем не менее, она отказалась от повторного предложения Селены взять экипаж по самой модной улицы столицы. Путешествие с экипажем только делало дни короче, говорила принцесса. И так как обе заявили, что хотят провести день, наслаждаясь обществом друг друга, ни одна из молодых женщин не торопилась покончить с этим.

Так они гуляли по Рафтхолу, одетые так хорошо, как могли, учитывая, что должно быть не только красиво, но и тепло, и оставались относительно незамеченными. Они не спешили пересекать город, даже не смотря на то, что у них было невысказанное согласие не рисковать рядом с доками, складами или любым другим местом, являющееся живым доказательством Империи Адарлана — жестоким завоевателем континента.

Проведя год в рабстве и не будучи склонной обсуждать тему рабства, войны или общей отвратительности мира, Селена была более чем счастлива придерживаться широких, чистых улиц, где они могли притворяться просто двумя молодыми женщинами, которые тратят по дороге непристойные суммы денег.

Нехемия уже обошла большую часть города, где ей не понравилось ничего из увиденного, но все же потокала Селене в желании пройти мимо Королевского Театра, зайти в ее любимые пекарни и магазины сладостей, или заглянуть в несколько книжных. Неудивительно, что к тому времени, как они добрались до Кавилла, лучшего ткача Рафтхолла, Селена уже потратила хороший кусок своей месячной зарплаты в качестве Королевского Защитника.

Эта была другая тема, которую предстояло игнорировать весь день.

Две молодые женщины остановились перед входом в магазин, и Селена пробежала глазами по позолоченной древесине, оплетающей стеклянное окно. Где были представлены два платья — одно традиционное синее бальное платье, украшенное золотом и брызгами бирюзы; другое было смелой работой из красного бархата, с длинными рукавами и акцентированным полуночным кружевом.

— Кавилл, — прочитала Нехемия на вывеске, что раскачивалась на ветру реки Айвери. Принцесса повернулась к Селене. — Это… невообразимо, — сказала принцесса на эйлуэйском.

Действительно, за стеклом и выставкой, Селена смогла разглядеть кучку хорошо одетых женщин, дающих советы их клиентам и показывающих потенциальную покупку.

Селена подавила свое неодобрение. Предполагалось, что у них будет личное пространство. Не только ради безопасности принцессы, чья персональная стража следовала позади них, но и чтобы дать Нехемии — которая ненавидила шоппинг и игру в наряжания, и остальное, что было «бесполезно» — в некоторой степени легкость.

— Я думаю, мы пришли немного раньше, — сказала Селена. Нехемия все еще хмурилась перед витриной. — Мы еще могли бы зайти в чайный магазин, если хочешь и…

— Нет, нет. У меня уже замерзли руки, — сказали Нехемия, ее пальцы в перчатках уже сжимались в кулаки, — давай просто зайдем внутрь и подождем.

Прошел месяц с тех пор, как Селена была назначена Королевской Защитницей, месяц, за который ей пришлось столкнуться со всеми трудностями поставленной задачи, но почему-то мысль о том, чтобы войти к Кавиллу с уже раздраженной Нехемией, заставила Селену понервничать. Она уже пожалела Ли Кавилла… и остальных посетителей, что были внутри.

— Просто не забудь, — сказала Селена на эйлуэйском, пока Нехемия проходила через зеленую дверь, — я — Лилиана Гордена, и я просто…

— Наследница Рафтхола, я знаю, — не глядя на нее, закончила Нехемия и зашла внутрь.

Селена последовала за принцессой, кивая страже Нехемии, когда они сменили позицию: один встал за витриной, другой обошел квартал, чтобы занять место у задней двери. Когда начнется что-то опасное, никто не войдет и не выйдет.

Запах лаванды и мяты внутри был и знакомым, и чужим одновременно.

Знакомый, потому что в те годы, когда Селена жила в Рафтхоле, это была ее любимая ткань. Чужой, из-за года проведенного в Эндовьере и месяцы в, что она прожила в Стеклянном замке, сделали все из ее прошлой жизни каким-то странным и неизвестным.

Ли Кавилл, которого Селена посещала уже дважды с тех пор, как стала Королевской Защитницей, стоял у стайки женщин перед занавесками примерочной с его неказистой кожаной записной книжкой и стеклянной ручкой в руке.

В его сорок, Кавилл выглядел порядочным человеком: простая, но элегантная одежда, не смотря на некоторые экстравагантные предложения в его магазине. Также он был тих. Не смущен, но спокоен. Уравновешенный. Он не суетился и не давил, а еще он имел наметанный глаз художника на подбор цветов, кроя и изменяющихся тенденций.

Эти глаза коротко взглянули на них, пробираясь через собравшихся женщин на встречу в час.

Нехемия остановилась прямо за дверью, но Селена прошла еще несколько шагов дальше по красному ковру магазина. Кавилл уже был прямо перед ними, и Селена улыбнулась, протягивая руки.

— Мы немного рано, — сказала она после преветствия, — но мы будем более чем счастиливы подождать, — она склонила голову в сторону зелено-золотого круглого дивана в передней части комнаты — место, предназначавшееся для ожидающих дам, терпеливых мужей или скучающих детей.

Кавилл взял ее руки с улыбкой. Его пальцы были такие же мозолистые, как и ее, хотя его шрамы и мозоли появились от лет с иглами и булавками, а не клинками.

— Марта сказала, что в назначенное время будет важный гость, но я и понятия не имел, какая честь мне будет оказана. — договорив, он повернулся к Нехемии и поклонился. — Добро пожаловать, мы Вас ждали.

Конечно, он узнал принцессу. В то время, как Селене было пугающе легко смешаться с толпой, не было никого, кто бы спрятал принцессу. Не из-за ее кремово-темной кожи, но потому что Нехемия вела себя, как принцесса.

Было неважно где они шли или что во что они были одеты, у Нехемии всегда был наклон головы и блеск в глазах, как будто она появилась на этот свет, зная, что в ее венах течет королевская кровь. Как будто она всегда носила невидимую корону. Селена все еще не была уверена, завидовала ли она принцессе или жалела ее из-за этого.

Нехемия ответила ему поверхностным кивком, столько уважения, сколько Кавилл заслуживал, учитывая, что он вышел из рабочих крестьян и самостоятельно пробрался наверх.

— Я могу предложить вам подождать в моем кабинете, если вам так будет удобнее, — тихо сказал Кавилл, особенно, когда некоторые женщины возле примерочной стали оборачиваться, чтобы рассмотреть новоприбывших. — Нам осталось не более нескольких минут.

Далее он сделал шаг в сторону, и, в конце концов, отошел прочь — забрать то, что он пытался защитить от них. И Селена, возможно, подыграла бы, если бы Нехемия тоже этого не заметила.

Девушка могла быть из Фенхарру или Эйлуэ, с ее загорелой кожей, но еще там были двойные золотые браслеты — наручники вокруг ее запястий, которые отмечали ее как раба. Золотые, бесцельные наручники, которые были сварены, и никогда не снимались.

— Мы можем пойти куда-нибудь еще, — тихо сказала Селена.

Нехемия просто смотрела на девочку-рабыню, лицо ее было пустым. Девушка была хорошо одета, и выглядела сытой, но наручники, такие ужасно красивые, сверкали в теплом свете…

Теперь женщины смотрели на них, но рабыня не поднимала глаз. Даже не повернулась к ним. Селена потерла свои собственные запястья, оттенок призрачной боли прошел через шрамы, которые указывали, где были когда-то ее собственные кандалы, железные и поцарапанные.

1
{"b":"618192","o":1}