ЛитМир - Электронная Библиотека

Зинаида Лонгортова

У синеводной Оби

© Зинаида Лонгортова, 2018

© Наталья Талигина, 2018

© Интернациональный Союз писателей, 2018

* * *
У синеводной Оби - i_001.jpg

Лонгортова Зинаида Викторовна родилась 22 июня 1962 году в посёлке Кушеват Шурышкарского района Ямало-Ненецкого автономного округа, Тюменской области. По национальности ханты. Земли этого малочисленного северного народа расположены по берегам обширной реки Оби со всеми ее притоками.

Отец – Хартаганов Виктор Константинович, работал в Кушевате киномехаником (его отец погиб в ВОВ). Мама, Хартаганова Варвара Семёновна работала в совхозе дояркой (родом из оленеводческой семьи, которую раскулачивали 1937 и 1953 гг.) В семье было восемь детей. Училась в Горковской средней школе.

1983 году окончила Салехардское педагогическое училище им. Анатолия Зверева по специальности «Учитель начальных классов».

В 2000 году окончила Санкт-Петербургский университет им. А. Герцена по специальностям «Культуролог», «Преподаватель истории».

В 1989 году Зинаиду Викторовну пригласили работать переводчиком ханты языка в ГТРК «Ямал» г. Салехарда. В данный момент работает в ОГТРК «Ямал-Регион» старшим редактором РПНС Дирекции телевидения. Является автором программ на русском языке «Северный колорит», программы на ханты языке «Тут султам». Создано более десяти документальных фильмов, которые сразу стали востребованы телезрителями. Её мелодичный голос, любовь и уважение к своим героям, профессионализм привлекают к эфиру ОГТРК «Ямал-Регион» всё новых телезрителей. Она и сама частый гость в различных телепрограммах и радиопрограммах СМИ округа. Её знания о народах Севера востребованы и всегда интересны для слушателей и читателей Ямала.

Ямальцы хорошо знают её и как талантливого публициста. Изданы книги при поддержке Департамента по делам коренных малочисленных народов и Общественной организации «Литераторы Ямала» – «Монсян мув. Земля сказок», очерки «Учитель Севера», повесть «У синеводной Оби».

По народному творчеству «Солнечные блики бересты», «У рыбной реки, на оленьей земле». Фольклорные произведения на родном языке «Ими Хилы», «Овас мувем щащты сыйт».

Зинаида Викторовна также является лауреатом многих международных, российских, окружных телевизионных конкурсов за документальные фильмы.

Неоднократно награждена благодарностями, дипломами и почётными грамотами за профессионализм. Ветеран труда, писатель, член Союза журналистов ЯНАО и России, мастер декоративно-прикладного искусства ЯНАО, Заслуженный работник культуры ЯНАО, член ИСП.

Человек глубоко мыслящий, она ответственно относится к любому поручению, целеустремлённый, всегда доводит начатое дело до конца.

Активно работает в общественных движениях округа, часто встречается со студентами и учащимися школ округа.

Длинноногий друг

Питлор эвие[1] бежала к дому старшего дяди, а сердце в её груди прыгало так, что невозможно было дышать. Она хотела пойти в клуб на дневной киносеанс – показывали сказку «Огонь, вода и медные трубы», но подружки, остановив её, прокричали, что их лосёнка перекормили печеньем и конфетами, и теперь он умирает…

Люди, что в воскресные дни приходили из соседнего посёлка в их клуб, всегда брали с собой что-нибудь вкусненькое. Они знали о лосёнке, и им было просто интересно пообщаться с необычным животным. Диким, ласковым и добрым. Он тянулся к ним, принимал подарки. В тот воскресный день гостей в деревню пришло больше, чем обычно, а значит, и конфет тоже было много…

У синеводной Оби - i_002.jpg

Питлор эвие резко остановилась на углу дома, увидев дядю Юхура и лежащего рядом с ним на земле лосёнка. Любимый её дядя Юхур гладил раздувшийся живот животного. Ноги её от ужаса вдруг словно превратились в деревянные ходули… Подойдя ближе, девочка коснулась плеча Ака[2] и пытливо глянула в его лицо, не найдя сил спросить, что случилось. Дядя поднял глаза, в которых было столько боли и непролитых слёз, и вновь опустил их, как будто боясь показать свою слабость перед маленькой девочкой. Слёзы сразу брызнули на лежащего перед ним лосёнка. Куран вой[3] вздрогнул, беспомощно приподнял веки, остановив мутный взгляд на людях, и вновь закрыл глаза. Длинные тонкие ноги его лежали раскинутыми и время от времени подрагивали. Девочка, привыкшая видеть дядю Юхура жизнерадостным и всемогущим, а лосёнка – бодающимся и сильным, сжала пальцы в кулачок. Она вдруг поняла, что своим немым вопросом делает самому родному, любимому человеку больно. Ака не сможет ответить, а значит, его нельзя беспокоить. Лицо Юхура, напряжённое и бледное, выражало каждым своим мускулом муку лосёнка. Легче было бы ему самому умереть, чем так расстаться с этим животным! Из-за свалившегося на него неподъёмного горя он не мог говорить и ни разу больше не посмотрел на племянницу. И, тем не менее, Ака, продолжая на что-то надеяться, не прекращал массировать живот лосёнка, но тот уже ни на что не реагировал.

Чувство страшной безысходности потрясло, подняло девочку на ноги, и она понеслась, куда глаза глядят. Пробежала через весь посёлок, который казался длинным и бесконечным, и наконец-то достигла опушки леса. Бежала через лес, по узкой тропинке, и даже не вспомнила, как страшно бывает в этом сумрачном месте. Бежала молча – просто слёзы, как у дяди Юхура, брызгали из глаз и мешали смотреть вокруг. Обычно Питлор эвие громко ревела, чтобы привлечь внимание старших, а тут боялась, как бы люди не увидели её горе, её слёзы. Время от времени мотая головой, чтобы они слетали с лица, бежала дальше. Отчаяние переполняло маленькое сердце… Никогда ещё не было в нём столько боли и страха. Нет, не за лосёнка, ведь он не плакал и был ещё жив, а за дядю, всегда такого сильного, а оказалось, и его сердце может страдать.

Она бежала через ручеёк, не замечая кочек, которые нужно перепрыгивать, иначе зачерпнёшь в сапоги воду. И маленький, обросший разной травой бугорок, все-таки подвёл. Питлор эвие плюхнулась в воду.

– Хом по́талы[4]! Противная кочка! Кривая и вредная! Чтоб ты развалилась! – ударив по ней кулачком, громко и отчаянно разрыдалась Питлор эвие. Держась за неё и вытирая мокрое от слёз лицо, лёжа на траве, она не замечала холодных прозрачных струй, выры-вавшихся из образовавшегося затона. Лесной ручеёк, петляя между кочками, обросшими травой и осокой, торопился к величавой, полноводной Оби и уносил с собой первую боль и печаль маленькой девочки. Наконец Питлор эвие успокоилась, вышла на сухое место, выжала мокрую одежду и побрела домой.

Два с половиной года назад, в начале июня молодой двадцатидвухлетний парень Юхур возвращался с рыбалки. Он поставил на обской протоке первые сети после долгой зимы на местную рыбу – щуку да язя[5]. Лёгкий ветерок наполнял капюшон суконной малицы воздухом, ерошил чёрную, вьющуюся шевелюру волос. В ушах звучал шум воды и до сих пор слышался ласковый голос старенькой мамы: «Не забудь, сыночек, после долгой зимы смочить волосы и омыть лицо священной водой Оби. Вчера наконец-то река освободилась от зимнего покрова – льда. Попроси у Великой богини воды Йик Ур Ими благословения на езду по её священным водам, по её священному телу». И хотя Юхур с детства знал древние обычаи поклонения святой воде, приятно было вспомнить, что мама заботится и беспокоится о нём. Он с удовольствием смочил волосы и умыл лицо ледяной водой, прошептав заклинание: «Ущ вой поть, поть, поть! Лор вой поть, поть, поть![6]» – и легко запрыгнул в лодку. Не очень разговорчивый, как часто бывает у северян, улыбчивый и открытый, он всё же отличался чем-то особенным в облике и характере от остальных сверстников-односельчан. Округлое лицо парня, тёмное от ветра и солнца, излучало особый свет притяжения, доброты и надёжности. Честное, уважительное отношение к тем, с кем Юхур общался, привлекало к нему людей. И хотя он ещё молод – уже передовой рыбак, уже в особом уважении и у товарищей, и у начальства совхоза. На него всегда можно было положиться. Не зря нынче во время весеннего праздника директор совхоза Георгий Яковлевич Саенко вручил ему Почётную грамоту за очередное выполнение годового плана по пушнине, а на заработанные деньги Юхур купил новый мотор для лодки, быстрый «Ветерок». Таким сильным двигателем, единственным пока на весь посёлок, нынче мог похвастаться лишь он. В районе их продавали только тем, кто выполнил пятилетний государственный план.

вернуться

1

Питлор эвие (хант.) – имя девочки. К хантыйским именам обычно добавляется принадлежность к полу или возрастные категории. Например, нэ, ими – женщина, пох – мальчик, ики – мужчина. В данном случае, эви – девочка.

вернуться

2

Ака (хант.) – дядя.

вернуться

3

Куран вой (досл.) – зверь с длинными ногами, лось. В хантыйском языке к названиям животных прибавляется уточняющее слово. Здесь «вой» – животное. Или, например, в названии осетра (сух хул): сух – осётр, хул – рыба.

вернуться

4

Хом по́талы! – здесь и далее: в хантыйских словах ударение всегда падает на первый слог.

вернуться

5

Язь – пресноводная рыба семейства карповых, в длину достигает 70 см, в весе – 2-3 кг. Обитает в основном в небольших быстрых и холодных реках.

вернуться

6

«Ущ вой поть, поть, поть! Лор вой поть, поть, поть!» – в этой хантыйской закличке воды Оби и её притоки сравниваются с маслом или жиром, по которому на нерест поднимается рыба.

1
{"b":"618425","o":1}