ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава I. Детство. Часть 1 ==========

К началу очередного учебного года семилетняя Тоня, как обычно, снова начала просить своего отца, Степана Аристарховича, чтобы он пустил ее на учебу.

- Папка, родненький, отдай меня, пожалуйста, в гимназию, - попросила Тоня, - Я учиться хочу.

- Тебе еще рано, годика два подождать надо, - ответил Степан Аристархович, - Будет девять лет – тогда и пойдешь в Мариинскую гимназию.

Несколько огорчившись от того, что ее знакомый Петька уже в этом году пойдет в прогимназию, а ей придется еще два года сидеть дома, Тоня решила не навязываться со своими просьбами и почитать книгу.

Чтение Тоня любила с раннего детства. Анна Паисьевна научила дочь читать в пять лет и, иногда, играла с дочерью в школу, обучая ее разным вещам. Мать знакомила Тоню с географической картой, показывала, что в мире есть разные страны. Отец всегда считал, что нужно быть грамотным человеком и нередко приводил пример того, что он стал успешным купцом третьей гильдии только благодаря тому, что правильно использовал первоначальный капитал, доставшийся ему от отца, поэтому поддерживал супругу в ее начинаниях научить дочь не только рукоделию, которое Тоня не так любила, как чтение, но и другим премудростям.

Особое восхищение и даже зависть Тони вызывал ее брат Михаил. Семнадцатилетний молодой человек оканчивал гимназию и готовился к поступлению в университет. А еще у Михаила была невеста Люда, что больше всего вызывало зависть Тони.

«Миша и умный, и красивый, и у него невеста есть», - иногда думала Тоня, - «Скоро Миша женится и уедет от нас. Скучно будет без Миши».

В силу своего малолетства Тоня не знала о том, что у нее мог быть старший брат Леня, на два года ее старше, и младшая сестренка Лена. Леня умер в четыре года от кори, а Лена не прожила и недели после рождения, родившись на месяц раньше срока. Так же Тоня не знала то, что у ее тридцатисемилетней матери и сорокалетнего отца вряд ли будут еще дети – тяжелые роды около трех лет назад сильно испугали Анну Паисьевну, которая чуть было не умерла, поэтому родители решили больше не рисковать. К возможности взять на воспитание сироту Анна Паисьевна относилась прохладно – женщина боялась, что не сможет полюбить чужого ребенка, как своего, а относиться к нему практически без эмоций она считала глупым и неправильным. Степан Аристархович всегда уважал людей, которые решились на подобный богоугодный поступок, но не хотел, чтобы кто-то, не родной ему по крови, впоследствии унаследовал часть его состояния, хотя слегка стыдился своих мыслей и не говорил об этом вслух.

В обычный сентябрьский день Степан Аристархович, придя домой на обед, сказал супруге:

- Злодея того, стрелявшего в царя-освободителя, повесили.

- Свершилась, наконец-то, справедливость, - ответила Анна Паисьевна.

- Вот только знаешь, Аня, страшно как-то Мишу в университет отпускать, - сказал Степан Аристархович, - А вдруг там такие же недоумки будут обучаться? Понятно, что жить Миша будет не на квартире, а дома, риск меньше, но все же…

- Так не плати за его обучение и все, не пойдет учиться, - ответила Анна Паисьевна, - Зачем торговцу образование?

- Я тоже так думаю, но Миша ведь на работу устроился, в лавке подрабатывает, - сказал Степан Аристархович, - Причем в мою принципиально не пошел, говорит, не хочу, чтобы люди думали, что я у отца ни за что деньги получаю. В магазине Петровых работает. Так себе на обучение и скопит. А потом пойдет учиться в университет – и репетиторством займется.

Будто предугадывая следующую фразу супруги, Степан Аристархович сказал:

- Запрещать ему ничего не буду, неправильно это. Надеюсь, мы его достойно воспитали, поэтому даже если Миша что-то не то услышит, сделает правильные выводы и не будет заниматься глупостями. Всю жизнь от всего ограждать не будешь ведь, не сможешь…

Тоня, не слышавшая начала разговора и случайно услышавшая конец, радостно выбежала на улицу в надежде дождаться прихода брата домой.

- Миша! – бросилась на шею брату Тоня, с трудом дождавшись его возвращения домой, - А папа сказал маме, что не будет тебе запрещать учиться в университете.

- Тоня! – так же радостно сказал Миша, подражая голосу сестры, - А воспитанные люди ничего не подслушивают, а если случайно что-то услышат – не трезвонят об этом на всю улицу.

Однако радость за брата не была омрачена его последней фразой, поэтому Тоня, не выпуская Мишу из объятий, прошептала ему:

- Ты у меня самый лучший, самый хороший, самый замечательный брат! Пошли скорее домой, у нас сегодня на обед котлеты и суп, очень вкусный! А потом ты расскажешь мне, как прошел день в гимназии, расскажешь же?

- Хорошо, расскажу, - улыбнулся Миша.

========== Часть 2 ==========

Два года пролетели как одно мгновение. Девятилетняя Тоня, готовясь к своему первому учебному дню в гимназии, собирала тетрадки в новенькие ремешки. Еще раз примерив недавно сшитое платье и погладив пальцем отглаженные ленточки, Тоня была полностью счастлива.

Выбежав на улицу, девочка хотела поделиться своей радостью с братом, который был, по ее подсчетам, на заднем дворе. Увидев, что Миша сидит, приобняв Люду, Тоня решила не подходить к ним, считая, что сейчас не самый удачный момент для этого.

«Не буду им портить все удовольствие», - подумала Тоня и вдруг услышала неожиданный диалог:

- Миша, поэтому твой папа, наверное, и не хотел, чтобы ты шел учиться в университет, - говорила Люда, - Какое хождение в народ, какая деревня?

- Люда, да я, наверное, никуда и не пойду. Учить людей не смогу, врачебному делу не обучен. А просто приехать – это глупость, что я там делать буду? – отвечал молодой человек.

- Миша, ты в принципе неправ, это все дурное влияние дурных людей из университета, - стояла на своем Люда, - Ты пошел учиться для того, чтобы получить знания, зачем же другим интересоваться?

- Да знаешь, Люда, само так получилось, - ответил Миша, - Ребята разговаривали, Костя защищал тех, кто ходит в народ, а я задумался, не пойти ли мне, вот решил с тобой поделиться своими сомнениями.

- Не надо об этом думать, Миша, это не те мысли, которые должны тебя волновать, - настаивала Люда, - Думай лучше об учебе. Или о карьере, ты, выходит, не хочешь быть купцом, как твой папа.

- Почему же, не хочу, вполне допускаю такую мысль, - ответил Миша, - Вот только хочется мне образование получить, юридические знания никогда лишними не будут. А как окончу университет – можно будет и отцово дело продолжить. Ну или помощником присяжного поверенного работать пойду, еще не решил.

«А что такое хождение в народ?» - подумала Тоня, однако, подходить к брату пока что не решилась.

Видя, что мать занята рукоделием, а помощница по хозяйству Христина, приходящая несколько раз в неделю, уже освободилась, Тоня решила подойти именно к ней.

- Христиночка, а что такое хождение в народ? – совершенно без задней мысли спросила Тоня женщину.

Христина, которая приехала в столицу на заработки из деревни и крайне негативно относилась к молодым юношам и девушкам, приезжавшим в деревню, решила, что Тоня специально издевается над ней.

- Это когда малоумные барчуки приезжают в деревню, сбивают с толку местных жителей, доводят их до полиции, а потом сами в тюрьму отправляются, - грубовато ответила Христина и куда-то ушла по своим делам.

Удивившись, почему довольно спокойная Христина вдруг так резко ей ответила, Тоня хотела, было, пойти в свою комнату, как вдруг услышала недовольный разговор в соседней комнате. Несмотря на то, что девочка знала, что подслушивать нехорошо, Тоня не могла устоять перед искушением подойти поближе, чтобы услышать, что именно говорят о ней, ведь она уже пару раз успела услышать свое имя.

- Анна Паисьевна, не хотела вас отвлекать, но обратите внимание на поведение Тони, - возмутилась Христина, - То, что я работаю на вас – не повод так нагло дерзить. В конце концов, я себе другое место найду, но такое отношение к себе терпеть не буду.

1
{"b":"619155","o":1}