ЛитМир - Электронная Библиотека

Пролог

Поставив корзинку с грибами на землю, Мария поправила сбившийся набок платок. Лес притих в ожидании скорой ночи. Около трухлявого пня притаился ежик, наблюдая глазами-бусинками за чужаком. Мария вдохнула прохладный вечерний воздух, наклонилась за корзинкой и – увидела его.

Он лежал ничком на желто-красном ковре осенних листьев под сенью сухих веток поваленной осины. Черная мантия почти полностью скрывала его тело. Рядом валялась похожая на сомбреро темно-серая шляпа с серебристыми узорами на полях.

Пьяный? Наши так не одеваются, да и зачем им идти в лес, когда можно упасть поближе к дому. Наверное, городской. Хотя для городского он тоже одет странно. Впрочем, некоторые чудаки могут и не так нарядиться. Что он делает в десятках километрах от города? Ни машины, ни мотоцикла не видно. Вдруг его убили.

Мария испуганно зажала рот руками. Бежать за помощью? Лучше сразу в полицию – там разберутся. Ночь близится. Пока туда-сюда пробегаю, уже стемнеет – ищи потом тело. Почему сразу тело? Может, он живой.

– Мужчина, – позвала Мария. – Мужчина. Что случилось?

Где-то на дереве каркнула ворона – Мария вздрогнула.

Что делать? Пусть лежит до утра? Если он мертвый, то ему все равно, хуже не будет. А если нет? Земля уже остыла – быстро заберет остатки жизни. Получается, я буду виновна в его смерти. Вот ноги мои окаянные, не могли другой дорогой пойти.

Мария подошла к телу, нагнулась. В нос ударил резкий запах гари, словно мужчина недавно тушил пожар.

– Вроде в округе ничего не горело. Последнюю неделю точно. Где же он так продушился? – Мария осторожно потормошила незнакомца за плечо. – Слышите меня? Чем я могу помочь?

Мужчина молчал и не шевелился. Надо проверить пульс. В кино всегда касаются шеи. С какой стороны: справа или слева? Да не помню я с какой стороны. Проще послушать сердце.

Мария напряглась, перевернула незнакомца на спину, сняла прилипшие к его лбу листья. У незнакомца было правильное лицо, покрытое недельной щетиной, в меру пухлые губы и крупный с горбинкой нос.

А он ничего, симпатичный, невольно подумала Мария. На вид лет тридцать с небольшим. Это даже хорошо, когда мужчина немного старше. О чем это я? Он же может быть мертвецом. Сейчас проверим на этом он свете или на том.

Мария опустила голову на грудь незнакомца, прислушалась.

– Слава Богу, живой, – обрадовалась Мария, уловив слабое биение сердца. – И что теперь? Он, конечно, не такой здоровый лось как Танькин мужик, но доходягой его тоже не назовешь. Одна не справлюсь. От этого помощи не дождешься – лежит как бревно посреди леса. Эй! Давай, просыпайся.

Мария потрясла незнакомца, похлопала по щекам, подергала за уши. Никакой реакции. Взгляд случайно упал на сжатую в кулак пятерню незнакомца.

– Вцепился, как пьянчуга в недопитую бутылку самогона. Что ты так старательно прячешь? – произнесла Мария, пытаясь разжать тонкие пальцы.

– Не трогай, – простонал незнакомец.

– Надо же, очнулся. – Мария оставила в покое кулак. – Не нужно мне твое сокровище. Думала, вдруг там таблетки или еще что в этом роде.

– Пить, – попросил незнакомец, с трудом приподняв голову.

Мария достала из корзины наполовину пустую бутылку воды, отвинтив пробку, протянула ее незнакомцу. Тот взял литровую бутылку подрагивающей рукой и жадно присосался к горлышку. Пил он большими глотками, проливая холодную воду на коричневую рубаху. Утолив жажду, незнакомец спросил:

– Где я?

– В лесу, – сказала Мария.

– На Земле?

– Угадал, – заметив, что незнакомец снова собирается лечь, Мария всполошилась. – Стоять! То есть сидеть! Тьфу, запутал ты меня. Вставать надо и идти в деревню. Останешься здесь – замерзнешь.

– Да, конечно. Только отдохну немного.

– А ну вставай, туша неподъемная, – потребовала Мария, изо всех сил потянув незнакомца за руку. – Ты мужик или вжик?

Собравшись с силами, незнакомец сел. Потом разжал кулак, посмотрел на впившийся в ладонь кругляш с отверстием.

– Что это? – поинтересовалась Мария.

– Амулет, – коротко ответил незнакомец, убирая кругляш в карман рубахи.

– Я-то подумала, что принца нашла. Не на коне, так хоть с бриллиантом в кулаке. Видать ошиблась. Как тебя зовут, принц без приданного?

– Виктор Грендис.

– Мария, можно просто Маша. Ты откуда будешь? Как в лесу очутился?

– Откуда? Очутился? – эхом повторил Виктор. – Я не помню.

– Хорошо тебя приложило, – посочувствовала Мария. – Память – чудная штука. Никогда не знаешь, что она решит оставить, а что выкинет за ненадобностью. Ладно, потом разберемся откуда ты свалился. Вставай, Виктор Грендис, – идти надо.

Опираясь на плечо Марии и найденную на земле суковатую ветку, Виктор поднялся. Чуть-чуть отдохнув, он пошел. Каждый шаг давался Виктору с трудом – ноги подкашивались, как у тряпичной куклы, и он то и дело норовил упасть, наваливаясь всем своим весом на Марию.

Это был самый долгий и трудный путь от леса до родного дома. Вместо сорока минут бодрого шага Мария ползла с обмякшим полуживым Виктором на плечах три часа. Выйдя из леса, она хотела оставить тяжелую ношу и сбегать за помощью, но почему-то передумала. В глубине души Мария понимала: она просто воспользовалась выпавшим шансом, решив сама позаботиться о больном в надежде узнать побольше об этом загадочном мужчине.

***

Марк осмотрел ящики письменного стола, заглянул в дубовый шкаф с овальным зеркалом и, на всякий случай, под кровать. Поиск забытых вещей оказался безрезультатным и это радовало. В прошлом году Марк оставил в деревне диск с игрой, взятый у одноклассника Кольки Пылкова на летние каникулы. Так потом Колька целый сентябрь ныл, что по милости друга он мучается без любимой стрелялки.

Марк взял со стула изрядно потрепанный красно-черный рюкзак с дыркой над боковым карманом, вышел в коридор и уже закрывал дверь, когда раздался голос мамы:

– Ты с дедом попрощался? Через пять минут выходим.

«Дед просил зайти перед отъездом, хотел о чем-то поговорить, – вспомнил Марк. – Совсем вылетело из головы».

Комната деда находилась тоже на втором этаже, как раз напротив. Бросив рюкзак около лестницы, Марк подбежал к лакированной двери и повернул вниз бронзовую ручку.

– Дед, не спишь? – спросил Марк, просунув голову в комнату.

– Заходи, внучек, – пригласил лежавший на кровати старик.

В свои семьдесят с хвостиком лет дед Виктор Грендис всегда был бодрым и веселым, но сегодня его морщинистое лицо выглядело усталым и болезненным. Задорный блеск в глазах погас. На жилистых руках, сцепленных в замок поверх одеяла, четко проступали вздутые синие вены. Пальцы слегка подрагивали.

– Не думал, что занедужу перед твоим отъездом, – заговорил дед слабым голосом. – Наверное, это знак. Я ведь считал тебя слишком маленьким…

– Я не маленький, – возмутился Марк. – Мне почти десять.

– Конечно-конечно, – согласился дед. – Ты вырос, значит пришло время передать тебе амулет. Я сделал его по найденному в древнем свитке описанию.

Расцепив руки, дед медленно повернулся на бок, снял висевший на шее металлический кругляш с отверстием посередине и непонятными иероглифами с обеих сторон и протянул внуку. Взяв в руку диковинный подарок, Марк почувствовал, как приятное тепло разливается по всему телу. Амулет словно заряжал нового хозяина необычной энергией.

– Странная штука, – пробормотал Марк.

– Точнее магическая. Давным-давно… – дед замялся, – или не очень давно, амулет помог победить Зло. Но полностью своей миссии он не выполнил: Зло было разгромлено, а не уничтожено. И оно вернется, обязательно вернется. И будет оно сильнее, коварнее, беспощаднее.

– Какое зло? – перебил Марк, не понимая о чем идет речь.

– Как тебе объяснить? – помолчав, дед заговорил снова. – Это длинная история. Следующим летом я обязательно расскажу, а сейчас пообещай, что будешь беречь амулет как самую ценную семейную реликвию, как память обо мне.

1
{"b":"619631","o":1}