ЛитМир - Электронная Библиотека

Собеседники молчали. Артариур мелкими глоточками потягивал горьковатое вино. Сальтариэль, склонив голову набок, наблюдал как тлеют в камине угольки. Комната его подопечного походила на богато обставленный каменный мешок. Ничем не задрапированная кладка из крупных, грубо отесанных блоков придавала этому жилищу еще большую схожесть с пещерой. Нет, это было не убогое жилище, а самый настоящий замок – с бальными залами, многочисленными комнатами" для гостей, помещениями для прислуги, смотровыми башнями, верандами, террасами, балконами… Но Арт облюбовал себе именно эту комнату, в которой проводил большую часть времени, предаваясь, как он говорил, размышлениям на извечные и сакраментальные темы. А последнее время он открыл в себе любовь к чтению и теперь читал все – начиная от сборников легенд и сказаний и заканчивая описаниями опытов в разных областях выдающихся магов-практиков. Он упорно искал ответ на единственный интересующий его вопрос: Почему ушла Золотая стая оставив его здесь одного?

Молчание опять нарушил дракон, как-то резко перескочив на совсем другую тему:

– Ладно, Сальт, приду на вступительные экзамены, посмотрю на новичков, но на большее не рассчитывай – преподавать или еще раз учиться я не собираюсь. И, пожалуйста, Сальт, не надо меня выставлять на показ первокурсникам как последнего в мире дракона, единственного и неповторимого. Видят во мне человека? Ну и прекрасно – пусть так и будет. С ними тогда хоть поболтать можно нормально.

Сальтариэль не стал спорить. Он поднялся со своего места, потянулся и лениво буркнул:

– Как хочешь, а мне пора, у меня еще много дел как раз из за этих самых экзаменов. – Эльф нагнул голову, спрятав добродушную улыбку. Шутку Арту он давно простил, но этому ящеру не обязательно все знать.

Глава вторая

Сальтариэль вышел от дракона с чувством почти выполненного долга, хотя и настроение было не то что бы очень хорошее – не стоило ему так срываться, сам бы мог догадаться, что Тиратеррисоль на Арта не будет иметь такого же действия, какое имеет на любое другое разумное существо. До Академии было далековато идти, но в принципе прогулка ему как раз сейчас не помешает, поэтому эльф не стал открывать портал в свой кабинет, а пошел по мощенной набережной реки, которая должна была вывести его к Академическому саду. Погода действительно располагала к размышлениям. Вечер потихоньку наползал на уставший от дневных забот Стардар. Дарея весело журчала, виляя между каменных глыб, прыгая с невысоких порожков и перебирая мелкую гальку. Деревянный мост соединял город с небольшой, аккуратной деревушкой, давно ставшей пригородом ввиду того, что Стардар быстро и усердно разрастался во все стороны. Сальтариэль поднялся на изогнутую спину этой незамысловатой конструкции и оперся на поручни, рассматривая водяной поток под собой. Он ждал Хранителя реки, в простонародье – водяной. Хранитель был его другом и сильно обижался если Сальт проходил мимо не заглянув к нему. Еще он жутко любил поболтать, знал все, что твориться в городе и даже за его пределами и делился этими ценными знаниями с самым большим удовольствием. От простого сплетника водяного отличал тот факт, что друзей у него было совсем не много, а с незнакомыми он не заговаривал, из за чего горожане считали его нелюдимым, а городская стража – вредным.

– Доброго вечера, директор. – Пробульколо раньше, чем показалось откуда булькает.

– И тебе того же, Хранитель Ворст. – Улыбнулся Сальт. Водяной каждый раз пытался застать эльфа врасплох и доказать, что тонкий слух, которым хвастаются дивные, ничто иное как мыльный пузырь тщательно раздуваемый теми же дивными. И хотя за те несколько столетий, что они дружили, Ворсту это не удавалось, надежду он все равно не терял. – Что нового слышно в нашем славном городе?

– Ну, ты для начала спросил бы, что нового у меня, да как я поживаю. – Надулся водяной. Сальтариэль прекрасно знал Ворста и сразу понял, что тому хочется чем-то похвастаться.

– Ладно, ладно, извини, задумался. Конечно. Как у тебя дела? Что нового в твоих владениях?

Водяной поскреб зеленой, костлявой рукой затылок и поднял на эльфа водянисто-желтые, лишенные всякого намека на ресницы, глаза, в которых было столько грусти, что Сальт подобрался и приготовился услышать что-то как минимум шокирующее. Неужели, пока он возился с драконом, в реке случилось что-то нехорошее?

– Дочка моя замуж выходит. – Заныл водяной. – Аж в Самранский залив! – Схватился за спутанные волосы Ворст.

Тьфу, нечисть зеленая, напугал. Русалки рождаются в реках, а по достижению совершеннолетия перебираются на постоянное местожительство в море. Это у них и называется "выйти замуж". Русалка не выбирает сама то море, в котором проведет остаток своих дней, мороча голову морякам и загоняя корабли на рифы. Море само призывает русалку песней, слышимой только ей одной и предназначенной только для нее.

– Так что же в этом плохого, Хранитель. Твоя девочка выросла, стала совсем взрослой. Теперь у нее своя жизнь начнется.

– Дааа, выросла… – Тяжко вздохнул водяной. – А ведь я ее с малой икринки вырастил. Любил, холил, лелеял, а оно видишь как… Эх.

– Да, Ворст, ты дочку замуж провожаешь, а я некоторых из дому выпихнуть не могу.

– Все никак не можешь своего дракона женить? – Переключился на чужое горе водяной. – Да отстань ты от него уже! Небось, в печенках у парня сидишь. Чем больше ты ему нудишь, тем меньше ему хочется жениться. Это же… как там сказывалось? – Ворст наморщил лоб. – А! Каждая сила порождает противоположную силу, равную оной по величине. Ну или как-то так.

– Ну да, почти так. – Рассмеялся Сальтариэль.

– У него волосы еще не выпадают?

– А с чего бы это? – Сальт чувствовал подвох, но решил подыграть другу.

– Так ты же ему, небось, уже плешь проел. – Лукаво прищурился довольный собеседник.

– Да вроде пока нет. – Хохотнул эльф. – Только дело это не меняет.

– Что, не хочет чешуйчатый идти твоих студенток первокурсниц смотреть?

– Да вроде в этот раз согласился.

– Да ну!? – Всплеснул тощими ручонками Ворст, от чего брызги разлетелись во все стороны. – Так может он того, опять к тебе в Академию?

– Да нет, в Академию он не хочет ни под каким видом. – Вздохнул Сальтариэль.

– Ну, может оно и к лучшему… – Протянул водяной.

– Ладно, Ворст, договаривай уже. Я же тебя не первое столетие знаю. Что ты услышал?

– Да ничего такого особенного. Только поговаривают, что в Ковене Магов индивид эдакий завелся, который люто драконов ненавидит и твоего Артариура в особенности. Зелье даже какое-то химичит против него, но пока, говорят, безуспешно.

– И откуда ты все знаешь, Ворст? Ты же из своей реки ни нагой… то есть, ни плавником.

– Уметь надо. Вот ты дюже заумный, но глупый.

– Почему это? – Изумился Сальт.

– Потому, что слушать не умеешь, а кто слушать не умеет, тот ничего и не знает. – Назидательно поднял крючковатый палец хранитель реки.

– Ааа, ну если оно так? – Настроение Сальта становилось все лучше и лучше, как это часто бывало после общения с прямолинейным и по-житейски мудрым обитателем Дареи. – Так кто, говоришь, тебе это рассказал?

– Алая, Ведьма-хранительница мертвого источника. Тот тип приходил к ней за неживой водой и много денег сулил. Но правила есть правила и она потребовала у него рассказать для чего ему та водица сгодится. Без этого же никак и никому ее давать нельзя. Вот он ей и поведал на что она ему.

– А Алая что? Дала? – Забеспокоился эльф. Мертвая вода сама по себе не страшна, ведьмы ее во всякие притирки добавляют от ломоты в костях, да от боли в спине, а вот в руках опытного мага водица становиться сильнейшим оружием, так как может сделать любое заклинание необратимым.

– Да куды уж там! – Горделиво вздернул подбородок водяной. – Алая девушка серьезная и не за какие пряники правилами не поступится. А маг этот водицы не на доброе дело-то просил. Так что велела она ему идти туда, откуда пришел и впредь не баловать.

3
{"b":"619881","o":1}