ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что ж, сэр, – обратился он к Тобиасу Отсу, – мне повезло, что у меня такая аудитория. Я, кажется, превратился в некое зрелище в дешевом балагане.

– Поверьте моим словам, Джек Мэггс, – ответил Отс, все еще занимаясь экраном, – этому дешевому зрелищу цены нет. Такого еще не бывало. – Отс неожиданно повернулся и все невольно уставились на него. – Посмотрите, что у нас сегодня есть.

Тобиас Отс подкинул в воздух два металлических маленьких диска и тут же поймал их у себя за спиной.

– Что это? – спросил окончательно встревоженный Мэггс. – Мы так не договаривались.

– Фокусы! – воскликнул мистер Перси Бакл. – Отлично, сэр!

– Магнит, – пояснил Отс, раскрывая ладони, чтобы дать возможность мистеру Баклу посмотреть на диски. – С их помощью мы изгоним всех демонов из Мастера Мэггса.

– Прямо при всех? – не выдержав, спросил Мэггс. – Вы не говорили мне, что сделаете это публично, сэр.

– Старина, – широко открыв глаза, уставился на него Отс. – Не подведите меня сейчас.

Мэггс почувствовал, как холод пробежал по его телу от взгляда этих недобрых глаз в красивых ресницах.

– Вы будете представлены «Ловцу воров»…

– Мне надо поговорить с ним, сэр.

– Да, мы поговорим с ним. Как договорились. Через тринадцать дней. Мне кажется, мистер Мэггс, все складывается в вашу пользу.

– Но это никак не должно произойти на публике.

– Это не публика. Это моя жена, ее сестра мисс Уоринер, мой малолетний сын, воплощение молчания и осторожности, уверяю вас. Ну как, продолжим? Или мы отказываемся от нашей договоренности? Скажите сами, и скажите сейчас же.

– Продолжим.

– Молодчина.

Отс притянул к себе вертящийся стул, стоявший у небольшого пианино, и вертел его до тех пор, пока не счел, что высота удобна, а затем сел на него перед Мэггсом. Затем он стал проводить магнитными дисками по нахмуренному лбу своего субъекта.

– Этими маленькими магнитными дисками мы излечим вас. Смотрите. – Он показал, как диски прочно держатся у него между пальцами. – Смотрите внимательно.

Он начал медленно делать пассы перед суровым и сопротивляющимся субъектом.

Мэггс чувствовал себя обезьянкой в клетке, привезенной морячком из дальних стран. Он посмотрел на юную свояченицу Отса, но та быстро отвела глаза.

– Смотрите на меня, сэр.

Мэггс стал следить за медленными движениями рук Отса. Он улавливал серебристый блеск дисков между его пальцами.

Он старался не поддаваться силе магнитов, или ему; так казалось. Когда Отс спросил его:

– Как боль сегодня?

Мэггсу показалось, что он бодрствует, а не спит.

Глава 23

Тоби всегда привлекали «характеры» – люди со странностями и изъянами, размышляла Лиззи Уоринер: мусорщики, уличные торговцы, фокусники, карманные воришки. Ему ничего не стоило выбрать самого отвратительного типа на рынке Шепперд-Маркет и записать его историю в свою тетрадь. Этот его субъект, которого он подвергает гипнозу, возможно, не догадывается, что попадет, хотя в немало измененном виде, в следующий роман Тоби. Там он будет Джеком Маком или Джеком Крестфаленом – лакеем, с голосом уличного торговца и широкой грудью циркового борца.

Поскольку для Лиззи утро пока было безрадостным, она садилась на стул в гостиной с надеждой, что ей удастся на время забыть о неких подозрениях, которые мучили ее последние дни.

Мери Отс тоже присутствовала на сеансе, хотя ее сестра не сомневалась в том, что она предпочла бы не быть здесь. Бедняжка Мери согласилась на это, лишь бы угодить мужу, и этим еще раз подтвердила, как трагично они с ним не подходят друг другу. Она выросла, как и Лиззи, в доме, полном книг, но в отличие от младшей сестры даже не пыталась делать вид, будто ее интересует, что в них написано. Мери предпочитала шить, а не читать книги, и это нередко приводило к неловким ситуациям, когда становилось ясно, что она так и не поняла сути романа «Капитан Крамли».

Теперь же, когда у нее на руках постоянно плачущий ребенок, стало очевидным, как мало у нее времени и терпения на расширение своих познаний или на чтение. Она называла эксперименты мужа «развлечениями», задавала нелепые вопросы, не будет ли от них в доме шумно и как долго они будут продолжаться. Если у нее и были какие-либо представления о гениальности ее мужа, ей ничего не стоило небрежно заметить, что гениальность, с ее точки зрения, не такое уж ценное качество.

Пока старшая сестра все свое внимание уделяла ребенку, Лиззи исподтишка наблюдала за поведением субъекта эксперимента. Он как-то неуклюже обмяк на стуле, похлопывал себя по коленям, как король Кокни, глядящий на танцы.

Затем он вдруг посмотрел на нее, и Лиззи подумала, что это темный и недобрый взгляд. Она отвернулась и стала смотреть только на дорогого ей красивого Тоби, который наконец подошел и уже занялся субъектом.

– Смотрите на меня, – велел он Мэггсу.

Когда он поднял руки, Лиззи ощутила, как где-то глубоко в ней все сжалось, как от холода; видимо, нужно обладать очень тонким и деликатным подходом, чтобы справиться с таким зверем.

Лакей, возможно, тоже ощутил эту великую силу, ибо, когда он следил за руками Тоби, его лоб прорезали две глубокие перекрестные морщины. Он резко дернул головой, окинул взглядом комнату, и его горящий взор остановился на Мери с ребенком.

– Смотрите только на меня, – велел ему Тоби.

Но испуганные глаза лакея уже остановились на Лиззи Уоринер. Она содрогнулась.

– Джек Мэггс, я приказываю вам, – снова скомандовал Тоби.

Субъект неохотно подчинился. Он даже закрыл глаза, но вскоре снова открыл их; и не прошло и нескольких минут, как его голова стала клониться и вяло упала нщ грудь. От того, что это чужое тело наконец сдалось, Лиззи неожиданно почувствовала странный прилив крови к лицу.

– Вы видите Призрак, мистер Мэггс?

– Он почти все время у меня за спиной, – последовал четкий ответ.

Субъект поднял голову, глаза его были открыты. Если бы Лиззи не знала, что лакей под гипнозом, она бы не поверила, что он спит.

– Мы сейчас его прогоним. Как вы думаете, чем мы можем его напугать?

– Я не думаю, что мой Призрак испугается, сэр. Тоби сунул руку в карман камзола и вытянул оттуда короткий извозчичий кнут, который, видимо, все время носил с собой. Он помахал им в воздухе, а потом остановился, так чтобы ремень кнута повис над головой Мэггса. Это хорошо, подумала Лиззи Уоринер, очень хорошо. Тоби прекрасный актер. Он играл роль сэра Спенсера Спенса в театре «Лицей»; ему нравилось забавлять друзей и семью коротенькими скетчами, высмеивая старых актеров, напыщенных и надменных. У Тоби был талант подражать голосам и диалектам, показывать фокусы, ловко прятать карты в рукав и даже устраивать пантомимы.

Сейчас же, когда он поднял кнут, Лиззи успокаивающе потрепала по руке Мери, ибо та, как всегда, всего боялась и теперь, зажмурившись, еще крепче прижала к груди ребенка.

– Как вы думаете, нашего Призрака можно напугать плеткой?

– Нет, сэр.

Вместо ответа Тоби сильно щелкнул кнутом. На сей раз кнут коснулся потолка и упал на кушетку. Тоби, подняв кнут, снова стал им щелкать, производя в воздухе неприятные свистящие звуки. С каминной доски упал бронзовый подсвечник и со звоном покатился по полу до самого окна.

Шум разбудил ребенка, и он раскричался. Мери поднялась, невольно прикрывая рукой его головку. Поднялся и загипнотизированный лакей. Поднимался со стула он медленно, словно был привязан к нему невидимыми цепями. Его лицо было искажено гримасой жалости.

– О нет, не надо сечь его, сэр! – крикнул он. – Вы не должны делать этого, сэр.

– Тоби, дорогой… – робко прошептала Мери.

– Садитесь на место, сэр, – выкрикнул Тоби. А жене он махнул рукой и указал на дверь.

Когда дверь, скрипя, закрылась за ней и плачущим младенцем, Тоби молча указал присутствующим на физическое состояние лакея, на беспокойные движения его ног и искривленный в гримасе рот.

21
{"b":"62","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Драконий луг
Призрак со свастикой
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Стокгольм delete
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Жена моего мужа
Человек и компьютер: Взгляд в будущее