ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя миля
Эльф из погранвойск
Мрачная тайна
Мой звездный роман
«Смерть» на языке цветов
Код да Винчи 10+
И снова девственница!
Среди тысячи лиц
Руки оторву!
Содержание  
A
A

А потом стало темно. Что-то легонько коснулось лица Джека. По запаху кожи он понял, что это уздечка.

Ты любишь ездить на лошади, Джек?

Уздечка снова коснулась его лица.

Да, сэр.

Я собираюсь на гору Ирвин. Надеюсь, ты умеешь пользоваться теодолитом?

Это капитан Логан?

Во сне Джек Мэггс видел себя все еще улыбающимся. Когда он подошел поближе, чтобы разглядеть лицо Призрака, то убедился, что он точная копия капитана Логана.

Я думал, вы мертвы .

Только не я, ответил Призрак, который уже не был похож на Логана: у него были светлые волосы, и он выглядел моложе Логана. Но на нем была форма 57-го пехотного полка, а уздечка оказалась не уздечкой.

Мы будем составлять карту местности, сэр?

Джек почувствовал, как его сковал холодный ужас. Никаких съемок местности не будет. И никаких уздечек.

Сто ударов плетью, отдал приказ капитан Логан, и хлестать до тех пор, пока я не увижу, костей.

Мэггс стоял, но потом упал. Он не мог вынести, чтобы его видели в таком состоянии. Он шел мимо Сторожки Паркера. Впереди, за аркой у тюремных бараков был проклятый «треугольник». Раддер, палач, ждал команды.

Рыдая, Джек Мэггс повернулся к Призраку, прося милосердия. Тот отвернулся и, взяв коня под уздцы, пошел по дороге, а Джек, схватив круглый камень побольше, бросил ему вслед, целясь в голову. Призрак упал, а спящий человек поднял камень побольше и ударил его еще сильнее. Голова Призрака лопнула, как перезревший плод. Спящий повторял это еще и еще, много раз.

В Лондоне от ветра дрожали стекла в оконных рамах.

Глава 30

Перси Бакл искренне сокрушался, что ему не выпало ничего лучшего, как прятать в своем доме беглого каторжника. Однако это не означало, что он намеревался изменить свое решение, хотя оно сулило ему потерю покоя, который он обрел вместе с наследством.

Теперь же мистер Бакл потерял сон, и, к его сожалению, с этим вошло в привычку то, что после полуночи он все еще нуждался в обществе своего «Доброго собеседника», как он ее называл.

Мерси, в переднике горничной, но без чепчика, сидела у ног своего хозяина. Он был рассеян, капризен и все время менял книги для чтения, не зная, на чем остановиться. Сегодня первой книгой была «Айвенго», а затем долгая пьеса Хэзлита о юной леди, которая опозорила героя, и, наконец, – Хэзлита Мерси терпеть не могла, – французский роман мадам Валли, который английским издателем был переименован в «Имогену».

Именно когда он наконец остановил свой выбор на французском романе и, таким образом, заслужил живое внимание своего Доброго Компаньона, ему вдруг показалось, что он слышит шаги на лестнице.

– Слушай! – воскликнул он, вскочив, и приложил руку к уху.

– Ничего нет, – успокоила его Мерси. – Читайте дальше.

– Это он, – промолвил Бакл и отложил книгу.

– Господи! – простонала Мерси, – вы думаете, что он по ночам бродит по дому и думает, как убить всех нас? Если так, то он, должно быть, слабоумный. Проболтался целую неделю у нас и никого даже пальцем не тронул.

– Ш-шш, он уже идет.

– Это даже похуже Хэзлака.

– Хэзлита! – поправил ее Перси Бакл. Он отложил скабрезный французский роман и пристегнул к поясу короткую шпагу, тоже доставшуюся ему вместе с разным хламом в наследство.

Мерси растерянно смотрела на разбросанные книги. Она только начала постигать таинство слов «бальная зала».

– Это ветер, – сказала она.

– Нет, не ветер, – ответил коротышка Бакл, потуже затянув ремень своего домашнего халата и поправляя шпагу. – Потуши свечу.

Мерси крайне неохотно сделала это.

Перси Бакл медленно открыл дверь своей спальни и, остановившись на пороге, стал прислушиваться к каждому звуку в доме.

Он был невысок ростом, не более пяти футов и двух дюймов. У него была слабая грудь, и артрит рук давал себя знать, но за то время, что он был продавцом жареной рыбы, жизнь научила его умению постоять за себя при встрече с теми, кто бесчинствует и ворует, или вообще обижает тебя. Теперь, когда его сердце так сильно и громко билось, что из-за этого он почти ничего не слышал, он решил спуститься вниз, держа шпагу в руке.

– Кто здесь? – крикнул он.

В ответ было молчание. Ночь выдалась не очень темной. Тучи, плывшие над Лондоном, иногда позволяли увидеть луну, и это помогло мистеру Баклу без приключений найти дорогу в холл, а из него по опасно крутой лестнице спуститься в кухню.

Несмотря на темноту, он еще на лестнице ощутил чье-то присутствие в кухне.

– Кто здесь? – еще раз спросил он.

Ответом был еле различимый звук, однако это был не ветер и не скрип оконной рамы; звук вызвал в его воображении картину, будто кинжалом взламывают замок буфета.

Он вглядывался в непроницаемую темноту, которая была похожа на черные чернила. И вместе с тем он уловил какое-то движение.

– Я вижу вас, – промолвил Бакл. – Защищайтесь, я вынул свою шпагу.

– Прошу прощения, – сказал из темноты знакомый голос.

– Мэггс?

– Да, мистер Бакл, это я.

Ответ никоим образом не успокоил Бакла. Волосы на его затылке зашевелились, и он почувствовал, как по спине пробежал холодок.

– Мэггс, что вы делаете в моей кухне?

– Ем бутерброд с сыром, – ответил голос. – Я очень голоден и прозевал ужин. Я не хотел пугать вас, но ваша миссис Хавстерс послала меня отнести пакет мистеру Хауторну в театр «Адельфи». Мне пришлось там ждать целый час, а когда я вернулся, ужин уже закончился.

– Но мы бы все равно накормили вас, – вскричал мистер Бакл. – Господи, мы не собираемся морить вас голодом. Но мне не нравится, когда в доме вы крадетесь, как вор.

– А я для вас сейчас вор?

– Почему вы не зажгли свечу?

– Я хорошо вижу во тьме.

На это мистер Бакл ничего не ответил.

– Потому, что я был вором. Вы знали об этом?

– Нет, Мэггс, я не знал.

– Вы уверены? – тихим голосом спросил Мэггс, и от этого голоса у мистера Бакла побежали мурашки по телу.

– Да, уверен. Клянусь, что не знал.

– Во всяком случае, я не взломал ваш замок, мистер Бакл.

– Спасибо, Мэггс, это благородно с вашей стороны.

– Я не стал бы его взламывать у вас, поскольку это того не стоит.

– Да, я тоже так думаю, – быстро сказал мистер Бакл. – Но вор с улицы может этого не знать.

– Почему же? Ему достаточно заглянуть в окно вашей кухни.

– В окно моей кухни? А что бы он там увидел?

– «Трафальгар Доултон».

– «Трафальгар Доултон»?

– Да, «Трафальгар Доултон» в вашем буфете. Я отлично знал, что не найду в этом доме ни одного ценного серебряного блюда, раз здесь пользуются сервизом «Трафальгар Доултон». Я вижу, что напугал вас. Простите. Теперь я, пожалуй, зажгу свечу. Вы хотите, чтобы я это сделал?

– Вы так много знаете о сервизе «Доултон»?

– О, конечно, сэр. Мне положено это знать, таковы правила.

– У них всех тоже такие… правила в их работе?

– Вы хотите, чтобы я зажег для вас свечу?

– Я обедал во многих знаменитых домах, – промолвил Перси Бакл, – у богатых людей, и все они предпочитают сервиз «Трафальгар Доултон».

– Возможно, многое изменилось, пока я отсутствовал. Я был заграницей, сэр, как вам, возможно, уже сказали. Воцарилась долгая пауза.

– Нетрудно догадаться, Мэггс, что вы были заграницей. – Бакл уставился в темноту. Самая темная часть ее двигалась. – Что вы делаете? – не выдержав, крикнул он.

– Прячу сыр туда, откуда его взял.

– Что ж, хорошо, – согласился Перси Бакл. – Мы поговорим о ваших путешествиях в другой раз. А сейчас отправляйтесь поскорее к себе в постель, Мэггс, ибо завтра нам понадобится в доме ваша сильная рука.

Сказав это, Бакл поспешил вернуться к себе и закрыл дверь своей спальни на засов.

В спальне было темно. Ощупью отыскав кровать, он лег в сонные объятия своего Доброго Компаньона.

– Это был он?

– Молчи, говори мне па ухо. Да, это был он.

29
{"b":"62","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вердикт
Стеклянная ловушка
Наследие
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
И снова девственница!
Резня на Сухаревском рынке
Неудержимая. Моя жизнь
Дом потерянных душ
Академия темных. Преферанс со Смертью