ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А теперь я скажу тебе то, чему ты не поверишь: я представил себе, что Софину секут так же, как меня.

«Ты хочешь, чтобы пришел Том и ты предстала перед ним в таком виде?»

Я не видел свою любимую до тех пор, пока кухню не осветило яркое дневное солнце; Софина стояла в открытых дверях кухни, и я, только что отпущенный Томом, сидевший за столом и пивший чай, вдруг поднял глаза и увидел ее.

Ни кровинки в лице. Опущенными руками она прижимала к себе передник. Поймав мой взгляд, она отвернулась и ушла в нашу комнату.

Я вскочил, но Том положил мне руку на плечо.

– Теперь оставь ее в покое, грязная свинья.

И все же я бросился бы к ней, но он держал меня за руку, пользуясь своей физической силой, и мог бы держать столько, сколько ему вздумалось бы.

– Ты пойдешь со мной, мистер Болван, сосунок проклятый. – И он повел меня вон из дома, через эту ужасную маленькую комнату, и вывел куда-то в сторону клозета и зарослей чертополоха, к кирпичной стене, а затем по грязной дорожке, вдоль нее и через обвалившуюся сточную канаву, где кончилась стена. Здесь пахло экскрементами и падалью.

Том остановил меня и заставил наклониться, а потом встать на колени возле небольшой дренажной канавы, уходившей куда-то под соседнюю сырную лавку. Он не позволил мне двинуться с места, но сам время от времени дергал меня за руку, чтобы напоминать о боли в моем избитом теле, и временами ворошил палкой грязь в канаве.

– Посмотри сюда, – наконец велел он.

Я испугался, подумав, что он толкнет меня в канаву, и поэтому не был готов к главному удару.

Я посмотрел.

Там лежал наш с Софиной сын – бедняжка был такой крохотный, что поместился бы у меня на ладони. На его странно знакомой мне мордашке был след жестокого смертельного пореза.

Сейчас я не в силах больше об этом писать.

Р.S. Я уснул и, проснувшись, увидел Отса, который фамильярно положил мне руку на колено. Он спросил меня: вы спите, Джек Мэггс?

Я ответил ему: нет, не сплю.

Это была неправда – мне привиделся вышеупомянутый Призрак. Я видел его, он сидел в дилижансе напротив меня. Желтые волосы, длинные бакенбарды, синий длинный фрак с золотыми пуговицами.

Я спросил у него: это вы?

Он ответил: да, это я. Затем положш мне руку на голову, и его рука обожгла меня своим холодом. Я закричал и проснулся – дилижанс был полон незнакомых людей.

Всю эту бесконечную ночь мы мчались галопом, одиннадцать миль в час. Свечи в дилижансе то вспыхивали, то гасли.

Глава 66

На вершине холма Берлип-Хилл они были, когда уже забрезжил рассвет, и Глостер стал виден, встающий из легкой дымки тумана, подернувшей огромную впадину, где текла река Уай. Здесь дилижанс остановился, и кучер вместе с почтовым охранником стали о чем-то совещаться, в результате чего леди и джентльменам было предложено прогуляться и посмотреть, какова дорога впереди. Если кому-то доводилось весной в половине шестого утра видеть Берлип-Хилл, то объяснять не понадобится, почему Джек, Тобиас и остальные пассажиры беспрекословно решили покинуть уют дилижанса и спуститься пешком по дороге вниз, увязая по щиколотку в грязи. В это время «Истый Британец» тоже начал свой спуск, скрежеща заторможенными колесами.

От жидкой скользкой грязи на склоне Берлип-Хилл у многих пассажиров пострадала одежда, но нетерпеливый Мэггс галопом одолел спуск, торопясь на встречу с «Ловцом». Кроме того, ему посчастливилось увидеть один из красивейших ландшафтов Англии – равнину, разделенную живой изгородью на поля и сады, и высившийся храм, а еще дальше – горы Морвен-Хиллс в Уэльсе. Ради этого стоило дважды вымазаться дорожной грязью.

Разумеется, бывший каторжник был в восторге, глаза его блестели, он весь сиял. Дважды чихнув, как всегда громко, он прочистил нос так звучно, как труба играет побудку. Несмотря на то, что Мэггс спускался со склона почти вприпрыжку, три пакета в его руках – зеркало, лимоны и письма – были в полной сохранности, словно «Ловец» был готов получить их прямо внизу.

Писатель же, раздумывая о своем неизбежном позоре, был в самом мрачном настроении. Он на самом деле никогда не видел этого «Ловца воров», не знал его адреса, у него было лишь заверение доктора Элиотсона в том, что для встречи будет достаточно оставить записку: «Гостиница Бык, Элиотсону», хотя, безусловно, этот респектабельный человек был несколько рассеян и наивен.

Отс понимал, что оказался в весьма опасном положении.

Когда дилижанс прибыл на улицу Саутгейт, гостиницу «Бык» разыскал, однако, Джек Мэггс. Он сразу же направился в город, не выпуская из рук свои пакеты. Тобиас, отличавшийся быстрой и энергичной походкой, был вынужден бежать, чтобы не отстать от него.

Полы расстегнутого непромокаемого пальто Мэггса, названного им «Великим Иосифом», развевались за его спиной, словно накидка, когда он, меряя широкими шагами мостовые Глостера, миновал ворота Мерсер и спустился на Бул-лейн, где они с Отсом наконец нашли маленькую, приличную на вид гостиницу с надписью на щите: «Развлечения для лошадей и людей».

Было еще очень рано, и бар был пуст, со столов не были сняты стулья, запах мыла смешивался с запахом трубочного табака и невымытых винных бутылок. Однако звуки разливаемой жидкости указали гостям, где искать хозяина, – он был за стойкой и, сидя на табурете, наполнял вином из бочонка стоявшие перед ним в линейку пустые бутылки.

Это был сухощавый человек среднего возраста с длинным недобрым лицом и небольшой прорезью рта в густой бороде. У него был взгляд человека, который продавал то, что сам любил, эти с красными прожилками глаза и чуть начавшаяся желтизна их белков немало удивили Мэггса.

– Черт побери! – вырвалось у хозяина гостиницы.

– Разве это не приятный сюрприз? – воскликнул Мэггс, как бы выражая радостное удивление.

– Я ничего тебе не должен, Джек.

– А я и не говорил тебе, что ты мне должен, Джордж Конклин.

Тот бросил на Тобиаса быстрый внимательный взгляд, а затем снова повернулся к Джеку Мэггсу.

– Я Герберт Холт, – ответил он и умолк, заколебавшись. – Мы уладили все по этому делу. Я больше ничего тебе не должен.

– Да, мы с тобой квиты, приятель, – ответил Мэггс и, повернувшись, стал разглядывать бар. Это было опрятное и на вид процветающее питейное заведение, украшенное разными бронзовыми безделушками и фирменными пивными кружками. В такие заведения, подумал Тобиас, часто заходят стряпчие и торговый люд, чтобы обсудить свои дела, здесь можно неожиданно увидеть судью, все еще в мантии и парике, зашедшего отдохнуть у огонька со стаканчиком кларета и кусочком сыра.

– Если мы квиты, то почему ты ищешь меня?

– Я не ищу тебя.

Хозяин бара отнесся к этому ответу с явным скептицизмом, и его внимание привлекли три пакета в руках Мэггса.

– Если ты снова станешь говорить о серебре, то я покончил с этим, вышел в отставку. Мне очень жаль, Джек. Не принимай это как личную обиду. Сейчас здесь я не продаю ничего другого, кроме того, что ты видишь.

– В таком случае мы оба джентльмены, Джордж.

– Герберт, – снова поправил его он.

Затем последовала долгая пауза, и за это время хозяин бара хорошо рассмотрел одежду гостя.

– Я бы на твоем месте не носил красного жилета, Джек, – наконец сказал он. – В твоем положении не стоит этого делать. Красный жилет сразу бросается в глаза. Это как в природе – все ядовитое метится красными метками.

– Бред собачий, Джордж.

– Герберт.

– Герберт, ты знаешь парня по имени Партридж? Губы на длинном лице Герберта плотно сомкнулись.

Воцарилось молчание.

– Ты знаешь его?

– Да. Вилф Партридж. Тот, кто нашел исчезнувшего герцога, Я знал его, когда он зарабатывал себе на жизнь, подрезая живые изгороди в Кенте.

– Говорят, что он может найти любого человека в Англии, стоит ему напрячь свои мозги.

61
{"b":"62","o":1}